Неделовая репутация?

3
1558

26 июля 2013 года в Екатеринбурге состоялось заседание мирового суда по иску «О защите деловой репутации», поданном администрацией ФКУ ИК-6 УФСИН России по Кировской области к правозащитникам Урала, опубликовавшим статью Льва Пономарева – исполнительного директора Фонда «В защиту прав заключенных», размещенную на сайте радиостанции «Эхо Москвы».

К слову сказать, статья Л.Пономарева под названием «Били, бьют и будут бить» это по большому счету есть констатация фактов о многочисленных и весьма печальных событиях, происходящих в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы Кировской области. В подтверждение этих слов достаточно сказать, что на протяжении нескольких лет сотрудники нашего Фонда собирают информацию о нарушениях прав осужденных по всей России из различных источников, таких как: официальных ответов из правоохранительных и правоприменительных структур, в том числе от контролирующих и надзирающих государственных органов, обращений от правозащитников и иных общественных организаций, а также от адвокатов, самих осужденных и их родственников.

Будем объективны: в отношении нарушений прав осужденных Кировская область не единственный проблемный российский регион. Но он один из тех немногих, где, к нашему общему сожалению, ситуация, практически, не меняется, т.е. «били, бьют и будут бить». У меня накопилось очень много различного материала в виде письменных заявлений или видео-обращений людей, освободившихся из кировских колоний, где они повествуют о тех жестоких испытаниях, выпавших на их долю. В этих сообщениях наиболее часто встречаются фамилии некоторых сотрудников Кировской ФСИН, которых бывшие осужденные сравнивают с истязателями фашистских концлагерей.
Для примера приведу выдержки из заявлений бывших осужденных, отбывавших наказание в ИК-6 Кировской обл.

Вот сообщение от А.Гришакова: июнь 2007г. «…спецэтапом я был этапирован в ИК-6. Весь ужас происходящего, когда я находился в сознательном состоянии не передать. Постоянные пытки, издевательства, нанесение побоев, сопровождаемые оскорблениями и унижениями. Все это производили, как сотрудники администрации, так и осужденные и даже более, меня и других осужденных зачастую избивали не по указанию администрации, а по распоряжению старшего дневального ШИЗО, ПКТ Юшковского В. С 13 сентября 2007г. по прибытию в ИК-6 по первую декаду октября на меня оказывалось чудовищное давление, как физическое, так и моральное. Оно выражалось в оскорблениях, запугиваниях и угрозах о причинении физического вреда, чтобы я остался инвалидом, и не просто инвалидом, а «опущенным» инвалидом. В октябре я был переведен на ОСУОН, где я был взят под контроль старшего дневального Рябинина А.П, который через некоторое время сообщил мне, что если я не придумаю вариант как отсюда уехать, то он самолично «обоссыт» меня, а в последствии отдаст на растерзание «опущенных». Я у него решил узнать, каким образом я могу это сделать. На что он мне ответил – вариант один 100% — написание явки с повинной о преступлении, которое я совершил раньше. Уходя, он дал мне времени на размышление пару дней. Через несколько дней, он пришел с вопросом, вспомнил ли я что-то. Я сказал, да. После чего меня вызвал к себе в кабинет исполняющий обязанности по оперативной работе на отряде ОСУОН старший лейтенант Воронцов М. Я дал явку с повинной о совершении мной преступления. На что Воронцов мне сказал, если оно не подтвердится, и я просто отнимаю его время, все будет очень плохо. На протяжении 9 месяцев меня продолжали подвергать избиениям, оскорблениям и унижениям. Неоднократно меня избивал сам Воронцов М. Впоследствии Рябинина сменил Четвереков О. Четвереков с неописуемой жестокостью стал оказывать на меня давление, касаемо именно этой ситуации с явкой и стал требовать от меня сознания еще в каких-то преступлениях, т.к. он говорил, что то преступление якобы не подтверждается. Я категорически возражал, отчего тот усиливал произвол.

