Хроника Московской Хельсинкской группы

0
1019
Информационный бюллетень <<Хроника Московской Хельсинкской группы>> No. 12 (126) за декабрь

Поздравляем!

Сергей Анатольевич Пашин. Юбилейное

18 декабря 2012 года исполняется 50 лет Сергею Анатольевичу Пашину – отцу российской судебной реформы. От всей души поздравляя его и желая ему здоровья и самого наилучшего на его многочисленных поприщах, я хочу немного рассказать о том, как он пытался сделать нашу страну цивилизованной. Порой история творит чудо: так случилось, что когда 20 лет назад в нашей стране всерьез решили заняться судебной реформой, а самым главным её элементом выбрали возвращение к знаменитым русским судам присяжных, то реформу поручили молодому блестящему юристу Сергею Пашину. Сергей Анатольевич проявил не только энтузиазм и таланты правоведа, но и огромное упорство и настойчивость. Всё это счастливо сочеталось с его искренним идеализмом. Россия видела реформы, которые проводили опытные бюрократы. Россия видела попытки преобразований, которые делали прекрасные, добрые честные люди… Но уникальное сочетание деловых и личных качеств дали потрясающий эффект. Пашин исколесил Россию, заражая судей своим энтузиазмом по поводу судов присяжных. В этом были и настоящий патриотизм, и нефальшивое возвращение к корням – дореволюционные русские суды присяжных пользовались заслуженной славой в мире и воспитали блестящую плеяду юристов. Пашин разделил судьбу реформаторов-идеалистов 90-х – когда система убедилась, что его нельзя приручить, она его выдавила. Сначала – из президентской администрации. Он стал судьёй Мосгорсуда – специально пригласили для продвижения в столице судов присяжных. Но в суде со своей высокой требовательностью и моральными принципами – он оказался белой вороной. И его ложно обвинили в нарушении судейской этики, а когда Верховный суд встал на его сторону, всё-таки вынудили уйти в отставку. Но за время государевой службы Пашину удалось почти невероятное – суды присяжных в России заработали. Заработали, и сразу же показали высокий класс правосудия: каждый пятый вердикт судов присяжных оправдательный. Это по сравнению, даже не процентами, а промиллями оправданий в обычных судах! Суд присяжных – народный суд – показал нормальный европейский уровень. Стало ясно, что возрожденная при Путине репрессивно-судебная машина тоталитарного типа и суды присяжных несовместимы. И система стала бороться с судами присяжных. Сперва стали осваивать методы давления и обмана присяжных. Показалось слишком сложным, и тогда резко сократили их компетентность, вывели из-под него почти все статьи Уголовного кодекса. Но я оптимист, и убеждён, что замечательный юрист и поэт Пашин очень скоро получит возможность восстанавливать в нашей стране правосудие, вновь станет мотором судебной реформы, вернет суды присяжных. Вот одно из понравившихся мне стихотворений Сергея Анатольевича. России Твоей березовой крови, Льду губ и камышовым векам Не нужно ни мужской любви, Ни состраданья, как калекам. Тебе, властительница душ В боярском меховом обличье, Милы бессмысленность кликуш, Юродивых косноязычье. А я ошибся, ты права, Как дверцею, предназначеньем И надорвусь, как бечева, Что не поладила с теченьем.

Лев Пономарев, Радио «Эхо Москвы»,

http://www.echo.msk.ru/blog/lev_ponomarev/971436-echo/

Правозащитники Марий Эл отмечают 13 лет

со дня образования организации

В середине ноября 2012 г.Региональная общественная организация «Человек и Закон» отмечает 13 лет со дня своего образования. Позади еще один год, за это время были положительные результаты в деятельности работы организации. Все достижения, источники финансирования, а также отчеты об объеме получаемых денежных средств опубликованы на нашем сайте: www.manandlaw.info. Основными направлениями деятельности организации остаются: защита прав ребенка, соблюдение прав человека в правоохранительных органах и пенитенциарной системе, защита прав гражданских активистов. Уже 13 лет правозащитная организация работает над тем, чтобы права человека в Марий Эл соблюдались, и бесплатно оказывает помощь жителям Республики. Наша задача – прекратить произвол власть имущих. Для этого используются разные методы работы: правовые действия, акции, общественные кампании, просвещение в области прав человека. В этом году успешно реализован и продолжается масштабный межрегиональный просветительский проект «Школа прав человека для органов власти», который охватил 12 регионов России. В семинарах по правам человека приняли участие свыше 600 сотрудников МВД, УФСИН, педагогов и представителей НКО. В общественную приемную организации за год обратилось свыше 250 йошкаролинцев, и более 50 жителей районов республики Марий Эл. Действует программа бесплатной помощи всем гражданам по защите любых общегражданских прав, если обратившийся сам готов при поддержке профессиональных юристов осуществлять свою защиту. Текущий год для сотрудников организации был ознаменован тем, что работа организации была отмечена включением председателя РОО «Человек и Закон» Республики Марий Эл Ирины Протасовой в состав Общественного совета при Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, а сопредседатель РОО «Человек и Закон» Сергей Подузов был привлечен в качестве консультанта по стратегическим тяжбам Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека для Центральной Азии. Сотрудница РОО «Человек и Закон» Любовь Сергеева приняла участие в работе 19-ой сессии Совета ООН по правам человека в Женеве. Кроме того, в течение этого года на базе РОО «Человек и Закон» прошли месячную стажировку два адвоката из Республики Кыргызтан. Продолжается активное сотрудничество с Управлением федеральной службы исполнения наказаний России по Республике Марий Эл. Правозащитники ведут работу «Литературного клуба» в исправительных учреждениях Республики в рамках деятельности Общественного совета, по инициативе руководства ведомства приглашаются для проведения просветительских лекций и семинаров для личного состава, оказывают юридические консультации осужденным всех исправительных учреждений Республики согласно утвержденному графику. РОО «Человек и Закон» регулярно взаимодействует с другими общественными организациями города, оказывает поддержку (информационную, просветительскую и правовую) гражданским активистам. В частности, в августе состоялся семинар «Международные механизмы защиты прав человека», в котором приняли участие как представители общественных организаций, волонтеры, так и простые граждане нашей республики, которые имели личный опыт защиты общественных интересов. В юридической практике работы сотрудников организации также были положительные результаты. Бывший мэр города Волжск Николай Свистунов вышел на свободу из мест лишения свободы, уголовное преследование в его отношении было прекращено. Девушка-сирота Ксения Токарева в судебном порядке обязала Администрацию предоставить ей положенную по закону квартиру. Инвалид, у которого полностью отсутствуют кисти рук, по итогам трехлетних тяжб признал-таки незаконными действия районной администрации и по решению суда получил в собственность земельный участок, прилегающий к его дому. Незаконно уволенная Екатерина Лузина с помощью юристов РОО «Человек и Закон» добилась получения выплат за вынужденный прогул и компенсацию морального вреда. За такими маленькими победами стоят судьбы реальных людей, с проблемами которых ежедневно сталкиваются правозащитники. Сотрудники организации продолжат работать и в следующем году на территории Республики Марий Эл: будут бесплатно оказывать правовую помощь жертвам нарушений прав человека, требовать от должностных лиц государства, унижающих человеческое достоинство, – ответственности, а от государственной казны – компенсации причиненного ущерба.

Наталья Ускова, общественная организация «Человек и закон», Йошкар-Ола

Памятные даты

10 декабря – Международный день прав человека

Эта дата была выбрана в честь принятия и провозглашения Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года Всеобщей декларации прав человека. Декларация стала первым мировым документом, сформулировавшим положения о правах человека. В истории человечества было разное отношение к правам и свободам. Когда-то, даже право на жизнь отрицалось, а за свои убеждения можно было легко оказаться в заточении или погибнуть. К счастью, за столетия человечество отвоевало многие свободы. Наша страна принимала активное участие в разработке международных стандартов соблюдения прав человека, современная Россия признала права человека, провозглашенные Генеральной Ассамблеей ООН, и закрепила в своей Конституции, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. В числе гуманитарных ценностей, гарантированных гражданам России, право на жизнь и безопасность, политическое и идеологическое многообразие, социальное обеспечение и другое. Главный конституционный смысл современной жизни в том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, в этом смысл государственной политики и общественных интересов.

Татьяна Марголина, Уполномоченный по правам человека в Пермском крае

Победители Премии МХГ в области

защиты прав человека за 2012 год

6 ноября 2012 года на общем собрании членов Московской Хельсинкской группы (МХГ) были определены победители Премии Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека за 2012 год. Члены МХГ на общем собрании рассмотрели все заявки, поданные на соискание премии МХГ в 2012 году – 31 кандидатуру по 10 номинациям. В результате открытого обсуждения вклада каждого из кандидатов в продвижение прав человека в России в 2012 году большинством голосов присутствующих на собрании членов МХГ победителями Премии МХГ в области защиты прав человека в 2012 году признаны: 1. В номинации «За мужество, проявленное в защите прав человека» Мохнаткин Сергей Евгеньевич (Тверская область); 2. В номинации «За исторический вклад в защиту прав человека и в правозащитное движение» Орлов Олег Петрович (г. Москва); 3. В номинации «За защиту прав человека средствами культуры и искусства» Синельников Владимир Львович (г. Москва); 4. В номинации «За журналистскую деятельность по продвижению ценностей прав человека» Горелик Кристина Александровна (г. Москва); 5. В номинации «За вклад в правозащитное образование» Зименкова Ольга Николаевна (г. Москва); 6. В номинации «За отстаивание прав человека в суде» Мезак Эрнест Александрович (Республика Коми, г. Сыктывкар); 7. В номинации «За успехи в развитии и управлении правозащитными организациями» Гарливанова Любовь Игнатовна (Астраханская область, г. Астрахань); 8. В номинации «За деятельность в защите социальных прав и интересов местных сообществ» Фельдштейн Эмма Захаровна (Нижегородская область, г. Дзержинск); 9. В номинации «За экспертную и научную деятельность в области прав человека» Коваль Бэла Хасановна (г. Москва); 10. В номинации «За развитие традиций защиты прав человека среди молодежи» Блохин Юрий Иванович (Ростовская область, г. Ростов-на-Дону). Искренне поздравляем победителей и желаем им дальнейших успехов в продвижении прав человека в России и развитии институтов гражданского общества! Торжественное вручение Премии МХГ в области защиты прав человека за 2012 год и чествование лауреатов состоялось 10 декабря, в Международный день прав человека, в Москве в Центральном доме архитектора. После церемонии награждения прошел благотворительный концерт Юрия Шевчука и группы ДДТ. Собранные средства будут использованы для продолжения деятельности Московской Хельсинкской группы по защите прав и свобод человека. Московская Хельсинкская группа благодарит всех, кто оказал ей поддержку.

Резюме победителей Премии Московской Хельсинкской за 2012 год

Номинация «За мужество, проявленное в защите прав человека»

Мохнаткин Сергей Евгеньевич Сергей Мохнаткин – бывший политзаключенный. Был задержан на Триумфальной площади в Москве 31 декабря 2009 года во время акции «Стратегии-31». Позже по сфальсифицированному делу был обвинен в применении насилия в отношении сотрудника милиции, арестован и 9 июня 2010 года осужден к 2,5 годам лишения свободы. В колонии активно отстаивал права заключенных, за что неоднократно подвергался различным взысканиям. Помилован президентом Д.А. Медведевым – первый случай в истории современной России, когда президент воспользовался своим конституционным правом и помиловал осужденного, не признавшего своей вины. После освобождения активно включился в правозащитную деятельность. Сергей Евгеньевич собирается открыть в Тверской области отделение Движения «За права человека». Хочет бороться за права зэков.

Номинация «За исторический вклад в защиту прав человека и в правозащитное движение»

Орлов Олег Петрович Олег Орлов – правозащитник, член совета Правозащитного центра «Мемориал». Еще в 1979 году начал расклеивать листовки против войны в Афганистане, в поддержку польской «Солидарности». Стоял у истоков создания общества «Мемориал». Один из основателей Правозащитного центра «Мемориал», долгие годы был председателем совета ПЦ «Мемориал». Возглавляет программу Центра «Горячие точки». Соавтор многих докладов ПЦ «Мемориал». Будучи ведущим специалистом Комитета по правам человека Верховного Совета РФ, принимал участие в работе над законами о гуманизации пенитенциарной системы, реабилитации жертв политических репрессий. В 2004 году Орлов стал членом Совета при Президенте РФ по правам человека под председательством Эллы Памфиловой. Но в 2006 году вышел из него в знак протеста против комментария российского президента Владимира Путина убийства журналиста Анны Политковской. В 2007 году в Ингушетии, президентом которой был Мурат Зязиков, участились случаи похищений и убийств мирного населения. Подготовленный «Мемориалом» отчет «Ингушетия: 2007 год. Куда дальше?» определял ситуацию в этой северокавказской республике как близкую к катастрофе. 23 ноября 2007 года Орлов вместе со съемочной группой телекомпании Рен ТВ, приехавшие в командировку, были похищены из гостиницы в Назрани. На следующее утро их обнаружили избитыми около станицы Нестеровская. 15 июля 2009 года в Грозном была убита сотрудница ПЦ «Мемориал» Наталья Эстемирова. Орлов обвинил в этом убийстве президента Чечни Рамзана Кадырова: по его словам, Кадыров считал Эстемирову личным врагом и угрожал ей. Чеченский лидер эти обвинения отверг и даже лично звонил Орлову, чтобы убедить того отказаться от своих слов, но затем подал в суд на правозащитника, обвинив в оскорблении чести и достоинства, а также обратившись в ГУВД Москвы с просьбой возбудить уголовное дело против Орлова по факту клеветы. На это Олег Орлов заметил, что против «Мемориала» и раньше выдвигались обвинения в клевете, однако эти дела закрывались, поскольку следствие не могло доказать, что заявления Правозащитного центра были неправдой. Уголовное дело против Орлова по обвинению в клевете было возбуждено. Правозащитнику было предъявлено обвинение в клевете на Кадырова. 9 июня 2011 года прокуратура попросила приговорить Орлова к штрафу в 150 тысяч рублей, в то время как адвокат Кадырова настаивал на том, чтобы правозащитник был приговорен к 3 годам колонии общего режима. 14 июня 2011 года суд оправдал Олега Орлова, не увидев в его действиях состава преступления. Олег Орлов и ПЦ «Мемориал» продолжают заниматься проблемами соблюдения прав человека на Северном Кавказе, много внимания уделяют насильственным исчезновениям людей, жертвам среди мирного населения, фабрикации уголовных дел, реабилитации жертв вооруженного конфликта в регионе.

Номинация «За защиту прав человека средствами культуры и искусства»

Синельников Владимир Львович Владимир Синельников – известный кинодраматург, учредитель и художественный руководитель телевизионной студии «Клото», которая специализируется на создании документальных фильмов и телесериалов на общественно-политические темы. Создатель одной из первых российских независимых эфирных телекомпаний «Канал-31». Один из наиболее известных проектов канала – передача «Наш Гайд-парк», в которой российские и зарубежные политики и общественные деятели обсуждали важнейшие проблемы демократизации жизни нашей страны, особенно проблемы защиты прав человека. Кинодраматург, автор сценариев около 100 фильмов, удостоенных 20 премий национальных и международных кинофестивалей, среди которых призы фестивалей в Берлине, Нью-Йорке, Нионе (Швейцария) и др. Это фильмы «Колокол Чернобыля» (1986 г.), дилогия «Эх, Россия, ты, Россия…» («Народ и власть», «Художник и власть»); «Последний миф» (18-серийный телецикл, номинант премии «ТЭФИ»). В творчестве Владимира Синельникова главное место всегда занимала тема прав человека. «Академик Сахаров – человек на все времена» (1990 г.) – фактически первый фильм, рассказывающий о жизни и деятельности великого ученого и правозащитника. Большинство киноматериалов фильма были сняты Синельниковым задолго до того момента, когда советским СМИ было разрешено в полной мере освещать политические и правозащитные взгляды А.Д. Сахарова и других оппонентов власти. «Воспоминания о настоящем» (2001 г.) – так называется трехсерийный фильм, посвященный истории и сегодняшнему дню диссидентского и правозащитного движения в Советском Союзе и в России. Среди героев фильма: Лариса Богораз (последнее интервью перед смертью) и Анатолий Марченко, Владимир Буковский и Александр Есенин-Вольпин, Кирилл Подрабинек и Василий Аксенов, Сергей Ковалев и Василий Мельниченко, Анатолий Приставкин, Алексей Симонов и многие другие. В фильме использованы уникальные видеоматериалы о жизни и деятельности А. Сахарова, М. Горбачева, Б. Ельцина. Трилогия стала первым «полочным» фильмом постсоветской эпохи. Фильм прошел по телеканалам мира, но до сегодняшнего дня не был показан в России. В фильмах документального цикла «Третья Мировая началась» Владимир Синельников не только исследует истоки международного терроризма, причины его возникновения, но и поднимает вопрос об ответственности власти за жизни людей, которые погибают во время терактов или плохо подготовленных операций по спасению заложников. В 2012 году Владимир Синельников создал полнометражный документально-публицистический фильм «Островитяне» о ежегодном международном гражданском форуме «Пилорама», который проходит в бывшем лагере ГУЛАГа, а ныне единственном в России Музее истории политических репрессий «Пермь-36». «Пилорама» – это ежегодный «традиционный сбор» правозащитников и просто свободных людей. Кто-то назвал этот форум «вольным островом », а его участников и гостей – «островитянами». В настоящее время Владимир Синельников работает над созданием нового полномасштабного фильма под рабочим названием «Воспоминания о настоящем-2». Основная задача этого проекта – проанализировать современную ситуацию с правами человека в России, понять, как и при каких обстоятельствах наше общество может достичь реальной демократии, свободы слова, уважения к правам человека и гражданина. В экранных размышлениях на эту тему принимают участие Людмила Алексеева, Сергей Ковалев, Алексей Симонов, Гарри Каспаров и другие правозащитники разных поколений, анализирующие роль и место общественных движений в сегодняшней России.

