Температура -33. Работаем.

6
2577

18 декабря 2013 года члены ОНК Свердловской области Дианова Ольга Ивановна и Лариса Викторовна Захарова совместно с правозащитником Алексеем Соколовым и адвокатом Романом Качановым приехали в Ивдель.

Перед Новым Годом хотелось все-таки посетить заключенных, чтобы чувствовали они, что про них и про их права не забыли.

Сразу по прибытии на станцию Ивдель пошли проверить вагон для перевозки заключенных в составе поезда Екатеринбург -Приобье. Кажется, это место принудительного содержания никто не проверял.

20131218_101745 20131218_095501

Нас не пустили, начальник конвойной службы пояснил, что не может нас пустить, так как они относятся к Челябинскому ГУФСИН, а распоряжений и наших уведомлений от Челябинского управления не поступало. Получается, столкнулись с проблемой, ранее не известной, так сказать, территориально-правовая коллизия. Одно радует: проблема выявлена, а значит, теперь ее надо будет решать.

Холод ощущался серьезный. Минус 33 утром. Нормально. Работаем.

20131218_114145

Посетили нашу любимую ИК-62. Проверили все запираемые помещения, ШИЗО, ПКТ, ОСУОН, карантин, да и, так называемый «2-ой карантин» или ППАП ( помещение пост-адаптационного периода – так нам объяснили сотрудники), нас как будто ожидали, все ЗК стояли в ряд. Стояли они и через несколько часов, когда мы вернулись сказать, что в конце рабочего дня администрация уже не пустит адвоката для оказания им юридической помощи, который приехал им ее оказать, если найдутся желающие. Никто не сказал, что стоят они целый день на ногах, между собой называя это «стоянием», другие заключенные раньше рассказывали, как от этого отекают и болят ноги, что это настоящая пытка. Видно было по их лицам, что они подавлены, почти все не поднимали глаз.

Проверили все камеры ПКТ и ШИЗО. Везде очень слабый уровень освещения. А в одной камере света как на кружке революционеров. Осужденный щурил глаза, как слепой котенок. Этот человек даже не знал, сколько уже месяцев он находится в камерах на условиях ПКТ, прошел уже год или нет, и сколько еще ему осталось.

Казалось, что человек медленно сходит с ума. Во всяком случае это производило такое впечатление.

Некоторые сидельцы жаловались на ненадлежащее оказание медицинской помощи, хотя медработник осматривает их каждый день, однако, со слов осужденных, никаких мер не принимает.

Отряд строгих условий отбывания наказаний состоит из секций. На самом деле секции – это камеры. Секции № 1, 2 – камеры на одного человека. Секция № 3 – камера на двух человек. То есть осужденные содержатся в камерах, а не в секциях. Как так может быть, ведь ОСУОН — это отряд, только строгих условий содержания. Остальные секции — это камеры на четверых.

Во время обхода колонии около двенадцати человек изъявили желание получить юридические консультации по различным вопросам с правозащитниками, прибывшими с нами.

На следующий день, 19 декабря, адвокат Роман Качанов и правозащитник Алексей Соколов направились в колонию для оказания юридической помощи осужденным. Прождав половину рабочего дня, Роман Качанов и Алексей Соколов были очень удивлены тем, что только один человек согласился на ее оказание. Остальные, как пояснили в администрации колонии, отказались от юридической помощи адвоката и юриста, написав соответствующее заявление.

Сегодня опять идем в ИК-62 проверять, почему осужденные отказались от помощи правозащитников, и не применялось ли к ним физического воздействия?

Лариса Захарова и Ольга Ивановна Дианова,
Члены ОНК Свердловской области.

6 КОММЕНТАРИИ

  1. Пытка стоянием. И чо вам говорить, если вы сами видели? И чо сделали, штоб избавить ЗК от этой пытки? А то вышло как издевка над ЗК и проверяющими Ребям тока хуже сделали

  2. Для того, чтобы доказать какие-то нарушения и издевательства, надо, чтобы кто-то начал не бояться это подтверждать. Просто начать это раскачивать, просить прокурорских проверок и других инстанций, кто-то из ЗК это стояние им подтвердит ? Обвинять правозащитников легко, а кто пойдет с ними (правозащитниками) до конца ? Все бояться говорить. Приходит проверка , все молчат. На вопрос почему стоите, отвечают, что, мол, нет, все не стоим, все нормально. Правозащитники не могут просто опираться на слухи. Да знают, потому что рассказывали другие, а кто-то готов подтвердить ? Зек Князев не боялся, хотел, чтобы писали и что-то делали в его защиту, все подтверждал прокурорам и следователям. Потому и увезли в другое место, где ему сейчас спокойно. Да и правозащитники не Боги, не все в их воле. Если бы ЗК не молчали и не отказывались от правозащитников, можно было бы работать. Правозащитники же от заключенных не отказываются.

  3. Чо подтверждать, если несколько человек своими глазами видили? Ну засняли бы тогда, протокол или чо там составили.
    Пишут веть: «нас как будто ожидали, все ЗК стояли в ряд. Стояли они и через несколько часов, когда мы вернулись сказать, что в конце рабочего дня администрация уже не пустит адвоката для оказания им юридической помощи, который приехал им ее оказать, если найдутся желающие. Никто не сказал, что стоят они целый день на ногах, между собой называя это «стоянием», другие заключенные раньше рассказывали, как от этого отекают и болят ноги, что это настоящая пытка. Видно было по их лицам, что они подавлены, почти все не поднимали глаз.» Какие слухи-то, если сами члены ОНК и адвокат это видили?

  4. в конце написоно; Сегодня опять идем в ИК-62 проверять, почему осужденные отказались от помощи правозащитников, и не применялось ли к ним физического воздействия?
    Интересно, ч
    о-нить выяснили?

  5. Товарищ ilja, вы, если такой умный, вместо того, чтобы критиковать, поездили бы с нами в отдаленный замерзший Ивдель, и там бы применяли свои критические и прочие способности. Мы вас приглашаем. Как вы на это смотрите, согласны?? А сидя в тепленькой квартирке или офисе за кружкой кофе, легче всего критиковать и советовать.

    • Так веть Рома не в офисе я и не в квартире. Вот чо. Ну не хотите, так и писать не буду. А так-то — работа ваша такая. Адье

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here