Терпение моё было на пределе, все чаще посещала мысль покончить жизнь самоубийством. Администрация методично пыталась довести меня до суицида. Что в конечном итоге и произошло. А именно летом 2008г. находясь на ОСУОНЕ учреждения ФБУ ИК-6 старший дневальный Четвереков О. вместе с младшим дневальным раздатчиком пищи, подговорив старшего по смене на отряде ОСУОН в звании старшего прапорщика, открыв камеру и зайдя к нам, начали подвергать нас оскорблениям, избиениям. В результате чего, я загнал штырь себе в брюшную полость и вскрыл себе вены. Находясь в предсмертном состоянии, я был этапирован в городскую больницу г.Омутнинска Кировской области. Мне произвели операцию и вернули обратно лагерь, поместив на стационар. Там я провел более двух недель. С первого и до последнего дня нахождения на стационаре ко мне приходил старший дневальный ШИЗО, ПКТ Юшковский В., говорил, что все успокоится и он заберет меня к себе в помещение ШИЗО, ПКТ под свой контроль, т.к. зам.начальника колонии Коновалов А. не доволен работой Четверекова. Я хотел бы обратить Ваше внимание на личность зам. начальника колонии Коновалова А. Все, что происходило в учреждении, происходило с ведома Коновалова А. Лично Коновалов выкручивал мне уши, руки, вставлял в уши карандаши, наглядно показывая то, как человек становится физически беспомощным и управляемым с помощью карандашей. 1 сентября 2008г. я незаконным образом был помещен в помещение ШИЗО, ПКТ и содержался на условиях одиночки, т.е. содержался один. Ко мне пришел старший дневальный Юшковский В. и сказал: «Вот видишь, я же тебе обещал, что ты будешь здесь. Личное распоряжение Коновалова – держать в постоянном контроле и чтобы я не забывал — это пыточная колония, люди, пережившие ее, оказываются, сломленными физически и духовно, а многие теряли здоровье, и даже жизни». Уверенности, что останусь жив, либо не потеряю здоровье, или свою честь у меня не было. Меня травили, предупреждая, что если я, буду вступать в контакт с проверяющими и попытаюсь дать им негативную информацию, а также буду настаивать на встрече с прокурором, то со мной может случиться всё что угодно, и гарантию, того, что буду жив, никто не даст».

А вот что рассказал журналисту Е.Лушниковой бывший осужденный Константин:
«Посадили в «воронок», приехали на «шестерку». Туда привезли (извините, что буду выражаться) мусора, заходят пьяные. И вот на ходу, прямо в воздухе, начали бить. Берешь сумки, бежишь – бьют, забивают, пинают. Заставляют писать заявления в СДП – секцию дисциплины и порядка. Я отказался. Связывали руки, ноги, кляп пихали. Дальше мне дали 15 суток карцера. Потом я хотел заколотить гвоздь, порезаться – заметили, еще дали 14 суток. Потом меня посадили, я вскрылся – живот, ноги. Ноги я почему стал себе вскрывать, я думал – ходить не буду, и меня бы оставили в покое. Меня не зашивали, мне скрепки ставили. У меня разошлась кожа. Скрепки делали заключенные, а не сами врачи. Потом началось самое страшное, я вошел в кому. Я под себя ходил, я не знал, как меня зовут, я не мог глотать, не мог есть и вообще. Забили меня просто. У меня было одно желание – вырваться оттуда». А на вопрос журналиста М.Торочешниковой: «А кто такой Бибик?», бывший осужденный П.Фролов произнес следующие слова: «Это страшный человек! Заместитель по БиОРу, безопасности оперативной работы при колонии. На него было заведено уголовное дело, он работал в 9-ой колонии поселка Сорда, и получилось так, что его сняли с должности, занимаемой в той колонии, и перевели в «шестерку» в том же звании, в котором он находился, и он так же зверствует, как и в той колонии. Его как бы убрали из того эпицентра, где на него жаловались, и посадили на другое место, где он сплелся опять своими хвостами с такими же проходимцами, как и он, а именно: Шаранов, Змеев, Коновалов и вот этот – Бибик». Практически аналогичное мнение о «порядках» в кировских исправительных учреждениях высказал и бывший осужденный В.Дзусов (полный текст передачи «Человек имеет право» от 09.10.10г. на радио «Свобода»).
О событиях и порядках в ИК-6 2010 года нам в своей жалобе поведал очередной бывший осужденный Р.Шириазданов: «C 29 июня по 30 июня 2010 года привезли в ИК-6 в ЕПКТ. …вторым с воронка спрыгнул я. Мне сказали: — на колени, “пидор” “петух” и при этом матерились и били меня за то, что я отказался вставать на колени. Мне сказали: — ты у нас не только кукарекать и гавкать будешь, а еб… начнешь. Меня били минут 5. Я так и не встал на колени. Били руками и ногами по голове и по телу, особенно старались бить по голове. …Перед дверью в ШИЗО ПКТ мне опять сказали встать на колени и в лицо кинули повязку со словами: — “косяк накинь’’ так как я не знал, что такое косяк, и я отказался, меня опять начали бить. Когда меня били Роберто завели в помещение ШИЗО ПКТ а потом завели меня и сказали раздеться до трусов. Я разделся, опять начали бить за то, что не приседал и не ср.. на бумагу, так как еле стоял на ногах и сил не было. После того как побили, мне не дали одеться, голого без трусов повели в кабинет. В кабинете было 5-ро сотрудников. Мне сказали написать разные заявления. Я сказал: — пока адвокат не приедет, никаких заявлений писать не буду. Меня опять начали бить (при этом говорили: изнасилуем и вые… и сделаем из тебя петуха). После того как побили, закинули в камеру. Я плохо соображал, что вокруг происходит. … Каждый день заходили на проверку сотрудники и били меня за то, что я не кричал “внимание встать” и не докладывал и на ноги не ставал, так как сил не было. … За всякую мелочь заставляют объяснительные писать. Если не пишешь – изолятор. Сажают и по-всякому издеваются. По-всякому заставляли отказываться от адвоката. Пришлось написать отказную». Нет необходимости, пересказывать все издевательства, которые испытал в ИК-6 Р.Шириазданов, они подробно описаны на двух листах его жалобы. Также в распоряжении Фонда имеются видеоролики обращений бывших осужденных, отбывавших наказание, вплоть до 2013 года.
Подобных заявлений в нашем Фонде накопилось предостаточно и, к сожалению, мы вынуждены констатировать о том, что ситуация в кировских ИУ до настоящего времени мало в чем изменилась, даже не смотря на регулярные прокурорские проверки, контроль местной ОНК и выезды различных комиссий.
Уральские коллеги хорошо знали, какой информацией о кировских ИУ располагал Фонд и, следовательно, почему Лев Пономарев в своих статьях и передачах открыто заявлял о том, что ИК-6 есть ничто иное, как пыточная колония, в которой работают некоторые сотрудники, без чести и достоинства, прославившие себя садистами и изуверами. Именно по причине того, что я лично курировал поступающую информацию о событиях и фактах, произошедших в кировских исправительных учреждениях, т.е. располагал бесспорными доказательствами, свидетельствующими о нелепости доводов сотрудников ИК-6, якобы «морально страдающих от порушенной деловой репутации» учреждения, равно как и о ничтожности всех их исковых требований, наши уральские коллеги пригласили меня для участия в судебном процессе.