Номинация «За журналистскую деятельность по продвижению ценностей прав человека»

Горелик Кристина Александровна Кристина Горелик – известный журналист. Работала на «Авторском телевидении». Публиковалась в газетах «Коммерсантъ», «Иностранец», «Голос» и др., в журналах о современном искусстве. Автор циклов радиопередач о ГУЛАГе, диссидентах в СССР, советском неофициальном искусстве и самиздате. Автор совместных проектов с Анной Политковской. Сотрудничала с «Радио Свобода» с 1999 года. Вела правозащитные передачи «Человек имеет право» (с 2002), «Дорога свободы» (с 2004), автор и ведущая программы «Третий сектор» (с 2010). Автор раздела «Общество» на сайте радиостанции, видеосюжетов на социальные и правозащитные темы. Вела онлайн-трансляции с акций протеста в декабре 2011 года.

Номинация «За вклад в правозащитное образование»

Зименкова Ольга Николаевна Ольга Зименкова – профессор гражданского права МГИМО. Эксперт Независимого экспертно-правового совета по вопросам гражданского права РФ, международного частного права, правового положения иностранцев. Основатель и президент Центра защиты прав человека имени Э.М. Аметистова (теория и практика). Основная задача Центра – способствовать формированию в России правового государства и гражданского общества путем распространения специальных юридических знаний и опыта в области защиты прав человека на международном и национальном уровнях. Центр защиты прав человека проводит обучение по программам международной и конституционной защиты прав человека. Основная аудитория – студенты, аспиранты и недавние выпускники юридических вузов, студенты-журналисты, политологи, социологи, а также сотрудники правозащитных организаций. Лекции читают ведущие российские и зарубежные специалисты: преподаватели вузов и практикующие юристы – судьи Конституционного суда России и судов общей юрисдикции.

Номинация «За отстаивание прав человека в суде»

Мезак Эрнест Александрович Эрнест Мезак – правозащитник, член правления Коми правозащитной комиссии «Мемориал». Успешно участвует в стратегических тяжбах по острым вопросам отношений человека и власти. Особо хочется отметить четыре самых крупных достижения Эрнеста Мезака только за последние два года: городской суд Сыктывкара начал прямо ссылаться на решения Европейского суда по правам человека и признавать факты нарушений Европейской конвенции; ФСИН России изменил подход к перевозке заключенных; полностью изменена работа и кардинально улучшены условия содержания заключенных в спецприемнике УМВД РФ по г. Сыктывкару; начались изменения в подходах ФСИН России по Республике Коми к ВИЧ-инфицированным заключенным.

Номинация «За успехи в развитии и управлении правозащитными организациями»

Гарливанова Любовь Игнатовна Любовь Гарливанова – правозащитник, руководитель Астраханской региональной общественной организации «Комитет солдатских матерей». Более 20-ти лет занимается общественной деятельностью и проявила себя как талантливый руководитель. Любовь Игнатовна всегда готова делиться своим опытом защиты прав человека и успешного руководства правозащитной организацией с другими общественными объединениями. Под ее руководством астраханский Комитет солдатских матерей стал одной из наиболее авторитетных НКО на юге России. Мужество, убежденность в своей правоте, острое чувство справедливости, желание помогать людям, дают ей силы долгие годы заниматься правозащитной работой и противостоять неизбежно возникающему сопротивлению со стороны чиновников.

Номинация «За деятельность в защите социальных прав и интересов местных сообществ»

Фельдштейн Эмма Захаровна Эмма Захаровна Фельдштейн – директор Дзержинского правозащитного центра Нижегородской области, председатель клуба избирателей «Демократическая инициатива». Входит в рейтинг 50-ти наиболее влиятельных людей города. Авторитет Эммы Захаровны складывается из огромного опыта, накопленного за долгие годы правозащитной деятельности, и основывается на благодарности людей, которым ей удалось помочь. Дзержинский правозащитный центр постоянно ведет прием граждан. Люди обращаются по вопросам призыва в армию, на альтернативную гражданскую службу, жалуются на нарушение трудовых и пенсионных прав, прав опекаемых детей и взрослых. В последние годы больше всего обращений связано с нарушениями в сфере ЖКХ. Юристы и сотрудники центра стараются помочь каждому обратившемуся за помощью отстоять свои права.

Номинация «За экспертную и научную деятельность в области прав человека»

Коваль Бэла Хасановна Бэла Хасановна Коваль – близкий друг Андрея Дмитриевича Сахарова и Елены Георгиевны Боннэр. Помогала и поддерживала их в самые трудные годы ссылки. Несколько раз «партизански» посещала Андрея Дмитриевича и Елену Георгиевну в Горьком. С 1994 года Бэла Хасановна – заведующая Архивом Сахарова в Москве. Архив Сахарова, расположенный в доме, где жил Андрей Дмитриевич – это уникальное собрание документов, публикаций, книг, фото-, видео- и аудиоматериалов из личных архивов и библиотек Андрея Сахарова и Елены Боннэр. Архив работает и как музей с бесплатными экскурсиями. Имя Андрея Сахарова является символом правозащитного движения, невозможно понять, что такое правозащита, если ничего не знать о Сахарове. Бэла Коваль и коллектив Архива, а это дружная слаженная команда, выполняют огромную работу по систематизации, изучению и по возможности популяризации наследия Сахарова: сайт, издания, постоянная экспозиция, экскурсии… Архив является, так сказать, «главным экспертом» по Сахарову Сахаровского центра, что призвано обеспечить научную точность, достоверность материалов Центра, посвященных Сахарову. Именно это – научную точность и достоверность – очень ценил Андрей Дмитриевич Сахаров.

Номинация «За развитие традиций защиты прав человека среди молодежи»

Блохин Юрий Иванович Юрий Блохин – первый заместитель председателя общественной наблюдательной комиссии Ростовской области, кандидат юридических наук, доцент, педагогический стаж 16 лет. Осуществляет научное руководство работ студентов по правозащитной тематике. В 2012 году под научным руководством Юрия Ивановича защищены 3 дипломные работы на тему «Общественный контроль в системе гарантий законности в деятельности УИС». Научная работа студентки Российской таможенной академии «Проблемы осуществления общественного контроля» отмечена дипломом на межвузовской научно-практической конференции. Преподавая уголовное и уголовно-исполнительное право, он последовательно и системно формирует у будущих правоприменителей уважение к основным правам человека. Ежегодно курсы лекций, читаемых Ю. Блохиным, прослушивают около 500 студентов. Студенты и выпускники вовлекаются в волонтерские мероприятия, оказывают содействие в работе общественной наблюдательной комиссии Ростовской области, которая стала базой практики для студентов Ростовского социально-экономического института. Юрий Иванович неоднократно организовывал и вовлекал студентов и выпускников юридических вузов в мероприятия, направленные на формирование социально активной позиции. Он создал и координирует в социальных сетях группу (более 1200 участников), в которой обсуждаются проблемы обеспечения прав человека. Юрий Иванович неоднократно участвовал в качестве эксперта в образовательных семинарах по защите прав граждан в местах принудительного содержания, проводимых для молодых членов общественных наблюдательных комиссий.

Московская Хельсинкская группа

XVIII Международный фестиваль фильмов о правах человека «Сталкер»

10 декабря 2012 года, в день принятия ООН Всеобщей Декларации прав человека, в Доме кино в Москве традиционно открылся XVIII Международный фестиваль фильмов о правах человека «Сталкер», который проводится с 1995 года. Главная цель кинофестиваля – формирование правового сознания общества средствами кинематографа и поощрение кинематографистов, создающих фильмы о правах человека. Кинофестиваль проводится Гильдией кинорежиссеров России при поддержке Министерства культуры РФ, Европейского Союза, Представительства ООН в РФ, Посольства Королевства Нидерландов в РФ, Посольства Канады в РФ, Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров. Президент кинофестиваля «Сталкер» – Президент Гильдии кинорежиссеров России, Народный артист СССР Марлен Хуциев. Стало доброй традицией на открытии кинофестиваля вручать Специальный приз «Сталкер» за права человека героям документальных лент, жизнь которых посвящена защите прав человека и отражена в фильмах. В этом году Призом «Сталкер» за права человека» были награждены: герой документального фильма «Мой друг Сергей» Сергей Цапурин. Сергей болен ДЦП, но, несмотря на болезнь, он сумел сделать впечатляющую карьеру юриста – специалиста по банкротствам крупных организаций. Елена Насибулова – героиня документального фильма «Слепая любовь». Елена Насибулова воспитывает незрячую дочь Настю. Только родительская любовь способна разрушить стену, которая разделяет мир незрячих и мир обычных людей. Эта любовь позволяет преодолевать многие трудности, которые природа поставила перед незрячими людьми. Наталья Егорова – героиня документального фильма «Быль-небыль». Наталья, ее сын и приемные дети живут в глухой деревне. Муж Натальи умер, ей непросто управляться с хозяйством. Но она не унывает. Теперь у нее в семье уже пять детей. В программах кинофестиваля было представлено 84 фильма. В конкурсной программе показано 49 фильмов, в том числе: 12 полнометражных, 3 короткометражных игровых и 34 документальных фильмов. В информационную программу вошли 30 фильмов, и 5 – в Международную панораму. В Международной панораме фильмов представлены игровые и документальные фильмы Канады, Италии, Израиля, Нидерландов, США. В состав Отборочной комиссии вошли: киновед Светлана Хохрякова (председатель), Александр Колбовский, Вера Соболева, Ирина Юрна. Жюри кинофестиваля «Сталкер»: кинорежиссеры Вадим Абдрашитов, Валерий Ахадов, Алексей Мурадов, Андрей Осипов, Алексей Симонов, продюсер Раиса Фомина. На кинофестивале работало Жюри правозащитных организаций: от Общества «Мемориал» Татьяна Бахмина, от Центра общественной информации Елена Гришина, от Экспертного совета общественных организаций при Уполномоченном по правам человека в РФ Ирина Еремина. Фестивальные просмотры фильмов в этом году проходили не только в Большом, Белом и Малом залах Дома кино Союза кинематографистов России, в Кинозале «Домжур» и Малом зале Центрального дома журналиста, но и в зале Международного историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества «Мемориал». Каждый день фестиваля проводился совместно с нашими партнёрами. 10 декабря – День Европейского Союза. 11 декабря – День Представительства ООН в РФ. 12 декабря – День Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров. 13 декабря – День Посольства Канады в РФ. 14 декабря – День Посольства Королевства Нидерландов в РФ. Гильдия кинорежиссеров России выражает благодарность всем владельцам фильмов и кинопрокатным компаниям, предоставившим картины для показа на кинофестивале. Ведущая церемоний открытия и закрытия кинофестиваля – героиня фильма-призёра кинофестиваля «Сталкер» «Овсянки», актриса Юлия Ауг. В фойе Большого зала Дома кино состоялась выставка «Дети строгого режима». Съемка для фотопроекта велась в женской колонии ИК-2 в поселке Явас в Доме ребенка. Автор проекта Марина Круглякова работает над созданием независимого фотодокументального проекта «Зона» – о матерях, которые рожали детей в местах заключения и их детях, об осужденных, которым смертную казнь заменили пожизненным заключением, а также о сотрудниках тюрем и колоний.

Официальные итоги кинофестиваля

Жюри игрового кино в составе: Валерий Ахадов, Алексей Мурадов, Андрей Осипов присудило следующие награды: Приз «Дебют-«Сталкер» – режиссеру Наталье Назаровой за фильм «Дочь». Приз «Сталкер» за лучший игровой фильм – фильму «Я буду рядом», режиссер Павел Руминов. Специальный приз «Сталкер» за лучшую женскую роль – Марии Шалаевой за фильм «Я буду рядом». Специальный приз жюри – режиссеру Александру Прошкину за фильм «Искупление» – за верность теме прав человека. Дипломы жюри: Маше Смольниковой за роль в фильме «Дочь». Даше Мельниковой за роль в фильме «Стальная бабочка». Жюри неигрового кино в составе: Вадим Абдрашитов, Алексей Симонов, Раиса Фомина присудило следующие награды: Приз имени Георгия Жженова – Мастерской Марины Разбежкиной за замечательный фильм «Зима, уходи!», сделанный ее учениками. Приз имени Сергея Говорухина – фильму «Пограничный эффект», режиссеры Кирилл Седухин, Георгий Молодцов, Ольга Стефанова. Приз «Сталкер» за дебют в документальном кино – фильму «Звучи», режиссер Евгения Шамова. Главный приз «Сталкер» за лучший документальный фильм – фильму «Город М», режиссер Игорь Морозов Дипломы жюри документальным фильмам: Студии «Позитив-фильм» под руководством Аллы Суриковой за регулярное участие в фестивале «Сталкер» и отличную картину, представленную на фестивале «Куда Макар телят…». Фильму «Спасительное милосердие», режиссер Усман Сапаров. Жюри правозащитных организаций в составе: Елена Гришина, Татьяна Бахмина, Ирина Ерёмина присудило следующие награды: Приз имени Анатолия Приставкина – фильму Игоря Морозова «Город М» за отображение истории страны через историю города. Приз имени Феликса Светова – фильму Евгения Цымбала «Юргис Балтрушайтис: последний рыцарь «серебряного века» за раскрытие исторической правды и воссоздание эпохи через судьбу одного из её истинных героев.

Специальные призы XVIII Международного фестиваля фильмов

о правах человека «Сталкер»

Специальный приз Управления Верховного комиссара ООН по правам человека – документальному фильму «Антон тут рядом», режиссер Любовь Аркус. Специальный приз Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев – игровому фильму «Пустой дом», режиссер Нурбек Эген. Специальный приз Европейского союза – игровому фильму «Стальная бабочка», режиссер Ренат Давлетьяров. Специальный приз посольства Канады в России – документальному фильму «Анатомия любви», режиссер Наталья Кадырова. Специальный приз посольства Королевства Нидерландов в России – документальному фильму «Кино кончилось», режиссер Ирина Васильева. Специальный диплом Посольства Королевства Нидерландов в России – документальному фильму «Яна «Богатырь»», режиссер Елена Серегина. Приз Гильдии кинорежиссеров России – документальному фильму «Асенька», режиссер Наталия Полякова и программе фильмов Института современного искусства. Специальный диплом Гильдии кинорежиссеров России – документальному фильму «Счастливчики 60-х», режиссер Галина Долматовская. Приз Союза журналистов России – документальному фильму «Африка. Кровь и красота», режиссер Сергей Ястржембский. Приз Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов России – документальному фильму «Война на территории кино», режиссер Игорь Григорьев. Приз «Новой газеты» «За непотерянное время» – документальному фильму «Антон тут рядом», режиссер Любовь Аркус.

Пресс-служба кинофестиваля «Сталкер», Москва

Премия имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок» вручается в 12-й раз

География конкурса – вся Россия: от Якутска до Махачкалы, от Южно-Сахалинска до Курска. Победителями конкурса и членами жюри в разные годы были люди, составляющие гордость российской журналистики – Эльвира Горюхина, Анна Политковская, Галина Ковальская, Отто Лацис, Дмитрий Фурман… Лауреатом премии имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок» в 2012 году стал Виктор Шостко (Ростовская область), газета «Крестьянин». Номинанты: Роман Анин (Москва), «Новая газета»; Ольга Боброва (Москва), «Новая газета»; Нигина Бероева (Москва), «Комсомольская правда»; Елена Власенко (Москва), сайт Радио «Свобода». Финалисты: Виктор Булавинцев (Владивосток), газета «Дальневосточные ведомости»; Игорь Аверкиев (Пермь), сайт Пермской гражданской палаты; Роман Хахалин (Самара), Интернет-издание «Парк Гагарина»; Лев Рубинштейн (Москва), Интернет-издание «Грани.Ру»; Наталья Фонина (Владивосток), газета «Арсеньевские вести»; Полина Жеребцова (Хельсинки), Интернет-издание «Слово без границ»; Игорь Корольков (Москва), газета «Совершенно секретно»; Хаджимурат Камалов (Махачкала), газета «Черновик». Специальный диплом жюри «За жизнь, отданную журналистике» посмертно награжден финалист конкурса 2012 года Хаджимурат Камалов (посмертно). Дипломами награждены также редакции, опубликовавшие работы номинантов и лауреата.

