Репортаж о событиях в Челябинской ИК-6 на Эхо Москвы

1
902

О событиях в Челябинской исправительной колонии в эфире радиостанции «Эхо Москвы», еженедельная программа «Грани недели» с Владимиром Кара-Мурзой. Прослушать сюжет в аудио-формате.

В.КАРА-МУРЗА: Здравствуйте. В эфире телеканала RTVi и радиостанции «Эхо Москвы» еженедельная программа «Грани недели». В студии Владимир Кара-Мурза. Смотрите обзор важнейших событий прошедших 7 дней и слушайте мнения экспертов и гостей нашей передачи. Итак, в сегодняшнем выпуске:
— События в Копейске показали всю глубину неблагополучия в российских колониях;
— Координационный совет оппозиции демонстрирует готовность преодолеть идеологические противоречия;
— Государственное телевидение осваивает роль инициатора все новых коррупционных скандалов;
— 81 год назад на глазах безмолвствовавшего народа был взорван храм Христа Спасителя;
— Премьер-министр Медведев считает излишним дальнейшее пребывание в заключении участниц «панк-молебна».

В.КАРА-МУРЗА: Актом отчаяния в борьбе с тюремным произволом стал массовый бунт заключенных в Челябинской области. Репортаж Светланы Губановой.

С.ГУБАНОВА: Противостояние заключенных с властями в исправительной колонии №6 города Копейска Челябинской области продолжалось несколько дней. При этом во ФСИН уверяли: ситуация под контролем. В правозащитные организации, тем временем, продолжали поступать заявления по фактам избиения обычных граждан сотрудниками ОМОН у ворот колонии. Заявлениям ФСИН в городе не верят. Ползут слухи, что из колонии в морги десятками вывозят трупы. Как всегда отличились прокуратура и местное ГУВД, призванные следить за порядком. Проведенная проверка показала: фактов избиения не выявлено. Слово Вячеславу Ботову, начальнику Управления организации охраны общественного порядка ГУВД России по Челябинской области:
— Прибыв на место, определили, что много гражданских лиц пытаются расшатать ситуацию. Были различные выкрики и так далее.

С.ГУБАНОВА: Версии происходящего в Копейске различаются. Как насчет бунта внутри колонии, который сами заключенные называют акцией протеста, так и по поводу происходящего у ворот, где ОМОН бросился разгонять собравшихся после команды «К бою». Это видео снято на мобильный телефон, в ночь с 24 на 25 ноября. Освещения хватает, чтобы понять: несется толпа. Люди убегают от ОМОНа, вооруженного дубинками:
— ОМОНовцы в масках и касках давай вытаскивать всех из машины. Ребенок в машине. Дубинками всех подряд долбить, не разбирая, кто там. Последствия: машина разбита, ребенок напуган.

С.ГУБАНОВА: Оксана Труфанова — журналист и координатор правозащитной организации «Русский вердикт» по Челябинской области на месте событий оказалась неслучайно: ей позвонили родственники заключенных. В тот день, 24 ноября, в субботу, в колонии №6 должен был состояться День открытых дверей:
— Я побежала, и мне сзади пришелся удар дубинкой по голове, я упала. Видите, у меня все колени, все ноги, все это в грязи. Я лежала в этой грязи, ко мне подбежал ОМОНовец с дубинкой. Я думала, он начнет меня дальше метелить. Он говорит: «Ты правозащитница? Лежи и молчи, пока еще не получила».

С.ГУБАНОВА: Оказывается, ситуация в этой колонии обострилась уже к лету. Зверствовать в буквальном смысле этого слова начали сотрудники колонии: требовать деньги в качестве платы за сидение. Так и говорили: «Хочешь хорошо сидеть, плати». Рассказывает Елена Скворцова — мать одного из заключенных, отбывающих наказание в колонии №6 города Копейска:
— Я каждому слову верю своего ребенка. Если он говорит: «Мама, били. Я всё перетерпел, и у меня все позади», значит, так оно и есть. И что нет уже сил терпеть у них, как сказать, нужды, то, конечно, они вот здесь на крышах и стоят. Если бы их не били и не издевались, если бы давали работать, самое главное, и платили за эту работу, они бы все вели себя и сидели бы до конца. И было бы все нормально.

