Краткая экспертная оценка инцидента в ИК-6

0
722

Ситуация в ИК-6 началась не 24 ноября и не в этом году, а много раньше: ещё до Жидкова В.С. в учреждениях Челябинского ГУФСИН (тогда – ГУИН) была создана система вымогательства денег от родственников заключённых. При Жидкове В.С. она приняла всеобщий характер, а при генерале Турбанове В.Н. – тотально-гиперболизированный. Кроме этого, при Жидкове В.С. заключённых стали часто и жестоко бить, как по поводу чего бы то ни было, так и без повода. При генерале Турбанове В.Н. на первый план причин избиений заключённых вышло их сопротивление системе вымогательства денег с них самих и, особенно, с их родственников. Сегодня ситуация такова, что в любой момент возможен бунт в любой из колоний. То, что акция протеста произошла в ИК-6, а не в другом учреждении, вызвано тем, что в ИК-6 – самое непрофессиональное и откровенно злобное по отношению к людям руководство, постоянно увеличивающее размер поборов с заключённых.

Вызывает удивление (и уважение) поведение осуждённых в ИК-6 во время устроенной ими акции гражданского неповиновения: несмотря на откровенно глупое и крайне непрофессиональное поведение руководства ГУФСИН (постоянное враньё родственникам, журналистам и членам общественной наблюдательной комиссии (ОНК), провоцирование осуждённых на беспорядки, нежелание выслушать их и т.д.), проводившие акцию осуждённые не позволили ввергнуть себя в привычную ситуацию с крушением имущества, поджогами и другими актами вандализма, такими привычными в подобных ситуациях. Исключительно благодаря их выдержке не пролилась кровь, и не было жертв. Очевидно, что уже сейчас, заочно, нужно поблагодарить их за это.

Итак, коррупция в системе Челябинского ГУФСИН (во всей системе – начиная от младшего инспектора до Управления и во всех учреждениях) – главная причина волнений 24-25 ноября.

Вторая причина – полное бездействие (я бы назвал его преступным) прокуратуры области и территориального Следственного Комитета. Скорее всего, причина этого бездействия – включение в коррупционную схему ГУФСИН прокуроров и следователей. (Про роль областного суда – разговор отдельный.) В течение уже многих лет прокуроры и следователи в упор не видят избитых и переломанных заключённых – их вполне удовлетворяют объяснения тюремщиков, что причина синяков и отбитых органов у «контингента» — падение со второго яруса коек, столкновение со столбом при ходьбе и прочая откровенная чушь. Жалобы от заключённых при своём посещении учреждений прокуроры не принимают: «Мы — не почтальоны». Сотрудники же учреждений очень бдительно следят, чтобы ни одна жалоба на условия содержания из колонии не ушла. Все жалобы, что вырываются на волю – это или нелегальный путь, или заявление члену ОНК при личной беседе. По этой причине столь большое количество членовредительств в учреждениях областного ГУФСИН.

Не замечают прокуроры и массового явления заключения в штрафной изолятор (ШИЗО) осуждённых на целые годы, хотя закон определяет максимум только 15 суток (!) подряд.

Прокуратура области – дестабилизирующий колонии и следственные изоляторы государственный институт.

Необходимо заметить, что посещение колоний инспекторами ОНК сопровождалось представителями ГУФСИН, видеозаписи жалоб осужденных и пыточных условий в ИК-6, впоследствии преданные гласности, осуществлялись в присутствии помощника нач. ГУФСИН по правам человека или его заместителя. Акты ОНК передавались руководству учреждений, в ГУФСИН и прокуратуру. И, тем е менее, никаких мер к пресечению нарушений преступлений предпринято не было.

Конкретно по ИК-6.

Основной и преступной ошибкой ГУФСИН был вызов ОМОНа к стенам колонии: никаких оснований, предпосылок к вызову ОМОНа не было. ГУФСИН предполагал, видимо, что ему без труда удастся спровоцировать осуждённых на ввод ОМОНа в зону, но на этот раз сильно просчитался.

Вторым – уже откровенным преступлением – был приказ избивать мирных людей, собравшихся возле колонии. По этому факту совершенно непременно должны быть возбуждены уголовные дела как против руководителя, отдавшего приказ избивать людей, так и против самих бойцов ОМОН, таким жестоким образом выполнивших заведомо незаконный приказ. В рамках этих дел необходимо расследовать информацию о травмах, полученных ОМОНовцами от, якобы, стоявших напротив них людей (все мы помним, как в 2008 году в ИК-1 сотрудники сами наносили друг другу травмы, чтобы затем выдать их за побои, полученные от будто бы взбунтовавшихся зэков).

И последнее: расследование инцидента должно проходить быстро и гласно. И, чтобы предупредить взрыв недовольства в иных учреждениях областного ГУФСИН, могущий принять роковой характер, расследование должно начаться с немедленного отстранения от должности начальника колонии Механова Д.С., его заместителя по безопасности и оперативной работе, начальника оперативного отдела и наиболее одиозных оперативников (их фамилии неоднократно упоминаются в жалобах заключенных). Кроме этого, надо так же незамедлительно отстранить от должности прокурора по надзору Яковлева А.П. и руководителя Следственного Комитета по Копейскому городскому округу.

Надо также дать возможность публично высказаться заключённым, участвовавшим в акции, особенно тем из них, которых возмущает постоянно пропагандирующаяся версия ГУФСИН о планировании акции извне, об участии неких «авторитетов», о требованиях «послабления режима» либо освобождения из ШИЗО «авторитета Гиви». (Факт содержания в ШИЗО колонии осуждённого Георгия Д. нам известен давно, как и его жалобы на притеснение со стороны начальника и сотрудников колонии. Однако, когда эти жалобы поступили от Д. членам ОНК и его адвокатам еще летом, никаких протестных мероприятий в колони не было).

Вообще надо прекратить постоянное вранье официальных лиц людям: акция в ИК-6 заснята десятками не ангажированных операторов, кадры выложены в Интернете и упорство тюремщиков выдать белое за чёрное и наоборот, ничего, кроме озлобления, у большинства людей не вызывает. Не способствует это и нормализации обстановки как в ИК-6, так и в других колониях области.

Необходимо немедленно принять самые серьезные меры к обеспечению безопасности заключенных, давших разоблачающие руководство колонии показания и, в первую очередь, — Даниила Абакумова, против которого возбуждено уголовное дело за заведомо ложный донос, находящегося в СИЗО-3, а также Евгения Терехина, чье состояние здоровья внушает серьезные опасения, и Алексея Первухина, находящихся в ШИЗО ИК-6.

Необходимо также дать правовую оценку откровенному саботированию Закона об общественном контроле со стороны должностных лиц ГУФСИН и прокуратуры области.

И не чинить препятствий ни общественникам, ни СМИ в знакомстве и освещении обстановки вокруг этого события.

Безусловно, есть ещё достаточно большой круг вопросов, требующих разрешения (а то и возбуждения уголовных дел), возникших в связи с произошедшим событием (поведение прокурора Войтовича А.П., грубое нарушение Закона об общественном контроле председателем ОНК области Тарасюком А.М., выбор заключённых для съёмки их беседы с Уполномоченным по правам человека по Челябинской области, дезинформирование Уполномоченного и прессы официальными лицами ГУФСИН и т.д.), говорить о них надо, но они не столь остры, как названные выше.

Николай Алексеевич Щур,
руководитель Уральского демократического фонда,
руководитель рабочей группы ОНК Челябинской области.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here