Фонд защиты гласности, Москва

Чувашские правозащитники подводят итоги своей работы

Ежегодно в День прав человека – 10 декабря – сотрудники Чувашской правозащитной организации «Щит и меч» подводят итоги проделанной за год работы. В 2012 году с помощью юристов организации в пользу потерпевших отсужено 280 тысяч рублей. Так, по одному из дел организации новочебоксарцу Павлу Яковлеву за три года незаконного лишения свободы было присуждено в качестве компенсации морального вреда 50 тысяч рублей. А другому жителю Чувашии Василию Якимову удалось отсудить 100 тысяч рублей за 273 дня пребывания за решеткой во время следствия, закончившегося оправдательным приговором. По инициативе правозащитников в различных СМИ вышло более 800 материалов, освещающих тему прав человека и предлагающих механизмы защиты от преступных посягательств должностных лиц государства. Руководитель организации Алексей Глухов провел 10 правозащитных лекций для сотрудников полиции, а также несколько встреч с гражданскими активистами и студентами, где рассказывал собравшимся о их правах и свободах. В начале года при юридической поддержке правозащитников уроженцу Чувашии Кириллу Данилову, проходившему срочную службу в Нижегородской области, удалось добиться обвинительного приговора для своего обидчика, солдата-контрактника Антона Рехлова, осужденного за превышение должностных полномочий с применением насилия. А в настоящее время в суде рассматриваются два уголовных дела, по фактам самоубийств административно задержанных в чебоксарских отделах полиции (в одном из этих процессов правозащитники участвуют в качестве представителей потерпевшей стороны). Сразу же после этих суицидов, случившихся с разницей практически в неделю, Чувашская правозащитная организация «Щит и меч» направила обращение на имя главы МВД РФ, на что получила ответ о привлечении к дисциплинарной ответственности 8 сотрудников полиции, в том числе 4 руководителей.

Лучшие решения суда

Впервые в своем ежегодном отчете правозащитники хотели бы отметить качественную работу нескольких чувашских судей, чьи решения оказали положительное влияние на судебную практику. – Первым делом нужно осветить решения судей по «митинговым» делам гражданских активистов. Так, 31 июля Ленинский районный суд Чебоксар признал незаконным отказ местной администрации в проведении митинга «Стратегия-31». В последующем суды республики следовали примеру судьи Евгения Егорова и оставались на стороне организаторов протестных мероприятий при обжаловании надуманных отказов чебоксарских чиновников. Благодаря грамотной работе служителей Фемиды гражданские активисты остались чисты перед законом, несмотря на несколько попыток правоохранителей привлечь их к ответственности в качестве организаторов митингов и пикетов. – 18 июня судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашии под председательством Николая Лысенина приняла решение, согласно которому владельцы интернет-форума не должны нести наказание за содержание комментариев читателей. В федеральном плане чувашские судьи оказались в авангарде, встав на защиту свободы интернета. – 8 ноября Ленинский райсуд Чебоксар отказал в полном объеме УФСИН РФ по Чувашии, сотруднику ведомства, а также и.о. начальника исправительной колонии № 6 в удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации. Судья Юрий Сорокин своим решением подтвердил незыблемость свободы слова и журналистики в освещении общественно значимых событий. Между тем, такие примеры единичны, и чувашские судьи продолжают вызывать нарекания у правозащитников. Не подается разумному объяснению тяга присуждать мизерные компенсации морального вреда гражданам, пострадавшим от незаконных действий представителей власти. Особенно в сравнении с другими регионами. В продолжение темы заглаживания вреда государством перед человеком, чьи права были нарушены, необходимо вспомнить, как совершенно неожиданно Верховный суд Чувашии отменил два решения о присуждении символических компенсаций гражданским активистам за незаконные задержания и административное преследование. По подозрению правозащитников, при вынесении некоторых решений об административной ответственности оппозиционеров, имели место вмешательства в судебный процесс. Как еще объяснить, например, решение от 10 июля мирового судьи судебного участка № 7 Ленинского райсуда Чебоксар Ирины Мишиной о назначении ареста 15 дней гражданскому активисту Дмитрию Каруеву по сути за публичное выражение собственного мнения – молодой человек вышел в пикет с плакатом «Чекисты в Кремле – Россия в дерьме».

Деятельность в рамках работы ОНК по Чувашии

В рамках работы в составе Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания руководитель и пресс-секретарь правозащитной организации «Щит и меч» Алексей Глухов и Виктория Чебукова совершили 14 посещений в исправительные колонии Чувашии, а также изоляторы временного содержания и камеры для административно задержанных в отделах полиции республики. По результатам каждого посещения общественные наблюдатели готовили отчет со своими рекомендациями. Так, после обсуждения одной конфликтной ситуации в женской колонии № 5 правозащитники посоветовали активнее применять возможности видеофиксации. Большинство визитов были осуществлены в ответ на конкретные жалобы осужденных. Правозащитники именно в этом видят плюсы работы ОНК по Чувашии, когда тревожные сигналы из закрытых учреждений оперативно проверяются независимыми наблюдателями. Определенно оперативная реакция общественников вкупе с вниманием СМИ отчасти способствовали правовому разрешению ситуации в ИК-6, когда несколько заключенных перерезали себе вены во время проведения режимных мероприятий в учреждении.

Участие в законотворческой жизни республики

В этом году Чувашская правозащитная организация подготовила четыре заключения со своими поправками на законопроекты, внесенные в Госсовет Чувашии. Рекомендации правозащитников были учтены при формировании закона «Об уполномоченном по правам человека в Чувашской республике» (в частности, снижен возрастной ценз для кандидатов с 35 до 30 лет, а также расширен круг лиц и организаций, наделенных правом выдвижения претендентов на должность). Наработанный материал по защите гражданских активистов – участников массовых мероприятий – правозащитники применили при участии в подготовке регионального закона о митингах. Алексей Глухов неоднократно выступал перед депутатами, излагая свою позицию по данному вопросу, в рамках обсуждения членами рабочей группы Госсовета Чувашии. Экспертные заключения были подготовлены и на два законопроекта (об обороте бывших в употреблении мобильных средств и о порядке перемещения задержанных транспортных средств), которые были выдвинуты МВД по Чувашии в мае этого года.

Виктория Чебукова, правозащитная организация «Щит и меч», Чебоксары

5 декабря – Всемирный день волонтеров!

Ежегодно несколько сотен волонтеров помогают Фонду «Право Матери». Без их добровольной бескорыстной помощи мы не осилили бы 100 тысяч обращений за 23 года своей деятельности, ведь сотрудников Фонда «Право Матери» – несколько человек на всю страну… Если в вашем окружении есть человек, который посвящает свое личное время, талант и энергию на какое-нибудь благое дело, не ожидая за это никакого вознаграждения, – срочно поздравляйте его, говорите «спасибо», устраивайте приятные сюрпризы и дарите подарки, потому что это его праздник. И следуйте его примеру, потому что волонтерство – это очень хороший пример для подражания. Волонтеры своим повседневным трудом делают этот мир лучше! Недавно волонтеры фонда «Право Матери» приняли участие в съемках документального видеофильма, рассказывающего о деятельности десяти российских общественных организаций. Сильное впечатление на всю съемочную группу произвел рассказ Натальи Малахаевой о том, как она стала волонтером Фонда: «До этого года я ничего не знала о фонде «Право Матери». Проблемы армии и семей военнослужащих меня вообще мало интересовали. Но вышло так, что летом у меня было много свободного времени, и на каком-то работном сайте я случайно увидела объявление: «Фонду «Право Матери» очень нужны волонтеры». Долго не раздумывая, я сразу позвонила и записалась. Тогда я понятия не имела, чем занимается Фонд, и что мне нужно будет делать. Когда я пришла сюда первый раз, я была буквально шокирована – во всех смыслах. Тем, какое количество смертей случается в армии, в мирное время, сколько семей нуждается в помощи, какой поток звонков поступает ежедневно в Фонд. Но больше всего я была поражена тем, с каким спокойствием и уверенностью сотрудники Фонда делают свою работу. Не имея практически никакой финансовой поддержки, сидя в двух маленьких комнатах, со старой техникой. Несмотря на все эти проблемы, работа не останавливается и оказание помощи продолжается. Работа Фонда похожа на героическое сражение – один в поле, но все же воин. Конечно же, я решила помогать Фонду «Право Матери» чем смогу, любая помощь здесь принимается с большой благодарностью! Так, как будто ты делаешь что-то очень важное и значительное. Но так оно и есть. Ведь Фонд «Право Матери» – это единственная в нашей стране организация, которая оказывает юридическую и другую поддержку семьям погибших военнослужащих. Которых, увы, очень и очень много! Я очень рада, что у меня была возможность приходить сюда, смотреть, как работают специалисты, смотреть на этих добрых, открытых, чудесных людей – сотрудников и других волонтеров Фонда! Развитие волонтерства – это позитивный знак того, что наши граждане «просыпаются». И вместо пассивного наблюдения за происходящим пытаются участвовать в общественной жизни. Я очень надеюсь, что волонтерское движение в Фонде «Право Матери» будет развиваться и дальше!» На самом деле, именно у наших волонтеров мы научились многим вещам, о которых сказала Наталья, прежде всего – правильному отношению к собственной работе. Один в поле, действительно, воин. И располагая совсем небольшими ресурсами, можно помочь большому количеству людей. Волонтеры – это самые строгие судьи для сотрудников НКО. Они наблюдают за нашей работой ежедневно, они не просто видят нашу деятельность «изнутри», они сами в ней участвуют, и оценивают ее. Сегодня, во Всемирный день волонтеров, Фонд «Право Матери» поздравляет всех людей доброй воли, которые когда-либо оказывали нам бескорыстную помощь. Спасибо вам за ваше неистребимое желание улучшать этот мир, за ваши доброту, оптимизм, за ваше отношение к Фонду и его подопечным – родителям погибших солдат, за ту реальную помощь, которую вы нам ежедневно оказываете, за то, что вы у нас есть. Нас безмерно радует факт, что с каждым днем вас становится все больше и больше, не проходит недели, чтобы в Фонд не пришел какой-нибудь новый неравнодушный человек – волонтер. Это очень хорошая тенденция. Мы ждем всех людей, желающих помогать нам в нашей работе в свое свободное время! Если Вы еще не волонтер – станьте им, и тогда день 5 декабря по праву будет и Вашим добрым праздником.

Фонд «Право Матери», Москва

  Мы помним

Веселые поминки

В Чехии отмечают годовщину смерти Вацлава Гавела. Вацлав Гавел и так нам был почти как родной, а после того как умер в разгар протестов прошлого декабря, аккурат между Болотной и Сахарова, стал еще роднее. Потому что умер, когда мы ожили, и пошли, как он когда-то, требовать демократии, по русской традиции – во главе с писателями. А противная нам власть плохо соболезновала чехам по случаю его смерти. Так что некоторые даже вышли на Сахарова с его портретами. Ведь это был, как мы любим, но Бог не дал – писатель-президент. Чехи придумали отметить годовщину смерти Гавела вот как: всем, кто хочет его помянуть, надеть короткие брюки или подвернуть снизу штанины. В 1989 году на своей первой инаугурации Гавел выступал в слишком коротких брюках. Чехия была бедной страной, только что из социализма, интеллигенция в ней – тоже бедная, несогласная интеллигенция вдвойне: не певец ведь она Карел Готт. А может, брюки Гавела были по щиколотки потому, что еще не было журнала GQ и журнала «Эсквайр», и никто толком не знал, куда там брюки должны падать на каблук. А может, это были любимые Гавеловы брюки, достались по случаю из-за границы, хорошие немецкие, фирма «Риттер», а что немного не тот размер, так все равно лучше, чем «Пражская большевичка». Выступление Гавела в коротких брючках – эпизод в Чехии такой же общеизвестный, как у нас Ельцин на танке. Сам Гавел потом шутил, что от волнения слишком высоко подтянул штаны. И вот из всех способов отметить годовщину, этот – выйти в коротких брюках – оказался самым популярным. Вышли десятки тысяч. И, разумеется, это была инициатива снизу. Конечно, реальный Гавел сильно отличался от того идеального мифического Гавела, который победил Советский Союз своей интеллигентностью. Есть реальный чешский политик Гавел, которого не любили и забрасывали яйцами в Словакии, потому что он, империалист, был против раздела страны. А когда в Чехии начались рыночные реформы, Гавел ими забрезговал и, случалось, говорил, что чехи оказались народом потребителей и торгашей, не достойных подаренной свободы. Чехи же Гавела переизбирали – хоть и не напрямую, а в парламенте, и год спустя после смерти помянули его короткими брючками. И это, конечно, лучше, чем траурный митинг или торжественная государственная месса. А вы говорите, у нас протест слишком несерьезный, надо посерьезнее. Какой же несерьезный, когда освобожденные народы устраивают своим освободителям веселые, но трогательные поминки.

Александр Баунов, Русская жизнь,

http://russlife.ru/allday/day/20121221/read/veselye-pominki/

Выступления и заявления

«Знаю не понаслышке, как сложен поиск решаемых и достойных задач»

Члены Координационного совета оппозиции опубликовали обращение, направленное им Михаилом Ходорковским

Михаил Ходорковский: В силу известных вам моих личных обстоятельств, я не баллотировался в Координационный совет оппозиции (КСО) и никак не участвую в вашей деятельности. Тем не менее, судьба оппозиции в России, равно как и протестного движения, мне глубоко небезразличны. Я всегда симпатизировал и симпатизирую тем целям, которые поставили перед собой организаторы Координационного совета, а также людям, в него избранным. Вижу множество своих единомышленников среди участников мирных многотысячных протестных акций. Потому меня тревожит, что обычная полемика о дате проведения ближайшей массовой протестной акции переросла рамки уважительной дискуссии. Оппоненты КСО, да и некоторые его сторонники, могут увидеть в этом неспособность Совета к поискам компромиссов. Относясь с неизменным уважением ко всем участникам спора, позволю себе высказать некоторые соображения, которые, возможно, покажутся вам полезными. Важно продемонстрировать: КСО есть что сказать своим сторонникам, в том числе потенциальным, тем, кто пока не принял окончательного решения примкнуть к мирным протестам. Я согласен с теми членами КСО, которые настаивают, что все лозунги должны быть только реалистичными и реализуемыми в краткосрочной или среднесрочной перспективе. Заведомо неосуществимые идеи могут привести к быстрой дискредитации Совета как организующей и консолидирующей силы. При этом лозунги массовых акций лучше бы сформулировать просто. Они не могут походить на тезисы докторской диссертации. Я считаю, КСО не только вправе, но и обязан стремиться к тому, чтобы стать субъектом переговоров с Кремлём о кардинальном реформировании России. Если Совет этого не добьется – значит, его миссия не будет выполнена. Компромисс – единственная альтернатива насилию. Как бы ни относиться к Владимиру Путину – а меня трудно причислить к поклонникам этого политика – игнорировать факт его пребывания у власти, говоря о трансформации России, было бы, мягко говоря, легкомысленно. В том, что честный независимый суд, – основа основ демократической России, сомнений нет. Но всё же: реформа судебной системы, как мне представляется, – слишком сложный и многогранный вопрос, чтобы выносить его на массовую акцию. Кроме, пожалуй, темы присяжных, в общем контексте народовластия и независимости суда. Очень важно сегодня не допустить организационного распада Совета. Более мудрые могут уступить больше других, но гарантировать сохранение КСО как единого целого. У которого, как и массового движения мирного протеста, есть будущее. Знаю не понаслышке, как сложен поиск решаемых и достойных задач. И как непросто бывает достичь общего согласия. Но ведь у вас собрались действительно очень умные головы. Так покажите это! Спасибо. С пожеланиями больших успехов, Михаил Ходорковский

Пресс-центр М. Ходорковского и П. Лебедева, Москва

http://www.khodorkovsky.ru/mbk/statements/2012/11/29/17675.html

 

Россия должна отклонить абсурдный законопроект, дискриминирующий ЛГБТ

Российские парламентарии должны отклонить спорный проект закона о запрете так называемой «пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних», когда он поступит в Государственную думу 19 декабря. Об этом говорится в обнародованном заявлении Международной Амнистии. В письме, направленном в Государственную думу, организация призывает депутатов соблюдать международные обязательства страны в части защиты прав лесбиянок, геев, бисексуалов, транссексуалов и интерсексуалов (ЛГБТИ) на свободное выражение мнения и свободу собраний. Согласно законопроекту, «пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних» объявляется административным правонарушением в рамках федерального законодательства, наказуемым штрафом в размере до 500 тысяч рублей. Однако в самом законопроекте нет чёткого определения того, что считать «пропагандой гомосексуализма». Поэтому это понятие может трактоваться в широких пределах. Кроме того, российское законодательство также не содержит определения понятия «гомосексуальность». «Этот закон – анахронизм. Он будет способствовать гонениям, укореняя мнение о том, что детей следует ограждать от гомосексуальности. Он дискриминирует представителей ЛГБТИ в стране, где и без того сплошь и рядом происходит дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности», – заявил Джон Дальхузен, директор региональной программы Международной Амнистии по Европе и Центральной Азии. «Закон ущемит право представителей ЛГБТИ на равенство перед законом, запретив деятельность правозащитников, отстаивающих права ЛГБТИ. И это в то время, когда многие из них уже и так подвергаются гонениям и нападкам. Кроме того, он лишит представителей ЛГБТИ информации, которая может оказаться жизненно важна для их сексуального здоровья», – сказал Джон Дальхузен. «За этим законом стоит превратное представление о том, что отказ детям в поддержке и информации, которая поможет им принимать осознанные, самостоятельные и ответственные решения, лучше всего послужит их нравственному, духовному и психическому развитию. Этот закон не только несправедлив, он заведомо абсурден», – добавил Джон Дальхузен. Аналогичные законы вступили в силу в Рязанской, Архангельской, Костромской, Новосибирской, Магаданской и Самарской областях, а также в Санкт-Петербурге, Башкортостане и Краснодарском крае. Некоторые из этих законов также запрещают «пропаганду педофилии среди несовершеннолетних», связывая таким образом сексуальные злоупотребления в отношении детей с частными сексуальными отношениями между взрослыми людьми по обоюдному согласию. Акция Ирины Федотовой – участницы ЛГБТИ-движения – привлекла внимание к дискриминационному характеру одного из таких законодательных актов, принятому в Рязанской области. Закон касается «публичных действий, направленных на пропаганду гомосексуальности». Ирина Федотова обратилась в Комитет по правам человека ООН после того, как суд оштрафовал её на 1500 рублей за «публичные действия, направленные на пропаганду гомосексуальности». Она стояла неподалёку от одной из рязанских школ, держа в руках плакаты «Гомосексуальность – это нормально» и «Я горжусь своей гомосексуальностью». В октябре 2012 года Комитет установил, что Россия нарушила право Ирины Федотовой на свободу выражения мнения и право не подвергаться дискриминации. «Российские депутаты должны решительно отклонить этот дискриминирующий и постыдный законопроект, подав, тем самым, пример целому ряду российских городов. Необходимо отменить законы, дискриминирующие представителей ЛГБТИ», – сказал Дальхузен.

