И вновь ИК-5: «тайная комната», избитый чеченец, противодействие ОНК

0
1116

Сегодня, 30 января 2014 года, я вместе с Александром Аникиным посетили ИК-5, которая находится в г.Нижний Тагил.

Во время предыдущей проверки нами был выявлен заключенный, на теле которого имелись следы применения спецсредств(наручники), а так же мы получили заявление от осужденного о не правомерных действиях со стороны сотрудников исправительного учреждения.

В ходе проверки мы посетили ШИЗО, ПФРСИ, комнату краткосрочных свиданий.

В ШИЗО пообщались со всеми заключенными. Их было 4 человека. Обратили внимание, что состояние Баязитова гораздо лучше, чем было ранее, а также существенно улучшились условия содержания.

В ПФРСИ обратили особое внимание на заключенного Малашенко, который на сей раз ни каких жалоб не высказывал. Выглядел вполне здоровым.

Уточнили по поводу допуска адвокатов к вышеуказанным заключенным, на что нам начальник колонии пояснил, что имеется указание следователя следственного комитета по УРФО, что без его разрешения до заключенных не допускать адвокатов. Позже нам была продемонстрирована данная бумага. Действительно в постановлении следователя указывалось, что необходимо ограничить общение с адвокатами. Насколько законна данная бумага и почему ей руководствуется начальник ИК№5, нам предстоит выяснить у прокуратуры.

В ПФРСИ все так же остался открытым вопрос «тайной комнаты». На сей раз мы опять получили отказ в осмотре помещения. Начальник колонии пояснил, что эта комната для работы с заключенными и там находится какое-то специальное оборудование. На специальное оборудование нам смотреть нельзя. Единственный возможный вариант посещения комнаты, если оттуда будет убрано специальное оборудование для работы с заключенными.

В комнате краткосрочных свиданий увидели правозащитника Соколова А., который оказывал юридическую помощь осужденному, чеченцу по национальности, Юсупу Тепишеву.
OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Соколов А., когда увидел нас в комнате краткосрочных свиданий, пожаловался на то, что сотрудники колонии не дают возможности написать заявление в комнате краткосрочных свиданий Тепишеву. В частности сотрудники ФСИН отказываются передать или дать лист бумаги заключенному для написания заявления о не правомерных действиях сотрудников колонии. (позже данный факт мы отметили к журнале ОНК)

Мы вынуждены были вмешаться в данную ситуацию. По окончании консультации Тепишеву, в ШИЗО, выдали бумагу и ручку. Он написал заявление и передал его нам. Так же мы пообщались с Тепишевым без присутствия сотрудников ГУФСИН. Я обратил внимание, что раны на руках, немного загноились.

Мы попросили начальника колонии показать нам медицинскую карту заключенного чтобы убедится, что в ней зафиксированы телесные повреждения, но получили отказ на ознакомление с медицинской картой. Врач пояснила, что впервые следы от наручников были зафиксированы 24 января 2014 года,  т.е. после того как мы посетили Тепишева.

Также мы начальника колонии попросили дать нам возможность ознакомится с журналом применения спец. средств. Получили отказ, который был мотивирован тем, что данный журнал является ДСП (для служебного пользования).

Все факты мы отметили в журнале ОНК.

Василий Рыбаков,
член ОНК Свердловской области.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here