С.ГУБАНОВА: Владимир Осечкин — руководитель правозащитной организации «ГУЛАГу нет» — вспоминает, что звонки и заявления заключенных начали поступать к ним на горячую линию в августе:
— К нам на горячую линию «ГУЛАГу нет» в августе обратились бывшие заключенные, которые отбывали наказание в ИК №6 по Челябинской области — та самая злополучная шестерка в городе Копейск. Они сообщили о том, что их там пытали, били.

С.ГУБАНОВА: Правозащитники не стали ждать трагической развязки. Насколько могли, быстро все систематизировали, дав юридическую оценку, и передали на официальное рассмотрение во ФСИН России, после чего якобы начались проверки. Однако пытки и вымогательства продолжались. Рассказывает Владимир Осечкин:
— Конечно, это привело к напряженности. Родственники видели, как заключенные взбираются на вышку, как они показывают простыни, на которых кровью написано, что действительно их пытают: «Люди, помогите». Конечно, родственники сильно нервничали и переживали, но, к сожалению, вместо того, чтобы с ними начала общаться администрация города, администрация учреждения, с ними начал работать ОМОН.

С.ГУБАНОВА: Михаил Федотов — глава правозащитного комитета при президенте РФ — лично озаботился ситуацией с избиениями и пытками в колонии №6 города Копейска. Просил информировать правозащитников, общественные организации, «ГУЛАГу нет» о происходящем каждый час. Было принято совместное решение выкладывать информацию в интернет, максимально оповещая общественность. Решение последних дней — необходимость в выездном заседании Совета. 3-4 декабря члены правозащитного Комитета при президенте России сами поедут в Челябинскую область вместе с экспертами по противодействию пыткам и насилию в тюрьмах. А это уже совсем свежие кадры, всколыхнувшие интернет: видео — прямое доказательство того, как заключенного избивают в другой колонии №10 Ростова-на-Дону. В пытках, по заявлению правозащитников, участвует начальник колонии и его 4 зама. Чтобы громко не кричал, заключенному после истязания засовывают в рот вязаную шапку. По информации на сегодняшний день, конвоиров-извергов арестовали почти сразу после появления шокирующего видео в сети. Светлана Губанова. Андрей Плескунов. RTVi. Челябинская область.

В.КАРА-МУРЗА: Наследие сталинского ГУЛАГа демонстрирует редкую живучесть современной России. Российская система исполнения наказаний в последнее время стала объектом повышенного общественного внимания. Ее многолетними обитателями являются фигуранты дела «ЮКОСа», ученые, репрессированные в ходе громких шпионских процессов. Теперь к ним добавились такие жертвы большой политики, как участницы «панк-молебна» и первые осужденные по «болотному делу». Тем оглушительнее был резонанс новостей, пришедших из копейской колонии. О несбывшихся надеждах общества на изменение положения в тюрьмах сожалеет владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков:
— Про безобразия в российских колониях более-менее хорошо известно. По крайней мере, последние 20 лет количество сериалов, фильмов, романов, статей на эту тему было неизмеримо больше, чем в советское время. И после того, как началась реформа МВД, ФСИН, ГУИН — этих систем исполнения наказаний, казалось, что руки дойдут и до этой сферы нашей жизни, которая может коснуться любого человека. По-моему, больше миллиона человек у нас находятся в местах заключения. И русская пословица «от тюрьмы и от сумы не зарекайся» не нами придумана. С этим мироощущением русский народ живет всю свою жизнь. И мы видим, что ничего, буквально ничего не делается. И сейчас мне кажется, что не делать дальше будет все сложнее и сложнее. Поменялись средства связи. У людей все-таки есть возможность доставить весточку до родственников, и люди все меньше и меньше ощущают себя зависимыми и покорными судьбе. Поэтому люди, совершившие преступление, им назначены срока, но когда по отношению к ним ведут себя по-скотски, мне кажется, будут бунтовать и находить поддержку в обществе. Потому что совершил преступление, несешь наказание, но никто тебе не сказал, что в пакет с наказанием тебе добавляется на многие годы ежедневное, ежечасное, ежеминутное унижение, оскорбление, побои и угроза жизни.

В.КАРА-МУРЗА: Откровенные пытки и издевательства над заключенными по-прежнему стыдливо именуются «превышением должностных полномочий». Не стали откровением вскрывшиеся факты для экономиста Сергея Алексашенко:
— События в Копейске не выбиваются из ряда таких же событий, если посмотреть года на 3 назад. Мы несколько таких аналогичных случаев встречали и, в общем, ничего принципиально нового мы не узнали.