Международная Амнистия

Послание по случаю Международного дня борьбы за ликвидацию насилия

в отношении женщин

Во всем мире миллионы женщин и девочек подвергаются нападениям, избиениям, изнасилованиям, получают увечья и даже становятся жертвами убийств, иными словами, происходят чудовищные нарушения их прав человека. Во время конфликтов, дома, на улице, в школе, на рабочем месте или в своей общине до 70 процентов женщин в какой-то момент в их жизни подвергаются физическому или сексуальному насилию. В этой ситуации находится четвертая часть всех беременных женщин. Слишком часто виновные в этих преступлениях остаются безнаказанными. Женщины и девочки боятся говорить о них, поскольку существует атмосфера безнаказанности. Мы должны бороться с чувством страха и стыда, являющимися одной из форм наказания для тех, кто уже стал жертвой преступления и теперь сталкивается с общественным осуждением. Порицанию должны подвергаться преступники, а не их жертвы. Провозглашенная мною кампания «Сообща покончим с насилием в отношении женщин» (UNiTE) открыта для участия правительств, международных организаций, организаций гражданского общества, средств массовой информации и рядовых граждан. В прошлом году, когда в рамках кампании молодым людям в разных странах мира был задан вопрос о том, какое содействие они могли бы оказать этому важному делу, я был весьма воодушевлен ответами. Многие молодые люди призвали положить конец невежеству. Они высказали мнение, что мы не должны мириться с негативным отношением. Они заявили о том, что мы должны выступить в поддержку прав человека и объединить свои силы, чтобы помочь жертвам. А один молодой человек высказал очевидную мысль, что мальчики могли бы бороться с насилием в отношении женщин, «становясь ответственными и уважаемыми отцами и мужьями». Организация Объединенных Наций ведет работу по всем этим направлениям. В рамках программ информационно-пропагандистской деятельности мы привлекаем внимание общественности к этим проблемам. Наш Целевой фонд Организации Объединенных Наций по искоренению насилия в отношении женщин объявил о планах только в этом месяце выделить на реализацию местных инициатив в 18 странах сумму в размере 8 млн. долл. США. Члены созданной мною Сети мужчин-лидеров, состав которой продолжает расширяться, ведут борьбу с насилием путем повышения осведомленности общественности, выступления в поддержку принятия более совершенных законов и обеспечения отчетности правительств за соблюдение ими своих обязательств. Развивая эти усилия, мы должны решительно бросить вызов самим основам сложившейся практики дискриминации, которая создает условия для продолжения насилия. По случаю этого Международного дня я призываю все правительства выполнить свои обещания и положить конец всем формам насилия в отношении женщин и девочек во всех частях мира, а всех людей – поддержать достижение этой важной цели.

Генеральный секретарь ООН,25 ноября 2012 года

«Ситуация с пытками в России остается тревожной…»

Заявление Коалиции неправительственных организаций по результатам рассмотрения Комитетом ООН против пыток пятого периодического доклада РФ

Комитет ООН против пыток (учрежден Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятой резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН в 1984 году) опубликовал свои выводы и рекомендации по итогам рассмотрения пятого периодического доклада России об исполнении Конвенции против пыток. Мы удовлетворены тем, что в значительной мере была учтена информация о пытках в России, представленная неправительственными организациями в Альтернативном докладе. В выводах Комитета отмечены важные меры, которые наша страна принимает для снижения пыточных практик. Тем не менее, по мнению Комитета, ситуация с применением пыток в России остается тревожной и требует принятия еще целого ряда неотложных мер. Комитет определил три приоритетные темы, по которым Российская Федерация должна отчитаться перед ним к 23 декабря 2013 года. Россия должна сообщить, что было предпринято в соответствии с рекомендациями Комитета по контролю за местами содержания под стражей, по проблемам запугивания и преследования правозащитников, нападений на них, а также по преодолению дедовщины и жестокого обращения в вооруженных силах. О мерах, принятых нашей страной по другим проблемным вопросам, Россия должна отчитаться в декабре 2016 года, в ходе следующего раунда отчетности и представления очередного периодического официального доклада. Коалиция неправительственных организаций поддерживает рекомендации Комитета и считает крайне важным, что в его документе отмечена необходимость незамедлительно принять меры: – по предупреждению любых актов пыток и жестокого обращения на всей территории страны и прекращения безнаказанности предполагаемых виновников. Публично заявить, что виновные, сообщники и лица, попустительствующие пыткам, будут привлечены к ответственности, подвергнуты уголовному преследованию и понесут наказание. Привести определение пытки в полное соответствие со статьей 1 Конвенции, предусмотреть уголовную ответственность за пытки как самостоятельный состав преступления и обеспечить, чтобы сотрудников полиции, военнослужащих и других должностных лиц можно было привлечь к уголовной ответственности непосредственно за пытки и чтобы приговоры были соразмерны тяжести преступлений; – по предоставлению специальному подразделению Следственного комитета по расследованию преступлений сотрудников правоохранительных органов финансовых и кадровых ресурсов, которые позволят расследовать все полученные сообщения. Комитет требует предоставить ему данные о количестве полученных жалоб на пытки и жестокое обращение со стороны сотрудников правоохранительных органов, о количестве расследованных жалоб и возбужденных уголовных делах. Следует представить Комитету данные о количестве должностных лиц, привлеченных к дисциплинарной ответственности за непроведение адекватного расследования жалоб на пытки и жестокое обращение и за отказ сотрудничать в расследовании; – по обеспечению всем задержанным, как по закону, так и на практике, права на доступ к адвокату, на контакт с членами семьи, на получение информации о выдвинутых против них обвинениях, а также по просьбе задержанного – на медицинский осмотр независимым врачом сразу же после фактического лишения свободы. Комитет отмечает, что следует вести видеозапись всех допросов и установить видеонаблюдение во всех помещениях в местах содержания под стражей, где могут находиться задержанные, кроме случаев, когда это может быть нарушением права задержанных на неприкосновенность частной жизни или на конфиденциальное общение с адвокатом или врачом. Такие видеозаписи должны храниться в защищенном месте и быть доступны для следователей, задержанных и их адвокатов. В своих рекомендациях Комитет против пыток указал, что РФ должна признать, что правозащитники подвергаются риску и преследованиям в связи со своей профессиональной деятельностью; изменить законодательство, требующее от правозащитных организаций, получающих иностранное финансирование, регистрироваться в качестве «иностранных агентов»; отменить поправки, внесенные в определение «государственной измены» в Уголовном кодексе; пересмотреть существующую практику и законодательство. Необходимо провести незамедлительное, тщательное и беспристрастное расследование всех сообщений о запугивании правозащитников, угрозах в их адрес, нападениях на них и убийствах. Комитет также требует от России как участника Конвенции ООН против пыток: – обеспечить, чтобы все сообщения о пытках, жестоком обращении, похищениях, насильственных исчезновениях и внесудебных казнях, в том числе, актах насилия в отношении женщин на Северном Кавказе были незамедлительно, беспристрастно и эффективно расследованы, а все виновные – привлечены к ответственности, подвергнуты уголовному преследованию и наказаны; жертвы таких нарушений должны получить компенсацию; – обеспечить защиту всех лиц, подвергающихся риску, представителей этнических меньшинств, трудящихся-мигрантов, ЛГБТ и иностранных граждан. По всем случаям насилия и дискриминации в отношении них должно проводиться незамедлительное, беспристрастное и эффективное расследование с привлечением виновных к ответственности и предоставлением возмещения жертвам; – активизировать меры по запрещению и искоренению дедовщины в вооруженных силах и обеспечить незамедлительное и беспристрастное расследование всех сообщений о дедовщине и смертельных случаях в армии на основании принципа абсолютной нетерпимости к жестокому обращению и пыткам в отношении военнослужащих; – расширить использование альтернативных мер пресечения и наказания, не связанных с тюремным заключением, эффективно расследовать все случаи и причины самоубийств в местах лишения свободы, обеспечить заключенным доступ к адекватной и достаточной психиатрической помощи; – обеспечить эффективный контроль со стороны судебных органов всех случаев помещения лиц с психическими расстройствами в стационарные учреждения. Обеспечить эффективные правовые гарантии лицам, содержащимся в таких учреждениях, в том числе, право на эффективное обжалование. Следует также обеспечить обучение медицинского и прочего персонала методам оказания помощи без использования насилия и принуждения. Коалиция неправительственных организаций надеется, что российские власти примут все необходимые меры к исполнению рекомендаций Комитета. Мы убеждены, что их выполнение будет способствовать более полному следованию обязательствам, взятым на себя нашей страной. Мы готовы содействовать органам власти в этой работе. В Коалицию неправительственных организаций, участвовавших в подготовке Альтернативного доклада, входят: Фонд «Общественный вердикт» (координатор работы), Комитет «Гражданское содействие», Правозащитный центр «Мемориал», «Солдатские матери Санкт-Петербурга», Независимая психиатрическая ассоциация России, Межрегиональный комитет против пыток, Институт прав человека, московский офис «Международной тюремной реформы», «Молодежное правозащитное движение», Красноярский «Комитет по защите прав человека», Центр гражданского образования и прав человека, «Правовая инициатива по России» (Утрехт), АНО «Правовое содействие – Астрея», Фонд «Социальное партнерство».

Пресс-служба Межрегионального комитета против пыток, Нижний Новгород,

http://www.pytkam.net/press-centr.novosti/3829

В регионах

Показательный процесс пошел

Главное сейчас – защитить «узников 6 мая»

Мы отмечаем годовщину знаменательных событий, когда неожиданно для всего мира и для нас самих произошел массовый выход на улицы москвичей, поддержанный гражданами многих российских городов, – реакция на игнорирование властями права народа на смену власти путем выборов. В течение полугода в обществе царило радостное оживление: казалось, что власти должны пойти навстречу обществу, хотя бы ради гражданского мира в стране. Но 6 мая, выйдя на очередной мирный митинг, согласованный с властями, его участники стали жертвами спланированной провокации: чем больше у меня информации о событиях этого дня – тем очевиднее, что это была именно продуманная заранее провокация. Цепи ОМОНа перегородили дорогу к месту митинга на самых подступах к Болотной площади, оставив огромной колонне лишь узкий проход к месту назначения. Те, кто оказались впереди (т.е. те, кто пришел на митинг пораньше), уперлись в неожиданную преграду. Те, кто были сзади, не подозревая о возникшем препятствии, продолжали идти вперед. Итог: давка, сумятица, когда голова колонны уперлась в цепь омоновцев. Похоже, замысел тех, кто приказал перегородить путь шествию, был в том, чтобы получить основание для расправы с митингующими, запугать их, да и не только их, и сбить таким образом протестную волну. Однако массовых беспорядков не получилось. Были лишь отдельные стычки с омоновцами и полицейскими, набросившимися на шедших впереди участников митинга. В результате под следствием оказались 15 человек. Затем к ним произвольно присоединили еще троих как якобы организаторов массовых беспорядков, которых, повторяю, не произошло. Ведь что такое «массовые беспорядки»? Закон определяет это совершенно четко: массовые беспорядки сопровождаются «насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителям власти» (ст. 212 УК РФ). Юристы объясняют: чтобы назвать произошедшее массовыми беспорядками, недостаточно одного или двух перечисленных в законе признаков, нельзя просто отделаться констатацией, что имели место «насильственные действия», нужна их конкретизация и необходима их совокупность. Уполномоченный по правам человека в РФ В.П. Лукин, находившийся в самой гуще событий, опубликовал официальный доклад, в котором определенно заявил: массовых беспорядков 6 мая не было. Почему же для властей так важна юридическая квалификация событий 6 мая как массовых беспорядков? Потому что участие в массовых беспорядках, а тем более их организация – это тяжкое преступление, и наказание за него соответствующее (до 10 лет заключения). Кроме того, это оправдывает жестокую расправу с участниками митинга 6 мая перед общественным мнением Запада: у них тоже массовые беспорядки (но настоящие, а не выдуманные) наказуемы. Поэтому следователи упорно ищут возможность обвинения хотя бы в порче имущества. А травмы, нанесенные участникам митинга полицейскими, вообще не хотят рассматривать, хотя среди них есть серьезно пострадавшие. Именно вследствие предвзятости следствия по делу проходят как пострадавшие 42 полицейских и только двое участников митинга, хотя к врачам «скорой помощи» обращалось гораздо больше людей. Очень многое указывает на то, что над арестованными участниками митинга 6 мая готовится показательный процесс с жестокими приговорами. Это и целый пакет законов, выпущенных Государственной думой и ограничивающих наши конституционные права: право на мирные митинги, право на создание организаций, право на свободу критики, стеснения в пользовании Интернетом и т.д.; демонстративно жестокие приговоры на недавних судебных процессах политического характера – Татьяне Осиповой и девушкам Pussy Riot; жестокий приговор одному из осужденных по делу о «беспорядках» 6 мая Лузянину, которому должны были вынести мягкий приговор уже потому, что он пошел на сделку со следствием, а ему влепили 4,5 года лишения свободы; это и намерение следствия переквалифицировать без всяких к тому оснований обвинение на более тяжелую статью арестованному по делу 6 мая Косенко, относительно которого нет свидетельств его участия в стычках с полицией, а ему грозят 10-летним заключением, если он будет возражать против помещения в психиатрическую больницу, где его могут держать вообще всю жизнь. На митингах, прошедших в течение этого года, каждый раз как первое общее требование выдвигалось освобождение политических заключенных. Вот эти 18 привлеченных по делу 6 мая – и есть те самые политзаключенные. По-моему, сейчас в этом требовании следует ставить на первое место их, а затем остальных. Почему следует выделить именно этих политзэков? Потому что суд над ними начнется скорее всего перед Новым годом или в первых числах января в расчете властей на то, что в это время многие будут в отпуске, и не будет большого общественного резонанса. И если допустить, что он пройдет без особого шума, то нас всех ждет трудная жизнь в полицейском государстве. Я хорошо помню сталинское время, когда показательные процессы предшествовали ужесточению режима и оправдывали это ужесточение. Наши власти не особо изобретательны, они действуют по старым советским образцам. Нас хотят запугать. Ведь среди этих арестованных есть такие, кто впервые вышли на улицу, зная по опыту прежних таких мероприятий, что все согласовано с властями и что все пройдет так же мирно, как предшествующие митинги. Что можно сделать для участников предстоящего судебного процесса? Этот процесс готовился тщательно и с большим размахом. Со всей страны были собраны следователи, которые опросили более 1500 человек, чтобы доказать, что 6 мая имели место массовые беспорядки. Не было применено огнестрельное оружие? Не было вооруженного сопротивления? Но была порча имущества! Какого имущества? А вот каски у омоновцев пропали, у некоторых обмундирование было повреждено – порвано, испачкано. Туалетные будки были перевернуты! И поджоги будут фигурировать. Не случайно один из двух участников митинга, признанных пострадавшими, получил ожог ноги «коктейлем Молотова», неизвестно кем кинутым, – пострадавший этого не видел. Смешно? Не очень. Нашему суду этого будет достаточно, чтобы признать произошедшее массовыми беспорядками. Участники митинга, вне зависимости от того, видели ли они действия кого-то из обвиняемых, могут свидетельствовать: находясь на митинге, они никаких массовых беспорядков в их юридическом определении не наблюдали. Свидетельства, собранные следователями при опросе свидетелей, могли содержать нужные обвинению утверждения: это могут быть свидетельства полицейских, свидетельства запуганных и сбитых с толку участников митинга и просто провокаторов, которые, возможно, и на митинге-то не были. Защита должна иметь возможность противопоставить этим свидетельствам в разы больше свидетельств очевидцев, которые расскажут, что было 6 мая на подступах к Болотной площади на самом деле. Эти свидетельства можно направлять по электронной почте в Московскую Хельсинкскую группу (mhg@mhg.ru), почтовый адрес: 107045, Москва, абонентский ящик 18. И на адрес движения «За права человека» (bukvareva@yandeks.ru), почтовый адрес Движения – 125009, Москва, Малый Кисловский пер., д. 7, стр.1. офис 21. Есть и другие возможности помочь арестованным: собирать деньги на адвокатов, на передачи в СИЗО, на поддержку семей, оказавшихся из-за ареста кормильца без средств к существованию. Можно каждый день у тюрьмы, у Следственного комитета, на месте событий около Болотной площади выходить с одиночным пикетом (это разрешено законом, на это не нужно специального разрешения) с портретами арестованных. Можно в Интернете и другими способами собирать подписи в их защиту. Нужно устраивать собрания, митинги, концерты с этим требованием. Нужно в Интернете и в готовых к этому СМИ в течение оставшегося до суда времени постоянно писать, говорить, показывать имеющиеся видеоматериалы о событиях 6 мая, как можно шире распространять правду о том, что 6 мая не было массовых беспорядков, а было немотивированное нападение ОМОНа на участников мирного митинга и вызванное этим внезапным нападением сопротивление. Кое-что из этого делается, но эти действия необходимо резко активизировать. Общество сейчас пребывает в некоторой растерянности после того, как огромные митинги не склонили власть к диалогу с гражданами, а наоборот, вызвали лихорадочное изготовление законов, направленных против гражданской активности и подготовку показательного судебного процесса. Никто не знает, какие еще мирные средства все-таки могут воздействовать на власть. Я тоже этого не знаю. Это нам вскоре жизнь подскажет. Но что мы все должны делать сейчас, немедленно, очень активно, для меня очевидно: нельзя допустить жестокой расправы над арестованными за события 6 мая. Это наша общая забота – и правозащитников, и Координационного совета оппозиции, и Комитета 6 мая, и Белой ленты, и всех участников митингов, и вообще всех, кому не наплевать на то, «что же будет с родиной и с нами».

