Доклад МХГ о положении заключенных

0
504

Московская Хельсинкская группа подготовила доклад «Российские тюрьмы в 2013 году: право на жизнь, личную безопасность и защиту достоинства«.

Неполнота информации по теме, ее труднодоступность и степень достоверности представляют повод для беспокойства, поскольку это мешает конструктивному диалогу между государством и гражданским обществом. В начале 2013 года на правительственном часе в Государственной думе министр юстиции А. Коновалов также откровенно признал: «Каждая колония сегодня — это закрытое пространство, в котором происходят вещи совершенно невообразимые, о которых мы с вами даже не подозреваем. Необходимо сделать абсолютно прозрачным и абсолютно подконтрольным весь процесс пребывания человека в заключении от начала до конца».

По состоянию на 1 декабря 2013 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС) содержалось 680,2 тыс. человек (706,2 тыс. — на 1 декабря 2012 года, 755,6 тыс. — на 1 января 2012 года). Таким образом, за 2012 год тюремное население сократилось на 50 тыс. человек, за 2013 — еще на 26 тыс.

Несмотря на то что в последние годы наблюдается устойчивая тенденция к снижению общего количества заключенных, это сокращение происходит неравномерно и зависит от типа учреждения и категории заключенных. Так, наибольшее снижение отмечается в исправительных колониях (ИК) для осужденных. По-прежнему сокращается численность несовершеннолетних в воспитательных колониях. На 1500 человек в учреждениях УИС снизилось число женщин.

В противоположность общей тенденции в 2013 году росло число заключенных под стражу подозреваемых и обвиняемых (на 847).

Прошедшая в 2013 году экономическая амнистия не оказала какого-либо ощутимого влияния на сокращение численности тюремного населения: из мест лишения свободы, по сообщению ФСИН, было освобождено всего 55 человек.

18 декабря вступило в силу постановление об амнистии, приуроченной к 20-летию принятия Конституции. Как ожидается, в течение полугода на свободу выйдет не более 25 000 человек.

По-прежнему острой остается проблема медицинского обеспечения учреждений УИС. Не хватает врачей-специалистов — кардиологов, отоларингологов, неврологов, хирургов. Отмечаются сложности с оказанием своевременной помощи аллергологами. Не хватает терапевтов и стоматологов. Вывоз больных заключенных для обследований или медицинских консультаций в городские больницы по-прежнему затруднен из-за недостаточного количества сотрудников конвоя, из-за несогласованности действий департаментов здравоохранения и учреждений ФСИН.

Среди факторов, отрицательно сказавшихся на качестве охраны здоровья заключенных, можно также назвать сокращение финансирования на закупку медикаментов.

В то время как туберкулезных больных в УИС становится меньше, число ВИЧ-инфицированных неизменно растет, при этом около 30% не знают своего иммунного статуса, хотя и запрашивают его не раз и не два.

До сих пор не налажено должное взаимодействие между территориальными органами ФСИН и СПИД-центрами. Нередко низкую квалификацию имеют инфекционисты учреждений УИС, переученные из терапевтов, но не имеющие клинической практики.

Несмотря на то что материально-бытовые условия содержания в учреждениях УИС продолжают улучшаться, это улучшение происходит неравномерно — в одном и том же учреждении можно встретить условия совершенно разного уровня. В целом же они по-прежнему не способствуют сохранению здоровья.

Нередко имеет место несоответствие нормативам таких параметров, как концентрация углекислого газа, уровень кислорода, влажность, температура, концентрация грибковой микрофлоры в камере или ином жилом помещении; наличие пространства для двигательной активности и проведения зарядки.

Намеренная манипуляция бытовыми условиями, создание физических и психологических неудобств, служат распространенным средством оказания давления на неугодных заключенных.

Российская УИС отличается от европейских тюремных систем тем, что заключение под стражу до суда у нас часто используется для оказания давления на подследственного, а под наказанием, и по закону, и по традиции, у нас понимается не само по себе лишение свободы, а целый комплекс ограничений и обязанностей, налагаемых на осужденного в колонии, — соблюдение режима, труд, участие в «воспитательных» мероприятиях и т. д. Таким образом, в нашей системе минимум свободы, необходимый человеку для того, чтобы он мог чувствовать себя человеком, личностью, субъектом, сокращен до предела.

Несмотря на рекомендации международных органов, в российском уголовном законодательстве до сих пор отсутствует такой состав преступления, как пытка. Поэтому часто сотрудники правоохранительных органов, осуждаемые за насилие, а фактически за пытки, проходят по статье «превышение должностных полномочий». В результате судебная статистика не отражает реальной картины распространенности пыток, в частности в УИС.

Человеку, находящемуся в местах лишения свободы, прежде всего должно быть обеспечено право на личную безопасность, угрозы которой могут исходить как со стороны других заключенных, так и со стороны персонала. На основании всего объема информации и многочисленных свидетельств бывших заключенных приходится констатировать, что личная безопасность в условиях сегодняшних учреждений УИС реально гарантирована быть не может, несмотря на предпринимаемые меры, такие как вводимые повсеместно видеорегистраторы.

В 2013 году тема труда заключенных получила, наконец, достойную медийную поддержку и привлекла широкое общественное внимание, что заставило отреагировать даже ФСИН. Хотя для правозащитников тема труда в колониях всегда была постоянной головной болью, по-настоящему раскрыть ее не удавалось, так как эксплуатация заключенных, будучи основой существования УИС, представляет собой наиболее закрытую ее часть. Начало процессу было положено еще в ноябре 2012 года массовой протестной акцией в ИК-6 г. Копейска Челябинской области, а осенью 2013 года эта тема получила яркое продолжение благодаря усилиям Н. Толоконниковой и М. Алехиной.

Правозащитники отмечают также неоднократные случаи воспрепятствования оказанию заключенным юридической помощи — запрещение свиданий защитников с заключенными, оказание давления на осужденных с целью заставить их написать заявление об отказе от встречи с защитником. О подобной практике сообщают правозащитники из Свердловской области, Мордовии, Белгородской области и др.

В библиотеках учреждений УИС практически отсутствует свежая юридическая литература. Известны случаи, когда у заключенных изымались даже Правила внутреннего распорядка.

Источник: mhg-main.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here