В.КАРА-МУРЗА: К гуманизации российского правосудия призывает журналист Максим Шевченко:
— Хватит переполнять тюрьмы людьми. Ну хватит бросать в тюрьмы людей за непонятно какие преступления. Людей, которые не являются закоренелыми преступниками. Тюрьма — это способ изоляции закоренелых преступников. Наказывать людей можно и другим способом, поверьте, необязательно их замыкая в эту грязную, вонючую, омерзительную клоаку.

В.КАРА-МУРЗА: Построенная в России система исполнения наказаний немыслима без массовых избиений и издевательств. Пытки стали неотъемлемой частью тюремного быта, утверждает писатель Леонид Млечин:
— Вообще говоря, нигде в Уголовном кодексе не написано, что заключенных нужно мучить. Там написано «ограничивать их свободу, заставлять трудиться», а «мучить» нигде не написано. Но так повелось, что заключенных надо мучить. Это в плоть и кровь впиталось нашим тюремщикам. Это все сказывается. Они не отдают себе отчета в том, что люди, там отсидев, выйдут. И не надо их в колонии доводить до полного бешенства. Все-таки мы заинтересованы в том, чтобы, отсидев, человек возвращался по возможности к нормальной жизни. Для этого, собственно говоря, место заключения и существует. Не только изолировать, но постараться каким-то образом, если это возможно, вернуть человека к нормальной жизни. А там все только усугубляется. Все стандарты организации мест заключений известны. Не хотим мы им следовать. Почему-то нам кажется, что заключенных надо держать в дерьме.

В.КАРА-МУРЗА: Сегодня гость нашей студии Александр Осовцов — бывший депутат Государственной Думы, бывший директор программ Фонда «Открытая Россия». Добрый вечер, Александр Авраамович.

А.ОСОВЦОВ: Добрый вечер.

В.КАРА-МУРЗА: Как, по-вашему, продемонстрировал ли бунт в Копейске степень неблагополучия в российских местах исполнения наказаний?

А.ОСОВЦОВ: Я бы сказал, что бунт (а это именно это слово на этот раз) в Копейске продемонстрировал, что эта степень возрастает, с одной стороны, и что, по крайней мере, растет тоже количество людей в России, которые не готовы мириться с беспределом вообще и в местах лишения свободы в частности. А, может быть, и в особенности, потому что, судя по всему, поступают же и другие сведения из других мест о постоянных избиениях, пытках, бесчеловечном обращении с заключенными. Вот не готовы мириться со всем этим.
Ну, хорошо, достаточно вспомнить, как несколько лет назад некий заключенный, который потом говорил, что это было по наущению, под давлением, нанес травму лица Михаилу Ходорковскому. Очевидно, по-моему, для всех, что он давно уже (Михаил Борисович) заслужил то прозвище, которым его иногда награждают «Заключенный №1». И что к нему (к тому, чтобы с ним было все по закону и по инструкции) приковано особенное внимание, в том числе первых лиц российского государства. Его друга в рамках этого так называемого уголовного дела — Платона Лебедева — подвергали наказанию за, как шутили грустно и печально, плохо заправленную простыню, за какие-то пропавшие тапочки, что-то такое. А тут на него набрасывается, видимо, психически не вполне нормальный человек с острым предметом и наносит травму лица. Безусловно, это совершенно не в интересах тех, кто принимает окончательные политические решения. В России это все равно происходит. Потому что в тех местах, где я уже сказал, находится лично Ходорковский, заведомо понятно, что о любых мельчайших, отклоняющихся от нормы событиях (даже если не лично с ним, но там, где он), будут говорить во всем мире, все основные и неосновные СМИ. И поэтому там стараются изо всех сил, и все равно не получается, как я только что сказал. И не получается не только возле него, не получается даже лично с ним. А что тогда происходит в остальных местах? Когда многие (десятки, по-видимому, людей) зашивают себе рты, вскрывают себе вены. Ну вот теперь уже в Копейске произошло то, что произошло. Значит, ситуация выходит за пределы терпения даже у тех людей, в той стране, где, судя по многовековой литературе, привыкли к тому, что система, казалось бы, направленная на то, чтобы отучать тех, кто нарушал закон или якобы его нарушал от такого рода действий и приучать к соблюдению закона, совершенно не основана на законе. Это не только из ГУЛАГовской литературы известно, но и из гораздо более ранней. Еще от Достоевского как минимум. И, тем не менее, даже там то, что происходит, уже становится нетерпимым.

Источник: Сайт Эхо Москвы

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here