Людмила Алексеева, Московская Хельсинкская группа,

«Московский комсомолец»,

http://www.mk.ru/print/articles/782720-pokazatelnyiy-protsess-poshel.html

«Садовая 110» или кому на Руси сидеть хорошо

Тюремные записки Алексея Мандригели

С 6 по 21 ноября 2012 года активист Экологической Вахты по Северному Кавказу, член Регионального совета Краснодарского краевого отделения партии «ЯБЛОКО» Алексей Мандригеля провел в изоляторе для административно задержанных Отдела полиции Центрального округа Управления МВД России по Краснодару. Расположен этот изолятор по адресу: г.Краснодар, ул.Садовая 110. Его туда упекла мировой судья Елена Золотухина по сфабрикованному обвинению, выполняя заказ властей. Подобная практика заказных судебных решений в отношении оппозиционных гражданских активистов стала нормой в Краснодарском крае. Выйдя на свободу, Алексей описал в своем Живом журнале впечатления от пребывания в так называемом «пенитенциарном» учреждении на Садовой 110. «Спецприёмник – Попасть в спецприёмник могут граждане РФ, иностранцы или лица без гражданства, например за мелкое хулиганство, пьяный дебош или нарушение ПДД» (из Википедии). Я не хулиганил, не дебоширил и не нарушал правила дорожного движения. Я просто вышел 16 октября после сфальсифицированных краевыми властями выборов в Законодательное собрание Краснодарского края на площадь перед краевой администрацией, чтобы выразить свою скорбь по погребенному этой администрацией институту выборов. И только за то, что я посмел таким образом выразить свою позицию в отношении этих грязных и фальшивых выборов меня арестовали на 15 суток. За время нахождения под арестом я не чувствовал себя гражданином РФ. Отношение сотрудников приёмника к административно задержанным временами просто ужасало. Вся обстановка приемника направлена на то, чтобы сломать сидящего там человека, унизить его чувство собственного достоинства и заставить почувствовать себя животным. С утра нам давали подписать смету, в которой было указано, что мы получаем еду, чай и сахар. Когда нам принесли чай без сахара, я подошёл и начал стучать в дверь, чтобы дали сахар, указанный в смете. Что вызвало жуткий негатив среди сокамерников. Они в один голос стали меня просить, чтобы я этого не делал, так как боялись, что я разозлю охранников, и они больше не будут носить нам чай и передачи от родных. Печально осознавать, что людей довели до такого состояния, что они готовы закрывать глаза на подобные вещи, из соображений «чтобы не стало еще хуже». Остановлюсь на некоторых аспектах содержания задержанных в спецприёмнике на улице Садовая 110.

Свет

В камерах ужасное освещение. Обычно это лампа накаливания 60 ватт, расположенная в зарешеченном отверстии, которое находится над входной дверью. От такого света уже после нескольких часов начинает резать глаза и болеть голова.

Отопление

В некоторых камерах спецприемника батареи отопления играют исключительно декоративную роль, а самого отопления нет, и уже не один год. Мне «посчастливилось» сидеть именно в такой камере.

Передачи

Получая передачу от близких, вы можете запросто недосчитаться некоторых вещей или продуктов. У меня, например, изъяли переданные мне моими товарищами брошюры «Черноморские дворцы и их хозяева» и «Жизнь раба на галерах», видимо сочтя их «антиправительственной литературой». Из переданных мне «Правил внутреннего распорядка специальных приемников для содержания лиц, арестованных в административном порядке» мне передали только несколько страниц. Содержащуюся на изъятых страницах информацию охранники, видимо, посчитали для меня «излишней». Передать что-либо административно задержанному можно три раза в неделю: во вторник, четверг и субботу, с 10-00 до 14-00. Таким образом, если человек попадает в камеру в субботу вечером дождаться тёплых и необходимых ему вещей он может только во вторник, спустя трое суток. Что может превратить пребывание в спецприемнике в пытку, учитывая отсутствие в нем отопления и очень условное «питание».

Питание

Утро – один ломтик хлеба с маслом, сильно похожим на маргарин. Обед – по сути, это единственный раз в день, когда тебя действительно кормят. На обед приносят первое и второе. В качестве напитка при этом выступает вода из-под крана (обычно в ней присутствуют добавки ржавчины из старых изношенных коммуникаций). Ужин – печенье и чай.

Антисанитария

Грязные обшарпанные стены, отвратительный запах «толчка», находящегося прямо здесь в камере, и не менее отвратительный запах из раковины, вонючие засаленные матрасы и подушки, одеяла, которые, похоже, никогда не стирались. Воду из крана пить невозможно, так как она обильно сдобрена примесями ржавчины и имеет стойкий привкус металла.

Душ

Место, о котором все слышали, но покупаться в нём доводилось только избранным: административно задержанным, которые изъявляли желание мыть посуду и коридор, а также подметать внутренний двор спецприёмника.

Дневные прогулки

Это то, о чем в заведении на Садовой 110 задержанные могут только помечтать. Данный атрибут условий их содержания – обязательный согласно нормам закона руководство спецприемника, видимо, признало излишним и попросту отменило.

Телефон

Каждому задержанному по закону положен один телефонный звонок. В спецприёмнике дают позвонить с городского телефона только по городу, так как восьмёрка там отсутствует, позвонить на сотовый возможности не предоставляют. В этой связи были случаи, когда задержанные не могли позвонить родным и предупредить их, так как домашнего телефона у них просто не было.

Прокуратура

На этом можно остановиться поподробнее. На вторые сутки своего задержания, я написал жалобу прокурору, по поводу моего незаконного ареста. Спустя сутки меня вызвали в следственную комнату. Человек, представившийся помощником прокурора, сказал что передаст моё письмо прокурору Центрального округа Краснодара. Примерно на седьмые сутки мне дали ответ, что жалоба принята и будет рассмотрена в течение 30 дней, с момента доставления её к прокурору. В настоящий момент мою жалобу всё ещё продолжают рассматривать… Какими будут «результаты» ее рассмотрения нетрудно догадаться заранее. Случай со мной – это еще один факт политических репрессий против тех, кто неугоден нынешним краевым властям во главе с Александром Ткачевым. Думаю, что этот арест был своеобразным «сигналом» с их стороны, что мне пора остановиться, а то может быть хуже. Именно этот посыл пытался до меня донести неоднократно беседовавший со мной в изоляторе сотрудник Центра «Э». То, что эти угрозы имеют под собой основания, свидетельствует случай с Суреном Газаряном и Евгением Витишко. Когда на людей, боровшихся с правовым беспределом со стороны губернатора Ткачева, завели уголовное дело и приговорили к трем годам условно, установив при этом жесточайший режим ограничений на возможность передвижений и пребывания за пределами места жительства. Но от беспредела властей страдают не только те, кто стоит в оппозиции к нынешнему режиму. Об этом ярко свидетельствует контингент людей, сидевших со мной в спецприемнике. Он очень разнообразен. Начиная от пьяных водителей и заканчивая наркозависимыми. В ходе общения с людьми, сидящими там, я узнал много интересного про то как функционируют правоохранительные органы нашей страны. За 15 суток через спецприемник прошло много тех, кого сажали на пару суток, что бы успеть завести на них уголовные дела по статье 228 «Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ». После за ними приезжали сотрудники Госнаркоконтроля и увозили их дальше. Практически все попавшие в спецприемник по этой статье, рассказывали, что им подкидывали наркотические средства и после пытали шокером в Десятом отделе Управления Госнаркоконтроля, пытаясь выбить из них признательные показания о том, что они распространяли наркотики или принуждая давать такие показания против кого-то. Такие люди шли через спецприемник на Садовой конвейером – практически каждый день привозили по нескольку человек. Их раскидывали по разным камерам, и начинали прямо в спецприемнике проводить с ними следственные действия. Были и люди, которые отбывали наказание за «употребление алкоголя в общественных местах». На самом деле они просто шли по городу, их останавливали сотрудники полиции с просьбой «подышать в трубочку» после чего их отвозили в суд, где судья, совершенно не вникая в суть дела, опираясь на сфальсифицированные полицейскими протоколы, лишал их свободы. Все этого говорит о том, что случай со мной – это всего лишь капля в море сотен тысяч сфабрикованных полицией дел в отношении ничего не нарушавших «граждан РФ». Террор, который устроила наша власть в отношении собственного народа, не знает границ. Увиденное мной в спецприемнике ясно свидетельствует, что никто из нас не может быть уверен, что ему завтра не подкинут наркотики и не посадят на этом основании лет на десять. Нам брошен вызов. И мы просто обязаны его принять, если нам дорого наше будущее и будущее наших детей. Если мы любим нашу страну и не хотим её потерять мы просто обязаны бороться! И пусть против нас брошен весь репрессивный ресурс власти, правда на нашей стороне, и МЫ победим! Потому что МЫ здесь власть! «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ» (Конституция РФ ст.3 ч.1).

Запись в Живом журнале Алексея Мандригели,

Экологическая Вахта по Северному Кавказу, Майкоп

Обжаловать ли закон об «иностранных агентах»?

Репортаж со «Страсбургских посиделок»

27 ноября 2012 года в Независимом пресс-центре в Москве прошло очередное собрание «круглого стола» «Страсбургские посиделки». На обсуждение был вынесен вопрос о возможности обжаловать в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) необходимость для общественных организаций регистрироваться как «иностранные агенты». Мероприятие, организованное Центром содействия международной защите, вел заместитель руководителя проектов этой некоммерческой организации Валентин Моисеев. В дискуссии приняли участие руководитель проектов Центра, член Московской Хельсинкской группы, адвокат, Комиссар и член Исполнительного комитета Международной комиссии юристов Каринна Москаленко, сотрудники Центра Александр Манов, Мария Самородкина и Игорь Зубер. В обсуждении участвовали сотрудники Московской Хельсинкской группы Нина Таганкина и Ирина Сергеева. Участники «круглого стола» выясняли, есть ли на сегодняшний день у правозащитников основания обращаться в ЕСПЧ с жалобой в отношении закона об «иностранных агентах». А также – наличествует ли в сложившейся ситуации потенциальная жертва, как строить исчерпание средств правовой защиты внутри страны и нужно ли вообще их исчерпывать. Валентин Моисеев: Мы собрались накануне знаменательной даты в жизни нашей организации – нам через несколько дней исполнится 18 лет. Ее мы встречаем с довольно хорошими результатами: 185 выигранных дел – это 14 процентов от всех выигранных российских дел в ЕСПЧ. Накануне этой даты хотелось бы поговорить о том, как жить дальше, пока это непонятно. Что этот закон дает? Более частые отчеты. Впрочем, значительно больший протест вызывает обязанность регистрироваться как «иностранный агент». Помимо филологического несогласия, очевидно, возникают некие юридические последствия. Пока у меня нет данных, что целый ряд неправительственных организаций в результате были закрыты, получили какие-то проблемы. Впрочем, нет сведений и о положительном действии закона. Игорь Зубер: Наши власти вводят в заблуждение российских граждан и правозащитные организации, утверждая, что закон об «иностранных агентах» списан с западных образцов, в частности, правовых норм США. Проводить такую аналогию не имеет никакого смысла, потому что в США некоммерческие организации, получающие иностранное финансирование, но не получающие от спонсоров инструкции, не подпадают под действие этого закона. Каринна Москаленко: Помимо того, что это очень смахивает на желтые звезды, это заставляет вспомнить репрессивную практику 30-х годов в СССР. Приговоры к длительным срокам лишения свободы или смертной казни следовали за признанием обвиняемым себя «иностранным агентом». Это юридический факт. Я бы даже сказала – это великое множество юридических фактов. Эта практика государством осуждена никогда не была. Тем, кто мне в качестве возражения приведет многотысячные факты реабилитации, я задаю следующий вопрос. Были ли люди реабилитированы именно потому, что факты их работы иностранными агентами не были доказаны? Нет! В реабилитационных процессах все говорили об абсурдности утверждений. Но не о том, что работа в качестве иностранного агента была измышлениями, недоказанным обстоятельством. Для нашего государства термин «иностранный агент» всегда означал и означает совершенно конкретное деяние. Говоря о деле М., президент России задолго до суда утверждал: «Да, вокруг этих персонажей по-прежнему много шуму. Но я считаю, в данных случаях наше ведомство поступает исходя из государственных интересов… Работаем, как говорится, только по факту. И неважно, на какую разведку он работал – южно- или северокорейскую». Между тем, впоследствии ЕСПЧ признал, что суд над М. был несправедливым и зависимым. Если мы не иностранные агенты, потому что мы вкладываем в этот термин правовой, а не какой-либо иной смысл, то получается, что власти нас вынуждают сообщать о себе заведомо неверные сведения. На самом деле не мы исполняем волю зарубежных грантодателей, а они – нашу. Когда они объявляют конкурс на предоставление гранта, то оговаривают только сферу, в которой он будет использован (правового обучения, социальной помощи, и так далее). И мы определяем, чем мы занимаемся. Мне кажется, отношение к этому закону у всех нас однозначное. Но по вопросу, нужно ли уже сегодня обращаться в Европейский суд, есть разные мнения. Я считаю, что сейчас такое обращение является преждевременным, власти пока не предприняли по отношению к нам никаких репрессивных действий. Они только радушно предлагают нам, если мы все-таки агенты, назваться этим именем. По этой причине Европейский суд может отнестись к такой жалобе как к необоснованной. Александр Манов: Прежде всего меня беспокоит вопрос о бесплатной юридической помощи. Куда можно прийти бедному человеку, не имеющему достаточных средств для получения квалифицированной юридической помощи? Только к правозащитникам, если у него действительно серьезные вопросы. Ему могут помочь нормальные, серьезные правозащитные организации, которые сотрудничают с адвокатами или просто с юристами-специалистами. Если эти правозащитные организации сейчас будут вынуждены свернуть свою деятельность, то кто будет финансировать и проводить эту работу? Следующее, на чем я считаю нужным заострить внимание – терминология. Назвать кого-то «иностранным агентом» – это не только оскорбление. Это нарушение принципа равноправия. Почему такой же гражданин, как и все остальные, должен именоваться «иностранным агентом»? Далее коснусь вопроса о политической деятельности, которая обыгрывается в этом законе. Обязанность трактовать, что это такое по данному закону, отдали на откуп судьям. Судьи должны будут трактовать ту или иную активность в качестве политической или неполитической деятельности. Кроме того, что такое – процедура регистрации как «иностранный агент»? Мы это уже проходили. Давайте тогда введем талоны на водку. Давайте введем талоны на приобретение сигарет. Введем понятие «злостный курильщик». Теория права предполагает, что государство должно избегать ненужного правоприменения. Иными словами, если мы можем обойтись без талонов, скажем, на одежду, а просто пойти в магазин и купить ее, то надо обходиться. Здесь же введена ненужная правоприменительная стадия, а именно регистрация в качестве кого-то. С точки зрения механизма праворегулирования, это просто ненаучно. Поскольку данный закон оставляет большую свободу усмотрения чиновника в каждом конкретном случае, можно говорить о его коррупциогенности. Коррупциогенность может быть следствием отсутствия правовой определенности, а может быть заложена сознательно. Что касается вопроса об обращении в Европейский суд, то, в принципе, я вижу такую перспективу. Но регламент Европейского суда построен таким образом, что сейчас будет очень трудно добиться положительного решения. Я считаю, что прежде, чем подавать жалобу, нам нужно накопить материал. Сейчас остается возможность обратиться в Комитет по правам человека ООН. Но его решения очень мало интересуют Российскую Федерацию и ею не выполняются. Мария Самородкина: Обратимся к процедурной части. Очевидно, в настоящий момент следует рассуждать о том, что такая жалоба может быть подана только от потенциальной жертвы. Такие прецеденты есть, хотя их очень немного. Нам необходимо понять, сможем ли мы сейчас соблюсти критерии приемлемости жалобы. В частности, следует рассмотреть сложный вопрос, связанный с исчерпанностью средств правовой защиты. Я полагаю, что мы можем попасть в опасную ситуацию. Здесь сегодня уже упоминался Конституционный суд. У нас потенциальная жертва не может обратиться в КС. Прежде, чем туда идти, она должна стать объектом правоприменения. Кроме того, чтобы обратиться в Конституционный суд, надо исчерпать внутригосударственные средства правовой защиты первой инстанции, второй инстанции, и так далее. Совершенно очевидно, что мы не прошли эту цепочку. Таким образом, говорить о критерии исчерпанности можно довольно условно. Если мы утверждаем, что потенциальная жертва при обращении в Европейский суд не должна исчерпывать внутренние средства правовой защиты, потому что мы их считаем неэффективными, то мы будем обязаны прийти в Страсбург и убедительно это продемонстрировать. Мы должны представить не голословные утверждения, а факты и доказательства. Я полагаю, что сейчас будет затруднительно объяснить Европейскому суду, почему мы не исчерпали средства правовой защиты в Российской Федерации. Также я хотела бы сказать еще об одном пласте проблем, которые вижу. Я обращаюсь к коллегам с вопросом: что мы будем тогда анализировать? Если у нас нет конкретного дела, нет заявителя, в отношении которого было совершено правоприменение, то будет довольно проблематично обосновывать эту жалобу. Наверное, неправильно ждать, пока по всем нам зазвонит колокол. Безусловно, признаки неточного закона налицо. Но для Европейского суда, если рассматривать такую жалобу с точки зрения критериев ее приемлемости, этого может оказаться недостаточно. Подводя итог, скажу, что по этому потенциальному делу рановато идти в Страсбург. Но, безусловно, к этому нужно готовиться.

