Пресс-релиз по суду над начальником ИК-6 г.Копейска

1
709

В Копейском городском суде сегодня продолжилось разбирательство по существу уголовного дела против начальника ИК-6 майора Механова Дениса Сергеевича, обвиняемого в злоупотреблении должностными полномочиями, повлёкшими тяжкие последствия (ч.3 ст.285 УК РФ) и в незаконном изготовлении оружия (ч.4 ст.223 УК РФ).

Судья Ярыгин Г.А. начал заседание с рассмотрения ходатайства потерпевшего Тихонова С.Б., заявленного последним на предыдущем заседании: информация об угрозах ему и его семье, просьба перевести в изолятор ФСБ на время суда. Потерпевший Тихонов С.Б. на вопрос судьи об актуальности данного ходатайства ответил, что он его снимает, т.к. вопросы разрешились, и он готов давать показания. В связи с этим хочется заметить, что «разрешение вопросов», по имеющимся у нас сведениям, произошло не просто и далеко не в правовом поле, поэтому для нас, как наблюдателей, проблема угроз в сторону потерпевших и свидетелей в этом уголовном деле и их безопасности осталась, и мы намерены к ней вернуться, как только на руках у нас будут зафиксированные доказательства нарушения закона сотрудниками ФСИН.

Начался допрос потерпевшего Тихонова Сергея Борисовича, который мы выслушали до объявления перерыва в заседании, после чего, к сожалению, не смогли присутствовать на процессе дальше, но того, что мы успели услышать, столько, что хватило бы ещё не на одно судебное следствие (не на одно уголовное дело).

Во-первых, потерпевший Тихонов совершенно однозначно и много раз заявил, что указания по вымогательству денег у осуждённых давались лично начальником колонии Механовым Д.С., в том числе как непосредственно самим заключённым у него в кабинете, так и передавались через подчинённых Механову сотрудников колонии, а также через приближённых к Механову осуждённых. И что за отказ в участии в вымогательстве денег лично Механов распоряжался преследовать заключённых.

Так, когда Тихонов отказался вымогать деньги у других осуждённых по приказу Механова (ему была поставлена задача в течение 7-10 дней «собрать» 22000 рублей, не ограничивая себя в способах принуждения осуждённых к сдаче денег), лично Механов в своём кабинете дал приказ начальнику отдела безопасности Щёголю К.Г. водворить Тихонова (и других «отказников») в штрафной изолятор. Были выдуманы мнимые нарушения Тихоновым правил внутреннего распорядка (материал для отдельного уголовного дела) и Тихонов был помещён в ШИЗО. Как только Тихонов, «по горячим следам», написал жалобу в прокуратуру на действия Механова, он тут же был избит оперативным работником колонии (фамилия названа) до такой степени, что до сих пор (прошло полтора года!) плохо слышит на одно ухо, после чего был распят на решётке в медицинском кабинете. (В 2012 году мы нашли, засняли и выложили в Интернет эту решётку со следами скотча, которым прикручивали к ней заключённых) – ещё одно уголовное дело, не так ли?

Когда Тихонову удалось-таки отправить жалобу в прокуратуру, оттуда пришла стандартная отписка: выехали на место, проверили, всё законно (третье уголовное дело, да?). Самого Тихонова (и сотни других жалобщиков) прокурор не счёл нужным по фактам, изложенным в жалобе, опросить.

Необходимо пояснить сообщение Тихонова о данном им разрешении не ограничивать себя способами при вымогательстве денег у заключённых по приказу Механова. Эти способы назвал суду сам Тихонов.
Можно было:
— продавать осуждённым свидания с родственниками (осуждённый отдаёт деньги – получает за это свидание);
— снимать нарушение или выносить поощрение осуждённым;
— пользоваться шантажом и угрозами (не заплатишь -…)

На вопрос представителя о том, что у Тихонова нет таких полномочий разрешать свидания и т.д., Сергей Борисович пояснил, что нужно было получить от осуждённого деньги, доложить об этом сотруднику, после чего начальник колонии Механов, обладающий соответствующими полномочиями, подписывал разрешения на свидания, распоряжения о поощрении (наказании) и т.д.

Описал Тихонов и схему получения денег: угроза – сообщение номера телефона на воле, кому родственник должен позвонить – предоставление возможности осуждённому позвонить родственникам (под запись этого разговора) — сообщение родственнику при звонке указанного номера телефона – родственник звонит, куда сказали, после чего либо передаёт наличные деньги тому, кого ему укажут; либо переводит деньги на банковскую карточку, номер которой тоже скажут – схема один в один такая, про которую рассказывала потерпевшая Нестерова Л.П. – мать осуждённого Нестерова на предыдущих заседаниях.

Сообщил Тихонов ещё один любопытный факт: в течение года он работал в отделе безопасности колонии, занимался там обслуживанием компьютеров, изготовлением различной документации, в том числе и с грифом ДСП. Т.е., был допущен к охраняемым законом сведениям о режимных объектах, системе охраны колонии – во как! (Четвёртое уголовное дело). На работу официально оформлен не был (уголовное дело № 5).

Вообще Тихонов заявил, что в ИК-6 не было легальных производств – все производства (мебельный цех, «сувенирка», «медь», «шприцы», изготовление шлакоблоков и т.д.) – нелегальные. Такой вывод он делает потому, что денег за работу большинству осуждённых не платили (уг. дело № 6), а когда в колонию прибывала какая-нибудь комиссия, то осуждённых с этих производств спешно выгоняли и прятали, где попало. У нас нет никаких сомнений в справедливости этого утверждения Тихонова, поскольку мы сами были не только свидетелями таких случаев, но даже засняли их на видео, которое выложили в Интернет (чтобы не дать «замять» дело по шестой колонии). Подпольные производства в ИК-6, о которых сказал суду Тихонов, это уголовное дело № 7. Все эти дела, и это наше стойкое убеждение, необходимо открывать и расследовать.

На сегодняшнем заседании присутствовали «гости» из Москвы и Екатеринбурга: Сенкевич М., Меркачёва Е., Голендухин И. Полагаем, они поделятся своими впечатлениями сами.

И последнее – что удивило неприятно: адвокаты Механова, прокурор сидят удобно за столами, имеют возможность пользоваться материалами дела, планшетами, спокойно производить записи. Вопросы участникам процесса они задают сидя.

Представители ПОТЕРПЕВШИХ: адвокат Горошко Е.О. и юрист нашей группы Латыпова Д.А. ютятся на обычной скамейке, пишут на коленках, литературу положить некуда. Все свои вопросы и ответы они дают исключительно стоя, равно как и сами потерпевшие — ?? Это предусмотрено процессуальным кодексом?

1391671751_366322_31
Потерпевшие в клетке, подсудимый, экс-начальник ИК-6, на свободе

А что, судья не вправе создать им НОРМАЛЬНЫЕ условия для работы? Как-то все забыли, что они – пострадавшие, не их обвиняют вообще-то.

Потерпевший Тихонов, потерявший здоровье после избиений и пыток в ИК-6, ослабленный длительным пребыванием в тюремных условиях следственного изолятора, все свои многочасовые показания давал стоя (как и пожилая Нестерова Л.П.), было видно, с каким трудом ему это даётся. Ну что это -?

Не красит этот момент нашу юстицию и лично тех, кто судебным процессом сегодня руководит.

Николай Щур,
руководитель Уральской правозащитной группы

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here