Курганский суд претендует быть самым инквизиционным судом в мире?

0
1124

Казалось бы, наше российское правосудие не ругал только ленивый, и президенты наши уже на их коррупционность и несправедливость публично сетовали (словно не по их воле утверждаются таковые).

Но сегодняшний судебный процесс меня всё-таки поразил своей инквизиционной направленностью. Дело возбуждено по пресловутой 282 статье УК РФ.

Вроде уже давно состязательность стала основой оправления правосудия и судьи очень редко (из сотен процессов, я такого не припоминаю) решаются внаглую полностью лишать обвиняемого права на защитника.

В материале на сайте, я уже сообщал, что обвиняемый М., 19.11.2013 г. пришедший в суд, в глаза не видел даже предъявленного ему обвинения, на вопрос, почему он расписался в получении обвинительного акта, ответил, что следователь грозил отправить его за решётку, если он не распишется, а назначенный по делу адвокат Киселёва Е.М. ничего не могла пояснить, как её подзащитный оказался в таком положении, хотя везде в деле стоят её подписи.
Понимая, что с таким назначенным адвокатом себя защитить сложно, М. заявил суду ходатайство о допуске правозащитника, много лет занимавшегося мониторингом проявлений национализма и экстремизма в Курганской области.

Однако, судья Лыткин С.П. (полагающий почему-то, что ведение аудиозаписи в судебном заседании носит разрешительный характер), без каких-либо разумных обоснований в нарушение ч.2 ст. 42 УПК РФ и ч.1. ст.50 УПК РФ («обвиняемый вправе пригласить несколько защитников») лишил предусмотренного этим законом права на защиту.

Кроме того, в списке дел, висевших у кабинета судьи, дело М. значилось как дело по наркотикам (ст.228). Такое поведение судьи привело подсудимого к выводу, что, видимо, судья исполняет заказ и поэтому решил заявить судье отвод. Адвокат поддержала позицию подзащитного. Но судья, заявленный ему отвод, не принял. Судебный процесс продолжил. Учитывая неявку свидетелей обвинения, судья перенёс рассмотрение дела на 2 декабря.

И вот сегодня действо под названием «судебный процесс» продолжилось.
Сходу судья удалил автора данного материала, озвучившего ход предыдущего судебного заседания, под предлогом того, что встал без его разрешения.
Очередное ходатайство о допуске наряду с адвокатом защитника, с прилагаемым его дипломом юриста и подтверждениями на 21 листе для судьи сведений о наличии публикаций и докладов по теме обвинения, судья вновь отклонил: «поскольку стороной защиты не представлено сведений, указывающих на то, что он может защитить и как-то осуществлять интересы подсудимого». Копию диплома и материалы судья даже не стал смотреть.

Такое превращение судебного процесса в инквизиционный (назначенный адвокат, по словам обвиняемого, участвовал на стороне следователя, принуждая его к самооговору), т.е. фактическое лишение права на защитника, по мнению обвиняемого, указывало на заинтересованность судьи в исходе дела.

Отвод, вновь заявленный судье по этим основаниям, указанным в ст.61 УПК РФ (если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела), судья Лыткин С.П. вопреки требованию этой нормы, отклонил.

При этом судья, предварительно, заслушав заявление обвиняемого об отводе судьи поинтересовался мнением защитника Киселёвой, разделяет ли она позицию подзащитного. «Адвокат» Киселёва, очевидно, демонстрируя своё участие на стороне обвинения, а не защиты, заявила, что оставляет это на усмотрение суда!
Судья дал понять «адвокату», что несовпадение её позиции с позицией подсудимого исключит возможность дальнейшего её участия в деле, и сделал перерыв, чтобы она «согласовала позиции». Хоть поздно, но она всё поняла.

В итоге, после отклонения судьёй отвода, подсудимый вынужден был заявить отвод «адвокату» Киселёвой, которая уже не только на досудебной стадии действовала против интересов подзащитного, но и в суде продемонстрировала, что не хочет портить отношения с судьёй, ради какого-то подзащитного (вступила в противоречие с ним в позиции об отводе судьи).

Судья Лыткин, спросив у обвиняемого, есть ли у него другой адвокат и, получив ответ, что «да», даже не стал заморачиваться, удалился на 12 минут и огласил отказ заменить защитника, фактически лишив обвиняемого права на защитника.

Естественно, что, перейдя уже к допросу свидетелей, вопросы прокурора, фактически содержащие ответы для свидетелей ни «адвокат» ни судья не замечали, процесс шёл по накатанной, и показания недостающего свидетеля прокурор просил просто огласить и на этом закончить. «Адвокат» отвечала молчанием, однако обвиняемый, памятуя, что заявление о возбуждении уголовного дела в отношении недостающего т.н. свидетеля П. давно мурыжится правоохранителями и не рассматривается, решил высказаться: «Вот этого свидетеля хотелось бы допросить лично!».

«Адвокат» Киселёва, которой и без того уже был заявлен отвод, решила больше не подставляться и согласилась с подзащитным. Прокурор пообещал обеспечить привод т.н. свидетеля. Судья отложил дело на 10 декабря в 10:30.

С уважением,
Габдулла Исакаев.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here