Вера Васильева, Портал «Права человека в России», Москва

http://www.hro.org/node/15192

Это интересно

О судах-приказах и судьях-дьяках

Михаил Ходорковский, «Harvard Busness Review Россия»,

декабрьский выпуск (тема номера)

В течение последних девяти лет я был вынужден изучать ситуацию в российских судах методом «включенного наблюдения» и на себе почувствовал, в чем состоит ее принципиальное отличие от судебных систем, которые действуют в современных правовых государствах. Система гражданского (в широком смысле) и уголовного судопроизводства в России является судебной разве что по названию и по внешним атрибутам. Фактически же разрешение гражданских, уголовных и административных дел осуществляется двумя «судебными министерствами» (арбитражным и общей юрисдикции), подчиненными президенту страны. Это не столько суды, сколько средневековые приказы, в которых работают не судьи, а дьяки – обыкновенные чиновники. Руководителей этих «министерств», а также руководителей их региональных подразделений президент назначает на шесть лет, рядовых сотрудников – формально пожизненно. Правда, любой из них может быть в одночасье уволен путем несложной процедуры. Поэтому единственной гарантией несменяемости так называемых судей является лояльность тому, от кого зависит их назначение на должность. Абсолютная лояльность судей начальству обеспечивается уже на этапе их отбора: сегодня судьями становятся в основной массе либо вчерашние судейские клерки (помощники, секретари), либо вчерашние силовики. Их покорность щедро вознаграждается не только высокими зарплатами, премиями и продвижением по службе, но и возможностью беспрепятственно взимать коррупционную ренту в делах, где нет заинтересованности исполнительной власти. Конечно, есть определенные ограничения, но они – особого рода. Например, оправдать даже за взятку нельзя – это считается «браком в работе», за который накажут и судью – чиновника, и прокурора, и следователя. А вот «подкорректировать» статью и срок – вполне возможно. Контроль за деятельностью этой системы бдительно осуществляют те же правоохранители и спецслужбы, которые поддерживают обвинение во многих судебных делах и являются главным рассадником правового нигилизма. Такая система, конечно, не имеет защиты от обыденной и практически тотальной недобросовестности всей правоприменительной цепочки. Лень, неумение работать, профессиональная и нравственная деградация, бездушие и безразличие, соединенные с желанием улучшить статистические показатели, приводят к массовому осуждению невиновных, а значит, – к безнаказанности истинных преступников. До них просто нет дела, и они об этом знают. Мне довелось познакомиться с несколькими криминальными профессионалами, которые откровенно признавались, что сидят не за «свое» или за малую толику «своего», а остальное «списано» на других людей. Один такой специалист по квартирным кражам, по его словам, избавился подобным образом от более чем 600 (!) эпизодов. Я верю их признаниям и сам видел множество невиновно осужденных. Мало того, следователи Генеральной прокуратуры весело рассказывали мне, как «перевешиваются» на заведомых маньяков десятки убийств, не ими совершенных. В результате происходит то, что специалисты уже назвали «крушением права». На смену праву и правопорядку приходят соревнование «крыш», коррупция и «ручное управление». Происходит архаизация экономики и общественной жизни. Расплачиваются за все это обычные люди – экономическими издержками и растущим риском в любой момент и по любому поводу стать заложниками произвола. Естественно, что такая система старательно исторгает из себя все, что ей неорганично. Даже в том урезанном виде, в котором в России прижился суд присяжных, он представляет серьезную угрозу для нормального функционирования «министерства преступлений и наказаний». Поэтому все последнее десятилетие мы наблюдаем тенденцию ограничения суда присяжных, сопровождающегося гонениями на саму идею подобного суда. Безусловно, широко развитая система подтасовок на стадии отбора присяжных, использование многообразных уловок, при помощи которых присяжные вводятся в заблуждение, откровенное давление на присяжных в резонансных делах, отмена под любыми надуманными предлогами до 40% их оправдательных приговоров делают этот институт не таким эффективным, как должно было бы быть. Но даже при этом «рудимент» судебных реформ 90-х пугает власть тем, что при нем сохраняется элемент непредсказуемости в принятии судебных решений. Системе же нужен тотальный контроль. Для изменения ситуации необходимо предпринять несколько шагов, давно и широко обсуждаемых профессиональным сообществом. 1. Для снижения давления на судейских чиновников необходимо радикально уменьшить полномочия и изменить порядок назначения председателей судов, то есть реанимировать элементы судейского самоуправления. 2. Надо повысить профессиональные требования к претендентам на судейскую мантию, прекратить практику формирования судейского корпуса только из «своих», активно вовлекать в него представителей адвокатского сообщества и науки. 3. Решения судов должны быть доступны и прозрачны. Любые попытки непроцессуальных контактов с судьей по конкретным делам должны немедленно предаваться ими гласности, расследоваться и влечь неотвратимое наказание их инициаторов. 4. Необходима открытая и честная профессиональная дискуссия по общественно значимым проблемам судейского сообщества, судебной системы, а также по конкретным судебным делам. 5. Порочная связка судов и силовиков должна быть ликвидирована. Вместе с ней должна быть ликвидирована нынешняя система оценки работы судей, лишающая их права на свое мнение и свою позицию, уничтожающая саму идею независимости суда. Единственное требование к судьям – обеспечивать правосудие, равное для всех, быть добросовестными и беспристрастными в своих решениях. Правосудное судебное решение должно из подвига превратиться в рабочую рутину. Суды присяжных должны быть восстановлены и усилены, их полномочия – существенно расширены. К сожалению, пока движение идет в противоположном направлении. Усугубляется зависимость судей от исполнительной власти и начальства. Отменены законодательные ограничения предельного возраста и срока пребывания в своем кресле председателей судов при сохранении порядка их назначения и переназначения «по вертикали». Приведу в качестве иллюстрации самые свежие и вопиющие примеры судебного произвола. 1. В процессе по делу Pussу Riot судом был заведомо неправильно применен уголовный закон. Только после приговора была принята специальная уголовно-правовая норма, предусматривающая наказание за подобного рода проступки. 2. Сразу вслед за тем, как «случилось» принятие закона о митингах и демонстрациях, началось его массированное и откровенно репрессивное применение против оппозиции. 3. Обществу довелось стать свидетелем не только своеобразных выборов, но и откровенно издевательского рассмотрения в судах заявлений, оспаривавших очевидные и доказанные нарушения. Без Суда нет никакого противовеса произволу, коррупции и всевластию бюрократии. Судебный произвол стал краеугольным камнем, опорой нынешнего режима, и мне трудно представить, чтобы здесь произошли какие-то позитивные изменения до серьезного политического кризиса. Пока же нам, российскому обществу, остается бороться за сущностные преобразования в стране и судебной системе, биться за тех, кому можно помочь, и побуждать власть исполнять собственные законы.

Пресс-центр М. Ходорковского и П. Лебедева, Москва

http://khodorkovsky.ru/mbk/articles_and_interview/2012/12/19/17709.html

Избавление

Репортаж с Лубянской площади

15 декабря 2012 года в сквере у Соловецкого камня в центре Москвы прошла не санкционированная властями акция. The New Times работал на площади.

Как власть охраняла порядок

Площадь Революции – где был намечен митинг коммунистов из Рот Фронта (власти Москвы его сначала согласовали, но вечером 14 декабря отозвали разрешение) – перекрыта. 18 автобусов с солдатами внутренних войск, десяток грузовиков, 2 полевые кухни. Угол Рождественки и Театрального проезда («Детский мир») – 3 автозака, 2 ПАЗа, 4 автобуса внутренних войск. Никольская улица – 3 пазика ОМОНа. Большой Черкасский переулок – 3 пазика с бойцами 2-го оперативного полка, 2 автобуса внутренних войск. Славянская площадь – около 10 пазиков с ОМОНом, 10 полицейских «Газелей», около 20 легковых а/м и микроавтобус «Форд», на котором установлены антенны и камеры. Пересечение Лубянского проезда с Мясницкой – 8 полицейских «Газелей». 2 пазика и «Газель» у памятника героям Плевны. Лубянский проезд, напротив Политехнического – автозаки, просто грузовики, микроавтобусы и автобусы – всего около 30, в которых сидят солдаты внутренних войск. На обочине разбита палатка с полевой кухней. «Контрактники?» – спрашивает у солдата, переминающегося возле автобуса, корреспондент The New Times. – «Не-а, срочная». – «А чего здесь?» – «Приказали». – «А вас интересует, почему люди вышли в такой мороз на улицу?» – «Не-а, мне по барабану». Это было очень трогательно: люди подходили к скверу у Соловецкого камня, который был окружен по периметру полицейскими, держа перед собой букеты цветов. Цветы были чаще белые: хризантемы, гвоздики, реже розы. Они держали эти букеты прямо перед собой, вертикально, почти на уровне подбородка – так не несут цветы, когда идут в гости или на свидание. Цветы были как бы защитой, как бы обращением ко всем этим полицейским бушлатам и омоновским шлемам-сферам: не надо нас бить и разгонять – мы всего лишь принесли цветы к памятнику жертвам сталинских репрессий. В этой наивности, в напряженности лиц, которая спадала уже в сквере, когда оказывались среди своих, проглядывали не только сомнения (стоило ли идти на несанкционированную акцию?), но и внутренние терзания, которые требовалось задавить. Избавлением от страха или шагом на пути к тому – собственно, этим и была эта акция 15 декабря, репортаж с которой вели корреспонденты The New Times. 14.59. Ксения Собчак, Илья Яшин, оба Гудкова, всего человек пятнадцать, идут по подземному переходу от Никольской к Соловецкому камню. Наверху в это время по рациям прошла команда: «Десять человек вниз». Полицейские отсекают Яшина и Собчак. «Мы хотим возложить цветы к камню», – говорит Яшин офицеру, держа в руке букет с белыми розами. «Да-да, конечно, – отвечает офицер. – Я вас провожу». Другой полицейский берет за локоть Собчак. «Ну, руки-то убери», – говорит ему Яшин. «Хорошо, только без глупостей», – отвечает тот. Собчак с Яшиным отводят в автозак. На сквер информация приходит через твиттер и тут же становится предметом обсуждения. «Забрали Собчак и Яшина», – говорит интеллигентного вида мужчина в пуховике. «Ой, значит, они помирились?» – тут же откликается женщина с мягким круглым лицом. «Вроде да», – отвечает мужчина. «Ну и хорошо», – констатирует женщина. 15.10. Сергею Удальцову удается дойти до сквера: к нему тут же ринулись журналисты и полицейские, которые потащили его к автозаку. Толпа с криками: «Позор!» – за ними. Сам Удальцов, вопреки обыкновению, молчит. «Что ж они его тащат-то, – громко возмущается тепло одетая пожилая дама, – он же не сопротивляется!» У старшего по группе омоновцев заговорила рация: «Байкал, Байкал, Кишинев, давай еще сюда на пятачок подтягивай группы две-три. Выше памятника Феликсу Эдмундовичу. Сейчас тут будут люди, которых надо будет изымать. Байкал, Кишинев, прием». 15.20. Женщина лет сорока говорит приятельнице: «Так, если тут Навальный появился, надо срочно бежать в другую сторону». 15.34. The New Times – Навальный –The New Times. «Вы где?» – «В автозаке». – «А что сказали, когда задерживали?» – «Ничего не сказали. ОМОН. Здесь Гаскаров (член КС от левых) и еще три человека. Вроде их рядом с площадью взяли». – «А их как брали?» – «Как обычно: «Забираем этого». 15.30 – 16.00. Из разговоров на Лубянском сквере: Алиса Пилюкова, 27 лет, одета во все черное: «Это вопрос уже человеческого достоинства. Мэрия, которая отказалась согласовать митинг и сказала нам: «Вы никто», она просто не оставила нам выбора – выходить или нет. Могут арестовать? Могут, я к этому готова: с делами разобралась, знакомых предупредила. Телефон «РосУзника» у меня с собой есть». – «А по жизни вы чем вообще занимаетесь?» – «Я таролог, на картах таро гадаю». Лиза Кофанова, 18 лет, студентка МГУ: «Немножечко страшно, это да. Меня ни разу не арестовывали, но я думаю, если ведешь себя нормально и никуда не лезешь, то и не арестуют. Для себя я сразу решила – согласуют или нет, все равно пойду». Евгений, мужчина неопределенного возраста: серый шарф натянут до самых глаз, серая шапка надвинута на лоб. «Тут опера всех по-любому снимают, не хочу засветиться. Дома жена и трое детей. Но все равно запасся: супруга вот с собой дала зубную щетку, белье, зарядку для телефона и сухофрукты», – хлопает себя по рюкзаку. Валентина Николаевна, пенсионерка из Мытищ: «Я работала в избирательной комиссии. Это участок в Кооперативном техникуме в Мытищах, в Перловке, но его расформировали. У меня в декабре «Единая Россия» набрала 32%, а Путин в марте – 36%, а они нам говорят – 50-60%. Это ложь. Я не могу жить с этой ложью». Молодая пара, обоим лет по двадцать пять: угрюмый парень с красным, замерзшим лицом и миниатюрная девушка в смешной коричневой шапке с помпоном. Она: «Саш, пойдем к ОМОНу, скажем им». – «Что скажем?» – «Ну, что-нибудь скажем». – «Слушай, стой на месте, а? Он тебе в ответ так скажет, что Новый год ты будешь в СИЗО отмечать». Она: «Неправда, 15 суток 30 декабря закончатся». 15.50. По площади мечется десяток бойцов из 2-го оперативного полка полиции под руководством офицера, к ним подбегает мужчина в белой куртке – судя по всему, оперативник ФСБ или Центра «Э». «Где он? На углу? – говорит он с кем-то по телефону и машет рукой полицейским. – За мной!» Вся группа спешит на угол Политехнического музея и Лубянского проезда, но почему-то останавливаются. «Бл*дь, я тебе уже полчаса них*я дозвониться не могу! – орет в трубку оперативник в белой куртке. – Как ушел?!» «М*даки, полдня стояли дрочили, не работали них*я!» – выговаривает коллегам оперативник и уходит в сторону толпы у Соловецкого камня. «Хорошо получился? – по пути оборачивается на сфотографировавшего его корреспондента The New Times. И злобно добавляет: – В другой раз камеру разобью». 16.00. Молодой черноглазый омоновец Игорь с ямочками на розовых щеках объявлял в громкоговоритель: «Уважаемые граждане! Данное мероприятие не согласовано с исполнительной властью…» «Ты другие слова знаешь?» – спрашивает его мужик в пуховике. «У меня многофункциональная профессия. Могу задерживать, спасать, пресекать, могу и объявлять, как сегодня», – отвечает он. Работа у Игоря сегодня трудная: микрофон на морозе то и дело отказывает, приходится своим дыханием его согревать. Согрел, снова сделал объявление. Удовлетворенный работой, разговорился: «Я придерживаюсь консервативных понятий. А они (люди в сквере) все либеральные. Не люблю эту публику либеральную. Им проплачивают митинги: на эти мероприятия постоянно выходят одни и те же люди. Им явно все равно, против чего собираться. И все такие говорливые, говорят много – делают мало. Я думаю, что эти митинги бесполезные. Нормальная у нас ситуация в стране. Хочешь что-то изменить – начни с себя. Сам добивайся чего-то, потихонечку», – наставляет он. 16.15. Буфет Политехнического музея набит людьми в штатском, по виду сотрудниками ФСБ и Центра «Э». Время от времени они открывают окно, высовывают мощный объектив и снимают людей на площади: лицо за лицом. Специальный человек, в руках у которого айпад с десятками закладок, отслеживает сообщения в твиттере и Живом журнале. Удается подглядеть: читают блог «Солидарности» и твиттер Собчак. 16.30. У металлического ограждения трясутся от холода два полицейских, один черноволосый, другой светлый, белесый, обоим под тридцать. Жалуются: стоят на морозе практически без перерыва с 9 утра. «Такие митинги ни к чему не приведут. Вы политологию изучали? Я застал немножко. Вы посмотрите на этих митингующих, они наполовину купленные», – говорит черноволосый. К нему подходит мужчина и раздраженно спрашивает: «Вот вам сейчас полковник прикажет девушку задержать – вы задержите? А потом протокол напишете, что она вас за палец укусила». Полицейский – корреспонденту The New Times: «Вот, это негативно настроенный человек». 17.10. Сотрудникам 2-го оперативного полка приказано вытеснять людей с площади. «Воскресенск, давайте тоже сюда, к Соловецкому камню подтягивайтесь, группы смешивайте. Твои две группы – левую сторону сквера берем. Как приняли?» – кричит рация. «Жетоны проверь! Главное, чтобы жетоны на вас были», – говорит офицер. Митингующие, водившие хоровод вокруг Соловецкого камня, кричат: «Долой власть чекистов!» Услышав эти слова, эшник (сотрудник Центра по противодействию экстремизму ГУВД Москвы) в голубой куртке и спортивных штанах выбегает из «тыла» оцепления и снимает митингующих на видеокамеру. «Это американские валенки?» – спрашивает корреспондента The New Times один из омоновцев. По рации: «Старшие групп задержания, взаимодействуйте со старшими групп по доставлению автобусов, чтобы они подъехали в ту точку, которую вы укажете для приема интересующих вас лиц». «Подравняй левый край, левый край – к фонарю», – звучит команда, и цепь пошла. «Подождите! – вдруг кричит пожилой омоновец. – Женщина возложит цветы! Цветы к Соловецкому камню!» Он оглядывается и приказывает цепи остановиться. Пожилая женщина медленно разворачивает газету с белыми хризантемами. «Там плакаты висят на дереве – ты направь кого-нибудь в гражданском снять», – снова кричит рация. «Девушка, вы же совсем замерзли, ну идите же к метро, – упрашивает похожий на чеховского городового капитан с обледеневшими черными усами. – Могли бы сидеть с молодым человеком в кафе, вы такая красавица». «Принципы дороже, чем кафе», – отвечает девушка. «Ах, принципы… Это я понимаю, да, принципы», – усмехается городовой в усы, с которых слетают белые ледышки. «А вы почему не с нами?» – вмешивается в разговор мужчина лет под 50 с профессорской бородкой. «А вы почему не с нами? – отвечает городовой. – Мы стоим здесь оплотом правопорядка, а вы к метро не идете!» 17.30. Людей оттесняют от Соловецкого камня. Они берутся за руки и скандируют: «Россия без Путина!» Один оперативник – другому: «Смотри-ка, у них там и стратегия своя». Другой: «Пойти, что ли, позахватывать, а то замерз». Третий: «Ох, скорей бы чайку горячего или кофе». Боец с круглым азиатским лицом устало кладет голову на плечо товарищу и, чуть зажмуриваясь, говорит: «Девушку бы обнять… тебе-то хорошо, у тебя жена есть». «Девушка, а что вы сейчас здесь стоите, губки аж посинели? – обращается он к одной из митингующих. – Я ж за вас беспокоюсь. Что нам здесь стоять – о политике говорить? На хрен нам эта политика, каждый раз одно и то же. Давайте лучше о нас поговорим, о мужчинах и женщинах». 20.00. Задержаны 69 человек, которых развезли в пять отделений полиции. Восемь человек, в том числе члены КС Навальный, Собчак, Удальцов, Яшин, отпущены без составления протокола. Остальным 61 человеку оформили протоколы по ст. 20.2 ч. 5 Административного кодекса РФ: «нарушение участниками мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга» – штраф от 10 до 20 тыс. рублей либо по ст. 19.3: «неповиновение милиции» – до 15 суток.

