МОРДОВИЯ: ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ТОЛОКОННИКОВОЙ?

1
1630

Вчера мне передали коллективную жалобу осужденных ИК-1 Мордовии на бесчеловечные условия содержания в колонии — от наличие крыс и мышей в камерах до отсутствия спальных мест. Мной была предпринята попытка встречи с заключенными, в 6.30 утра я выехала из Саранска на «ветку» — так называется здесь территория бывшего Мордовлага, на которой находится огромное количество всевозможных колоний, как женских, так и мужских – от поселений до особых.

В 9.00 я была уже на месте и отдала написанное заявление «свиданщице». В комнате ожидания уже находился адвокат — Нагорнов, который приехал из Москвы к своему подзащитному, отбывающему тут наказание. Оказалось, что его заявление приняли «еще час назад», но подзащитного к нему так и не вывели. Через три часа мы поняли, что происходит что-то неладное. Наглость администрации зашкаливала – осужденных для оказания правозащитной и юридической помощи никто выводить так и не собирался ни к адвокату, ни к нам. После предпринятых попыток выяснить, почему, «свиданщица» бросила нам свое суровое: «У нас инвентаризация. Не вовремя вы приехали…». Под инвентаризацией, видимо, понимался «кипиш» вокруг Толоконниковой, которую в это утро перевезли из колонии № 14 с ухудшением состояния здоровья во фсиновскую больницу – ЛИУ-21.

После почти четырехчасового ожидания адвокату все-таки удалось зайти, а про меня, казалось, окончательно забыли. Самое ужасное в этой истории то, что и уехать я никуда не могла, хотя нужно было еще попасть в ИК-12 и в тоже самое ЛИУ-21 – к нашим подзащитным. У стен ИК-1 я была, фактически, заложником администрации колонии — у меня забрали все мои документы — удостоверение, паспорт, Устав правозащитной организации и свидетельство о ее регистрации… После ПЯТИ ЧАСОВ ожидания встречи с заключенными – в районе 14.30 ко мне все-таки вышел заместитель начальника колонии, будучи сильно взволнованным. Пытался объяснить мне, что тут преступники, а на воле преступников еще больше (про презумпция невиновности, видимо, забыл), отдал мне документы и сказал, что встречи не будет. Но ни входящих номеров на мои заявления не поставил, ни отметок об отказе…

За время ожидания я неоднократно звонила дежурному прокурору Зубово-Полянского района Мордовии и оперативному дежурному УФСИН по республике Мордовия, ответ один, он даже уже не поражает: «Ничем не можем помочь – пишите жалобу».  Так и поступила – поехала в мордовский УФСИН. Перед зданием стояли пикетирующие его девушка и парень с плакатом в поддержку Толоконниковой. Рядом шныряли какие-то «батюшки», передвигающиеся перебежками. Явно чего-то боялись. Может, журналистов?

c629c24e58b3

А вот оперативный дежурный УФСИН явно боялся меня – встретил аж у порога: «Ай-ай-ай, ай-да Антонюк (начальник ИК-1 – АВТ.), ай-да… нехороший человек – законов не знает. Но вы пишите жалобу и отправляйте нам почтой!». В этом месте меня будто переклинило. Я простояла у стен их колонии ПЯТЬ ЧАСОВ, а он мне предлагает написать жалобу и отправить ее почтой! Дальше вы примерно понимаете, что там было, да?!))) Вообщем, жалобу зарегистрировали и взяли на контроль. Но это только начало. Впереди Антонюку и мордовскому УФСИНа предстоит долгая череда судов, которые мы, без сомнения, выиграем. Однако, как показывает практика, даже положительное решение суда не гарантия соблюдения наших прав – плевать сотрудники ФСИН хотели на наши решения, к подзащитным все равно придется прорываться с боем.

3b30416227b0

Выходя из УФСИНа я узнала, что и в ИК-12, где до прошлой субботы голодали заключенные мужчины и даже вскрывали себе вены в знак протеста против рукоприкладства сотрудников, по той же схеме не пустили ни адвокатов, ни мордовского правозащитника Сергея Марьина. Тоже пять часов ожидания, тоже ни ответа, ни привета от администрации.

Моей следующей точкой была фсиновская больница – ЛИУ-21. Необходимо было посетить одного заключенного, которого у фсиновцев принято называть «отрицаловом». Мужчина болен туберкулезом, администрация его колонии не дает его лечить, практически вырывает из рук врачей, которые даже созвали консилиум, который подтвердил диагноз и наметил трехмесячное лечение.  ФСИН оченб боится, что парень может каким-то образом повлиять на окружающих его зеков и сделать их не амебами, привыкшими к пыточным условиям, а бойцами с беспределом, а поэтому начальники разный мастей готовы даже сгноить парня с туберкулезом в ШИЗО. Мы будем тщательно следить за ситуацией, конечно.

У стен ЛИУ-21 я встретила правозащитника Владимира Рубашного, депутата Госдумы Илью Пономарева , мужа Толоконниковой – Петра Верзилова, а так же парочку женщин – экс заключенных Парцы.  До конца дня их так и не пустили к Надежде, хотя по закону были обязаны. Мол, приказ федерального ФСИН. Однако депутату Пономареву все же дали зайти, но ни видео, ни фото (насколько я знаю) Надежды он не вынес, даже чтобы просто показать родственникам, хотя такая возможность у него имелась, поскольку при себе был планшет…

9bc74ca252ae

Когда эта компания уехала восвояси, не солоно хлебавши, меня все-таки запустили к тому парню. Но пробыла я там всего-ничего – минут десять. Порой и этого достаточно, чтобы решить как помогать.

Уже по пути из ЛИУ-21 в Саранск ко мне поступила информация от лиц, которые встречались с Толоконниковой в больнице, о том, что «у нее разбито лицо»… Возможно, это и дерматит, на который ссылается Пономарев, и из-за которого он не стал ее снимать, по словам Верзилова, однако и не понятно, почему в таком случае о к Надежде не пускают ни мужа, ни правозащитников, и, из-за которого ее палату, почему-то расположенную в родильном отделении фсиновской больницы, строго охраняют сотрудники различных рангов и служб… Так же мои источники сообщили, что Толоконникову начали принудительно кормить.

Оксана Труфанова
Эксперт рабочей группы по содействию ОНК и пенитенциарной реформе Совета при Президента РФ по правам человека

P.S.

К депутату Пономареву, собственно, так же как и к членам СПЧ — Каннабих, Масюк, Шаблинскому и Мысловскому — у меня одна претензия — ребят, а что бы было не потратить еще один день своего драгоценного времени и не посетить другие колонии – мужские? В них нарушений еще больше, чем в женских. Там людей БЬЮТ! К примеру, в ИК-12 в пятницу кое-кто вскрыл вены, а так же объявил голодовку, и сейчас эти люди тоже биты. Вчера к ним даже не пустили адвокатов… И так не только там. А то когда еще приедете?!

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Оксана Николаевна отправил Корниенко SITE-16764/2013,код проверки 5196287664,Успехов Вам и УДАЧИ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here