Как известно, судебный процесс состоялся, но по причине добровольного отказа администрации ФКУ ИК-6 от своего иска, подписанного самим Бибиком, правозащитники Урала одержали свою очередную, можно сказать, досрочную победу в несостоявшейся битве с кировской ФСИН.
Но лично мне искренне жаль, что Бибик и его команда предпочли уйти от прямого, публичного судебного разбирательства по существу дела в отношении их деловой репутации. Ведь в случае обнародования фактов, свидетельствующих об истинной репутации ФКУ ИК-6, созданной только на основе воспоминаний бывших кировских «сидельцев», из этой колонии можно было бы сделать музей новейшей истории российского ГУЛАГа с обязательным поименным указанием всех его антигероев. В любом случае я убежден в том, что и Бибик, и Змеев, и им подобные — пусть не надеются, что за все свои противоправные действия (очень мягко сказано!) они смогут безнаказанно уйти от ответственности.
В.Богдан, эксперт Фонда «В защиту прав заключенных»

Источник: Фонд «В защиту прав заключенных»

3 КОММЕНТАРИИ

  1. В Верхнеуральской тюрьме,Челябинской области,этапы с осужденными,независимо от вида режима,(поселение или тюремный режим), в 2005 году встречали работники Челябинского ФСИН аналогичным образом.Я об этом писал заявления-жалобы. Ответ один,-факты не подтвердились,Кузьмин Магнитогорский прокурор давал такие ответы,и Беломестнов,Челябинский прокурор.Писал заявление в Верхнуральский суд,администрация Верхнеуральской тюрьмы заявления не отправляла,о чем узнал когда написал запрос в суд Верхнеуральска, после освобождения-оттуда написали что заявления от меня не получали.Одним словом прокуратура и фсин в вопросах неисполнения законов в одной упряжке.

    • Это давно понятно. Но иногда бывают случаи, когда прокуратура встает на сторону заключенных.

  2. Hmm it seems like your site ate my first comment (it was super long) so I guess I’ll just sum it up what I wrote and say, I’m thoroughly enjoying your blog. I as well am an aspiring blog writer but I’m still new to everything. Do you have any points for rookie blog writers? I’d certainly appreciate it.

Добавить комментарий для admin Отменить ответ

Please enter your comment!
Please enter your name here