Журнал The New Times,

http://www.newtimes.ru/articles/detail/61264?fb_action_ids=429541467111917&fb_action_types=og.recommends&fb_source=other_multiline&action_object_map=%7B%22429541467111917%22%3A302645279854198%7D&action_type_map=%7B%22429541467111917%22%3A%22og.recommends%22%7D&action_ref_map=[]

Триумфальная для интеллигенции

В Москве прошла крупнейшая несанкционированная акция оппозиции:

репортаж «Ленты.ру»

В субботу, 15 декабря, в Москве на Лубянской площади состоялся несанкционированный «Марш свободы», собравший от 700 человек (данные полиции) до пяти-семи тысяч (данные организаторов). Практически все инициаторы акции, включая Алексея Навального, Илью Яшина, Ксению Собчак и Сергея Удальцова, были задержаны сразу или почти сразу после ее начала. Около полутора часов простояли на Лубянке рядовые участники, затем ОМОН выдавил их в переулки и метро. Задержано, по данным полиции, 40 человек (по данным «ОВД-инфо» – более 60 активистов). Из-за того, что изначально запланированное шествие так и не было согласовано с московскими властями, акция потеряла если не смысл, то содержание-то уж точно. Цветы к Соловецкому камню и плакаты про то, что президент – нехороший человек: получается, это все, что осталось от многотысячных митингов за честные выборы. Сквер у Соловецкого камня был забит людьми уже к 15.00, когда «Марш свободы» должен был начаться «официально», то есть по плану организаторов. Представители Координационного совета оппозиции несколько дней пытались согласовать акцию в форме шествия с мэрией Москвы, но безуспешно – договориться не удалось. ГУ МВД по Москве, основываясь на фотографиях с полицейского вертолета (он провисел над Лубянкой почти час), сообщило, что на митинг пришло 700 человек, причем 300 из них – журналисты. Эти данные не вполне корректны: многие возлагали к Соловецкому камню цветы и сразу же уходили, а их место занимали вновь прибывшие. То есть в стоянии на Лубянке участвовали несколько тысяч человек. Таким образом, это была самая массовая несанкционированная акция за последние годы. Однако это не отменяет того, что количество пришедших не идет ни в какое сравнение с разрешенными митингами и шествиями, начавшимися в декабре 2011 года. На протяжении первого часа акции правоохранители вели себя довольно мирно и почти никак себя не проявляли. Разве что сквозь толпу пробирался полицейский, монотонно повторявший в мегафон: «Граждане, которые возложили цветы, проходите в сторону метро». Большая часть тех, кто «возлагал цветы», проводили время, дискутируя о том, когда же начнутся массовые задержания (у оппозиционеров более популярны синонимы «винтилово» и «винтаж»). Едва ли не первыми были задержаны члены КС оппозиции Илья Яшин и Ксения Собчак. Они в компании депутата Госдумы Дмитрия Гудкова вышли из кафе и спустились в подземный переход в районе Лубянской площади. Несколько выходов наверх были перекрыты полицией. Однако возле одного из них полицейский предложил троице остановиться – и подняться здесь. Шеренга правоохранителей расступилась, первым по ступенькам двинулся Гудков. Его как депутата не тронули, но когда Гудков оглянулся, Яшина и Собчак уже вели в полицейский автомобиль. «Их тихо задержали, даже нежно. Я не сразу понял, что и произошло», – говорил потом Гудков корреспонденту «Ленты.ру». Позже Яшина и Собчак доставили в ОВД «Текстильщики» (а спустя пару часов и вовсе отпустили). Там же в итоге оказался и еще один член КС Алексей Навальный. Он пришел на Лубянку со стороны Охотного ряда в сопровождении десятков журналистов и фотографов. Навальный спокойно прошел по переходу, поднялся на улицу. Остановился, чтобы поговорить сначала с членом КС Михаилом Гельфандом, потом с актером Максимом Виторганом. Всякий раз эти остановки провоцировали толчею и давку, фотокоры друг другу все ноги отдавили. Навальный раздал несколько десятков интервью, в которых поблагодарил пришедших, рассуждал о мирном характере акции. А потом, сразу по выходу из сквера, Навальный был задержан (позднее стало известно, что Навального, как и других известных оппозиционеров, не стали привлекать к административной ответственности: полицейские не оформили протокол, ограничившись профилактической беседой; на остальных задержанных в этот вечер на Лубянке, как позже сообщил портал «ОВД Инфо», были составлены протоколы по статьям 19.3 и 20.2 КоАП). Беспорядочное движение по скверу продолжалось под монотонное повторение полицейскими в мегафон: «Граждане, спускайтесь в метро, не мешайте возлагать цветы другим гражданам». Настроения в толпе были полярными. От «по-настоящему все только начинается» до «три тысячи человек – это все, чем мы могли ответить на аресты». Несколько человек были со значками «Я тоже был на Болотной площади. Арестуйте меня». Значки явно отсылали к событиям 6 мая 2012 года (по итогам которых возбуждено «болотное дело»). В толпе были группы анархистов и антифа, но вели они себя тихо. «Обычно меня задерживают везде, где только я появляюсь», – хвастал чуть в стороне националист, глава высшего национального совета движения «Русские» Дмитрий Демушкин. Он как в воду глядел: задержали его чуть позже, несмотря на бурные замечания, что он на Лубянке находится как наблюдатель, а не как участник. Из «лидеров протеста» не задержанными остались в итоге лишь сопредседатели «Парнаса» Борис Немцов и Владимир Рыжков, да отец и сын Гудковы. Чувствовалось, что собравшиеся не забыли: скоро – Новый год, корпоративы, подарки, отпуска. К примеру, активист Николай Ляскин попадать в отделение полиции не намеревался. «У меня на вечер и на выходные большие планы, – Ляскин немножко помолчал и ностальгически добавил: – Это во времена «Стратегии-31» я освобождал вечера от всех дел». По прогнозам Ляскина, «винтилово» должно было развернуться через час после начала акции. Он ошибся совсем ненамного – полиция приступила к задержаниям рядовых участников акции примерно через полтора часа. Видимо, ждала, пока самые теплолюбивые оппозиционеры уйдут домой. К этому моменту акция у Соловецкого камня стала напоминать типичный митинг «Стратегии-31» на Триумфальной площади в период ее расцвета. Если 31 декабря 2010 года правозащитница Людмила Алексеева выходила на Триумфальную площадь в костюме Снегурочки, то спустя почти два года у Соловецкого камня люди водили хоровод, скандируя «Свободу политзаключенным». В какой–то момент «космонавты» (бойцы ОМОНа или внутренних войск в черных шлемах с прозрачным забралом) начали выхватывать из толпы самых активных. Те как могли сопротивлялись. За задержаниями рядовых активистов грустно наблюдал человек в костюме Деда Мороза. – Как нож сквозь масло проходят, – прокомментировал действия полицейских мужчина, у которого из под пуховика выглядывала розовая рубашка и фиолетовый галстук. – Их только этому и учат, а в Чечне некому воевать, – откликнулся его товарищ. У него на пуховике была наклейка с изображением мальчика и призывом «Папа, Путина прогони». «Долой власть чекистов», «Позор», – неслось со всех сторон на полицейских, которые невозмутимо продолжали точечные задержания. Наконец, омоновцы начали вытеснять людей с площадки вокруг Соловецкого камня в сторону маленького бульварчика со скамейками и Политехнического музея. «Круг замкнулся! Последний вздох», – прокричала пожилая оппозиционерка и начала петь. Вообще же на этой акции почти никто ничего не кричал, но людей все равно забирали в автозаки. Неподалеку какой-то парень сидел на скамейке и читал книжку Курта Воннегута. Когда тащившие оппозиционера омоновцы едва не выбили книгу у него из рук, он возмутился, как будто забыв, где он на самом деле находится (уже после митинга корреспонденту «Ленты.ру» рассказали, что это был журналист Никита Аронов и что его прямо с этим Воннегутом отвели в автозак). Происходившее на Лубянке напоминало акции «Стратегии-31» и тем, что людей было довольно мало (по сравнению с согласованными митингами за честные выборы), многие были хорошо между собой знакомы. То и дело знакомые натыкались друг на друга и начинали короткие светские беседы, которые прерывали омоновцы очередным жестким задержанием. «Это Триумфальная для интеллигенции», – сказала корреспонденту «Ленты.ру» член «Партии 5 декабря» Мария Баронова и отправилась греться в хинкальную. Журналисты и оппозиционеры вообще периодически уходили передохнуть в окрестные кафе. Шеф-редактор компании «Афиша-Рамблер» Юрий Сапрыкин вместе с членом Координационного совета оппозиции и владельцем «Дождя» Александром Винокуровым грелись в буфете Политехнического музея. – Там за столиком сидят фээсбэшники и на своих «айпадах» читают твиттер Ксении Собчак, а другие через огромную трубу фотографируют, можно сказать, лица протеста, – рассказал об обстановке в буфете Сапрыкин. – Да, вон же они, – показал на освещенные окна музея Винокуров. – Ну, надо им помахать, – сказал Сапрыкин, но тут его унесла куда-то вбок толпа. Обычно на одного человека наваливалось четыре или пять омоновцев, которые либо вели, либо тащили оппозиционера по земле в сторону автозака. Но иногда полицейских было меньше – и очередную жертву полиции удавалось коллективно оттащить в сторону. Омоновцы осматривались, понимали, что они в меньшинстве и убегали прочь. Победившие систему активисты издавали победный клич и вскидывали вверх кулаки в теплых варежках. На акции у Соловецкого камня, в отличие от разрешенных митингов «За честные выборы», почти не было плакатов и креативных костюмов. Правда, в толпе перемещался человек с громадным яйцом на голове. «Человек-яйцо не ходит на несанкционированные акции», – сообщал плакат на спине. Если верить тому, что беспрерывно говорили в мегафоны полицейские, человек-яйцо как минимум заблуждался. Активист Константин Дихтярь вместо плаката держал в руках журнал The New Times с говорящей обложкой «Козлы они». Полицейские упорно теснили толпу к Политехническому музею, периодически вылавливая людей и оттаскивая их в автозаки. В какой-то момент к цепи вдруг подошел высокий пожилой человек в коричневой дубленке и черной меховой шапке и, тыча в омоновцев пальцем, долго кричал «Вы же мрази, подонки! Ментов нужно убивать!» «Убивайте их!» – обратился он сразу ко всем. Полицейские мужчину почему–то не тронули, ему пришлось уйти. Наконец, к шести часам вечера из сквера выдавили практически всех оппозиционеров. Нескольким, правда, удалось вернуться к Соловецкому камню. Женщина в белом пуховике молча встала прямо у стелы, заваленной цветами. В руках она держала свечку и плакат «Мученики ГУЛАГа, молите бога о нас!» К ней быстро подошли две сотрудницы правоохранительных органов, повалили ее на землю и отвели в автозак.

Илья Азар, Андрей Козенко, Лента.ру, http://lenta.ru/articles/2012/12/15/lubyanka/

Мнения

Смердит

Опережая свою статью, в которой я буду подводить итоги года, объявляю: главное явление 2012 года – удушающая вонь, исходящая от разлагающейся российской власти. Смердит весь год, невыносимо мерзко, от первых заявлений Путина по поводу участников протеста до последних дерганий депутатов Госдумы. Пару лет назад Лев Гудков, кажется, дал яркую метафору: наша проблема – незахороненный труп советской империи, на котором паразитирует нынешняя власть. Продолжая метафору: она, власть, заражена трупными ядами и издыхает сама, источая на нас миазмы своего предсмертного разложения. Особенно это проявилось в детоубийственном законе, принятом во втором чтении в среду вечером. А в нем ведь сошлось многое. Первое (я об этом уже писал, но повторяю для непонятливых). Спор относительно того, каков был процент нарушений на думских выборах, был схоластичен. Нарушений быть просто не должно, или они должны быть ошеломляющим исключением. Бессмысленны рассуждения о том, что «они ведь все равно получили больше других». Понятно, что то большинство голосов, которое они имеют в Думе, определяется всего лишь несколькими процентами нарушений на выборах. Даже при чуть меньших нарушениях этого большинства не было бы, а значит, не было бы и большинства аморальных и антиконституционных законов, которые они приняли. Иными словами, дело не в том, сколько они себе приписали, а в том, что припиши они себе чуть меньше, не видать им большинства в Думе. В том, что они напринимали, виноваты и мы. Ведь в конце концов именно мы их туда пропустили. Второе. Как эта власть относится к детям, ясно давно. Название «Беслан» вам всем, недовольным, ничего не напоминает? Это сейчас мы, успешные, защищаем свое достоинство, задетое Чуровым и Путиным. А где мы все были, когда они сжигали в Беслане наших российских детей? Мы промолчали тогда и получаем по полной программе сейчас. И получим еще. Агония этой власти будет омерзительна. Третье – наши надежды на Путина. Нам еще предстоит облегченно вздохнуть, когда и если Путин наложит вето на этот думский маразм, и мы испытаем нечто вроде легкого возбуждения, которое часто называют «стокгольмский синдром». Это когда террорист убивает не нас, а заложника рядом с нами. Это когда под шумок протащут закон против общественных организаций, с помощью которого можно будет прикрывать всех, кто не пляшет под их дудки. А если подпишет – что скажут и что сделают миляги из президентского совета по гражданскому обществу или активисты из Общественной палаты? Неужто они опять смело пожурят президента? И что сделаем мы? Будем ждать весны, как предлагает наш легитимный Координационный совет? Финал года с очевидностью показывает: власть в России стремительно несется к краху. А мы все думаем, как нам с ней взаимодействовать, о чем просить или, если угодно, что требовать. Мы все это всерьез? Это все равно, что нажимать на тормоз машины, летящей в пропасть. У нас осталась одна главная задача – думать о том, что делать, когда эта власть грохнется. Надо готовиться к этому прямо сейчас, ведь наша жизнь на этом не заканчивается. Нам нужно налаживать полицию, судебную власть, федерализм и разделение властей, отменять кучу принятых ими законов, а где аккуратный список? Нам нужна новая налоговая система, новая Конституция. Ко всему этому надо готовиться сейчас. И вот еще, к примеру: на каких юридических основаниях мы будем их судить, в том числе – за эти законы? А мы будем их судить. Чтобы больше в нашей истории такое не повторялось. Никогда. Если, конечно она, наша история, все э/iто переживет.

Георгий Сатаров, Ежедневный журнал,

http://ej.ru/?a=note_print&id=12502

Россия строит новое утопическое

тоталитарное государство

Размышляя над своим уголовным делом, которое появилось так же внезапно, как возникает чирей, я пришёл к мысли о том, что дело это явилось неким закономерным итогом утопического мышления современной власти, в данном случае сотрудников силовых структур Карелии. И связано оно с созданием нового утопического тоталитарного государства, идеального с точки зрения олигархического неофеодализма. Абсолютная власть транслирует абсолютизирующие принципы иерархичности и элитарности. Далёкие от современной реальности представления силовиков рождают поистине сюрреалистическую юриспруденцию, с помощью которой осуществляется насильственное построение утопической государственной жизни, рождённой в дряхлеющих головах обитателей Кремля, отравленных советским социалистическим газом. Как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. Именно такими намерениями руководствуются сегодняшние надзиратели за Россией. Мы знаем, как в России сложно добиться справедливости, как из рук вон плохо работают правоохранительные органы, которые часто сами преступают законы, в каких унизительных и непотребных условиях живут люди, и как мало они живут… Но с этим никто ничего делать не собирается, поскольку утопическое сознание далеко от реальности и настоящих проблем. Власти придумали защищать чувства и достоинство верующих (единственных теперь обитателей России), а всё, что, по их мнению, эти чувства оскорбляет, а достоинство унижает, – карать и выживать. Вот и мертворождаются нелепые уголовные дела об оскорблении православных, русского народа, а также неофашистов и т.д. Цель таких дел – легко снискать расположение различных социальных групп и этносов к этой самой власти. Человек любит, чтобы его жалели, любит, чтобы его выделяли, с ним нянчились, любит быть жертвой, любит прикидываться несчастным, жаждет к себе внимания и заботы, любит быть частью группы, частью большого коллектива. Он жаждет патернализма, иллюзию которого создаёт государство. Вместо того, чтобы обеспечивать социальную защиту, безопасность граждан, приличный уровень доходов для всех, хорошее медицинское обслуживание и образование, честные выборы, свободу слова и собраний, тем самым демонстрируя своё уважение к человеческому достоинству, государство, кое-как выполняя свои функции гарантийной мастерской, предпочитает идти по очень нехитрому, но тупиковому, пути – наказывать ярых критиков собачьей жизни, подавая это как защиту человеческого достоинства тех, кто либо пренебрегает достоинством других, либо вовсе лишён представлений о достоинстве, либо не обладает чувством собственного достоинства. Государство, лишив людей достоинства, взялось защищать его. И вот мы уже являемся свидетелями, а то и жертвами нарочитого и вымышленного правосудия, пугающей плодовитости следовательских и оперуполномоченных умов, лёгкости в формотворчестве различных бредовых обвинений, вызванных диким диссонансом между утопическим мышлением силовиков и окружающей реальностью, которая предстаёт как нечто зловещее и несоответствующее выдуманной в коридорах Лубянки и патриархии модели общественного устройства, где главное – клерикализация жизни и тотальное подчинение власти. «В настоящее время все политические силы страны должны объединить свои усилия для укрепления национального единства, упрочения гражданского мира и согласия, сплочения российского народа на основе наших традиционных духовных ценностей, чему может способствовать дальнейшее религиозное просвещение общества, включая соответствующую духовно-воспитательную работу среди молодежи». Цитата из одного официального документа, отражающего уровень мышления государственных людей. Это ли не утопия, развязывающая руки произволу? Произвол – наказывать за «публичные оскорбления религиозных убеждений граждан и прилюдное унижение богослужений, религиозных обрядов и церемоний». На смену социализму пришёл православизм. «Социализм обойдется и без вас, а вы без него проживете зря и помрете», – говорит один из героев «Котлована» А. Платонова. Но ведь жили же без социализма. И без православия проживём. Сегодня нам предлагается поприветствовать новый приход колхозной жизни – монастырь строго режима. Вместо решения экономических и социальных проблем внимание власти обращено на душу человека. (Один государственный деятель провозгласил, например, Карелию «центром духовной силы»). Душа стала их «основной профессией». Россия вновь превращается в платоновский «Чевенгур», только коммунизм заменяет православизм, который тоже «должен быть едким – для хорошего вкуса». А потому те же чекисты начинают освобождать жизнь от «буржуев и полубуржуев», надеясь на то, что наступит всеобщее счастье – «укрепление национального единства, упрочение гражданского мира и согласия, сплочение российского народа», не понимая, что православизм, так же как и коммунизм, – это конец истории, конец времени. Так же как чевенгурцы карельские чиновники, чекисты и следователи работают не для пользы, а друг для друга, воплощая утопическую идею военно-бюрократическо-православного счастья. Именно поэтому возбуждаются такие бесполезные уголовные дела, как моё, которые щедро финансируются государством в ущерб действительно важным сферам жизни. «Там дураки власть берут, – может, хоть жизнь поумнеет», – говорит герой «Чевенгура». И она, действительно, умнеет. Надежды на роль православной религии в становлении человеческого духа, его облагораживании и высветлении выветрились из умов многих людей. Служба в армии становится всё более постыдным занятием. А карьера государственного служащего неприемлема для человека с чувством собственного достоинства.

Максим Ефимов, политический эмигрант, Эстония

За рубежом

Узбекистан: свободу политическим заключенным в День Конституции

Годовщина должна стать поводом для проведения реальных реформ

В связи с двадцатой годовщиной принятия Конституции страны 8 декабря 2012 года правительство Узбекистана обязано дать свободу всем политическим заключенным, – заявили сегодня представители правозащитных групп. Лишь освобождение политических заключенных способно показать истинное направление широко разрекламированного процесса реформ в Узбекистане, сказали правозащитники. Под обращением подписались девять международных организаций, – Хьюман Райтс Вотч, группа «Freedom Now», Комитет по защите журналистов, Ассоциация по правам человека в Центральной Азии, Международное партнерство по правам человека, Международная правозащитная ассоциация «Клуб пламенных сердец», американский ПЕН-центр, АСАТ-Франс и Международная федерация за права человека. «Журналисты, правозащитники, писатели, а так же оппозиционные и религиозные деятели, находящиеся в заключении только из-за проведения мирных акций, во-первых, вообще не должны быть в тюрьме» – заявил Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч в Центральной Азии. – «Для президента Ислама Каримова освобождение политических заключенных в День конституции является наилучшей возможностью показать народу Узбекистана и международным партнерам, что он действительно готов двигаться по пути реформ». В День Конституции власти Узбекистана традиционно объявляют амнистию потенциально применимую к нескольким тысячам заключенных. Но арестованные по политическим обвинениям почти никогда не попадают под действие этой амнистии. Кроме того, даже в случае освобождения, амнистия не отменяет неправомерных приговоров. Правозащитные группы призвали власти Узбекистана предоставить заключенным доступ к необходимой медицинской помощи и разрешить свидания с семьями, которые положены им согласно международному законодательству о правах человека. Известно, что в настоящий момент, без каких либо иных причин, кроме собственной правозащитной деятельности, в заключении находятся следующие правозащитники: Солижон Абдурахманов, Азам Формонов, Мехриниссо Хамдамова, Зульхумор Хамдамова, Исроилжон Холдаров, Носим Исаков, Гайбулло Джалилов, Абдурасул Худойназаров, Эркин Кузиев, Ганихон Маматханов, Зафарджон Рахимов, Юлдаш Расулов, Дилмурод Саидов, Акзам Тургунов и Гульназа Юлдашева. По некоторым сведениям, журналист Джамшид Каримов в 2011 г. был выпущен из психиатрической лечебницы, где содержался принудительно, но после этого исчез. Это внушает опасения, что журналист снова был задержан и находится в полной изоляции. Здоровье некоторых из заключенных внушает серьезные опасения, и как минимум семеро из них в тюрьме были подвергнуты пыткам или жестокому обращению. Агентство Организации Объединенных Наций (ООН) и недавний доклад Хьюман Райтс Вотч, сообщают, что в местах тюремного содержания Узбекистана широко и систематически применяются пытки и жестокое обращение с заключенными. Известен случай, когда при допросе гражданского активиста Тургунова, после его ареста в 2008 году по сфабрикованным обвинениям, офицер полиции облил ему спину кипятком, когда тот отказался подписать ложное признание. Обвиняемый потерял сознание и получил сильные ожоги. Не смотря на то, что Тургунов предъявил следы ожогов в зале суда, судья предпочел поверить заявлению полиции, что заключенного никто не пытал. Кроме того, в тюрьме по политическим обвинениям находятся следуюшие выдающиеся писатели, представители интеллигенции и оппозиционеры: Исак Абдулаев, Азамат Азимов, Мухаммад Бекжанов, Батырбек Эшкузиев, Рухиддин Фахрутдинов, Хайрулло Хамидов, Бахром Ибрагимов, Мурод Джураев, Даврон Кабилов, Матлюба Каримова, Самандар Куканов, Мамадали Махмудов, Гайрат Мехлибоев, Юсуф Рузимурадов, Рустам Усманов, Равшанбек Вафоев, и Акрам Юлдашев. Правительство Узбекистана также отправило в заключение тысячи независимых мусульман и людей других конфессий, состоявших в неподконтрольных государству религиозных организациях, осудив их по расплывчатым обвинениям в так называемом «религиозном экстремизме», «попытках свержения конституционного режима» и владении «нелегальной религиозной литературой». Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям недавно пришла к выводу, что правительство Узбекистана нарушает международные обязательства, наказывая своих граждан за осуществление фундаментальных прав свободы выражения. «Международное право и собственная Конституция Узбекистана требуют уважения к правам человека, таким, как свобода слова, совести, свобода собраний и убеждений»,– заявил Патрик Гриффит, адвокат организации «Freedom Now». – «Чтобы Конституция имела хоть какой-то смысл, правительство должно немедленно освободить тех, кто задержан из-за осуществления этих основных прав». Каждый год, в связи с Декларацией независимости Узбекистана и Днем Конституции, по амнистии несколько тысяч заключенных получают свободу. Амнистии обычно подлежат лица, совершившие преступления, не представляющие серьезной опасности для общества, а также отдельные демографические категории, как например, женщины, несовершеннолетние и лица старше 60 лет. При подготовке списков на освобождение, начальство тюрем имеет крайне широкие полномочия. Политическим заключенным год за годом отказывают в амнистии, якобы из-за нарушений правил внутреннего тюремного распорядка. При этом к подобным нарушениям могут быть отнесены молитвы или ношение белой рубашки. Тюремные власти также увеличивают сроки заключения правозащитникам, журналистам, членам политической оппозиции и тысячам заключенных по обвинению в «религиозном экстремизме», якобы за нарушения тюремного распорядка. Приговоры выносятся без должного судебного разбирательства, и к уже имеющимся срокам может быть добавлено до нескольких лет. «Незаконное увеличение сроков для политических заключенных, многие из которых находятся за решеткой уже больше десятка лет, демонстрирует особую жестокость системы уголовного правосудия в Узбекистане», – заявила Надежда Атаева, президент Ассоциации по правам человека в Центральной Азии. – «Некоторые из заключенных, например, Махмадали Махмудов, Мурод Жираев и Солиджон Абдурхманов, – пожилые люди со слабым здоровьем. Постоянное продление сроков заключения обрекает их на смерть за решеткой». В конце января 2012 года, всего лишь за несколько дней до окончания 13-тилетнего тюремного заключения, власти присудили Бекжанову, бывшему главному редактору оппозиционной газеты «Эрк» (Свобода), дополнительный пятилетний срок, за нарушение внутреннего тюремного распорядка. Бекжанов находится в заключении с 1999 года. Согласно сообщению Коммитета по защите журналистов, Бекжанов и Рузимурадов, провели в заключении дольше, чем кто-либо из журналистов во всем мире. Хотя власти Узбекистана в последние несколько лет дали свободу нескольким правозащитникам, число освобождаемых существенно сократилось с тех пор, как Евросоюз и США начали процесс нормализации отношений с Узбекистаном, соответственно, в 2009-м и 2012-м годах, чтобы заручиться поддержкой Узбекского правительства в Афганской войне. В дополнение к кампании по преследованию и запугиванию гражданских активистов, власти Узбекистана также отправили в тюрьму в этом году еще как минимум двоих правозащитников: Кузиева, члена правозащитной организации «Эзгулик» (Милосердие) и Юлдашеву, члена Инициативной группы правозащитников Узбекистана. 26-летнюю Юлдашеву осудили в июле на 7 лет тюрьмы по сфабрикованному полицией обвинению в работорговле. «Продолжающееся притеснение гражданского общества и вынесение приговоров правозащитникам показывают, что Ташкент явно не чувствует достаточного давления со стороны США, Евросоюза и других ключевых стран, чтобы изменить свое поведение», – заявил Артак Киракосьян, генеральный секретарь Международной федерации за права человека. –«Гражданскому обществу Узбекистана и его народу необходима более сильная поддержка со стороны Вашингтона, Брюселя, Берлина, Парижа и других столиц в области защиты прав человека». Хотя Международный Комитет Красного Креста (МККК) имеет доступ в тюрьмы и места предварительного заключения Узбекистана, его работа является конфиденциальной. Местное гражданское общество, журналисты и международные неправительственные организации не могут осуществлять общественный контроль за происходящим в тюрьмах, поскольку правительство активно этому препятствует. За последние десять лет власти отклонили все запросы о доступе в тюрьмы для каждого из 11 специальных наблюдателей ООН, обратившихся с подобным запросом, включая Специального докладчика по ситуации с правозащитниками, и полностью игнорировали рекомендации разничных экспертных органов. Правительство вынудило многие международные организации и СМИ покинуть Узбекистан, в частности, под давлением властей в марте 2011 был закрыт офис Хьюман Райтс Вотч в Ташкенте. Кроме того, правительство отказывает в регистрации местным независимым правозащитным организациям. В ноябре тюремные чиновники попытались помешать делегации МККК навестить журналиста Абдурахманова, которого власти содержали под стражей, скрывая от МККК в течение нескольких месяцев, – сообщил независимый новостной сайт Uznews.net. Во время одного из прошлых визитов Красного Креста в тюремный лагерь № 64/61 Абдурахманов был вывезен из тюрьмы и спрятан от инспекции. Сын Абдурахманова сообщил новостному сайту, что тюремные власти привели на встречу с делегаций Красного Креста другого человека, который выдавал себя за Абдурахманова, однако инспекторы быстро обнаружили подмену. Как международные законы, так и законы самого Узбекистана требуют, чтобы тюремные власти обеспечивали основные потребности заключенных, позволяли регулярные свидания, в том числе с семьей, и относились к заключенным с уважением, не оскорбляя их достоинство. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и Международный пакт о гражданских и политических правах запрещают бесчеловечное или унижающее достоинство обращение с заключенными. Узбекистан является участником обоих соглашений. Правительство Узбекистана должно немедленно начать расследование всех обвинений в жестоком обращении с политическими заключенными. Кроме того, должны быть пересмотрены все закрытые слушания, где политическим заключенным были присуждены дополнительные сроки, – заявили представители правозащитных групп. «Вместо отправки активистов под домашний арест или подавления мирных акций протеста, президент Каримов должен отметить День Конституции соблюдением конституционных принципов и исполнением соглашения Узбекистана по международной защите прав человека, – заявила Мутабар Таджибаева, бывшая политиечская заключенная и президент «Клуба пламенных сердец». – «Правозащитники Узбекистана, журналисты и участники религиозной и политической оппозиции страдали уже достаточно долго».

Блог Надежды Атаевой,

http://nadejda–atayeva.blogspot.ru/2012/12/blog–post.html?spref=fb

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дорогие друзья и коллеги!

Сердечно поздравляем вас и ваши семьи с Новым годом и Рождеством Христовым!

Желаем благополучия, счастья, успехов и радости в Новом году!

С уважением, редакция

 

 

 

Мнения, выражаемые авторами статей, могут не совпадать с позицией редакции.   Адрес редакции: 123056, Москва, переулок Красина, дом 15, стр. 1 (для Е. Гришиной) Тел. 8 (499) 553-0312. E-mail: elgricpi@mtu-net.ru Сайт www.newcpi.org Редактор Елена Гришина   Информационный бюллетень выходит при поддержке National Endowment for Democracy Распространяется бесплатно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here