Общественный контроль ИК-56 и ЛИУ-58 (ИвдельЛАГ). Видео.

0
1198

7 и 8 апреля 2014 г. состоялась очередная правозащитная поездка в Ивдельский район Свердловской области, в которой участвовали член ОНК Свердловской области Елена Николаева, адвокат Роман Качанов, эксперт Фонда  «В защиту прав заключенных» Алексей Соколов  и я.

Причин поехать туда было много, северные колонии не желают нас отпускать. Никак не хотят в ИвдельЛАГе Закон соблюдать и ставить его в приоритет. «Печально, но факт», как говорят в таких случаях.

Сразу же по приезду поехали в «Черный беркут», времени было совсем немного и пройтись по всем камерам не удалось. Пообщались с осужденными, желающих там всегда хватает.

Потом поспешили в Ивдельский суд на судебное заседание по незначительному на первый взгляд случаю, но при цепочке некоторых событий, которые скорее всего имели место, если докажут мои коллеги, играющие очень важную правовую роль в судьбе не только осужденного, но и некоторых должностных лиц.

20140408_125704[1]

На следующий день поехали с Еленой Николаевой в ЛИУ-58, дорога была долгой, но природа впечатляла. Есть все-таки в Северном ландшафте особая красота.

IMAG3940
Нас встретили уже не так любезно, как первый раз, сотрудники были не очень рады нашему визиту, это сразу бросалось в глаза. Но мы и не расстроились, для нас главное-это соблюдение Закона и Прав Человека.

В поселке не было света, как раз в тот день и отключили. Мы пошутили, что специально трудности нам создают. У одного из сотрудников вырвалось, что надо же было нам именно в этот день «припереться».

Прошли на территорию, теперь нам уже не дали пронести фотоаппарат, как раньше. Не понравилось им видеть информацию про выявленные нарушения.
Так и не нарушайте, кто ж заставляет, нельзя что ли жить по Закону.

Камеры, в которых содержаться заключенные нам не стали открывать, но понять можно, света же нет.
Мы подходили к смотровым окошкам камер, осужденные уже нас ждали, слышали, как мы говорим. Почти все захотели к нам на беседу.

Прошли мы и по отрядам, странное дело, опять не видно «жителей» этих деревянных зданий.

К примеру, отряд № 2 — 107 человек, на вопрос где осужденные, отвечают, кто-где, 55 — на производстве, а где остальные – не знают. Как так, представители администрации, и не знают.

Отряд № 3 А, открытая форма туберкулеза – 11 человек. На месте лежало 3, на улице было – 2. Где остальные, опять не знают

Отряд № 3 – 25 человек, опять не было осужденных, кроме нескольких человек. Один ЗК прибыл в октябре 2013 г., говорит, что никогда не болел, почему находиться в лечебно-исправительном учреждении – не знает.

Отряд № 1 – 75 человек, на производстве, как пояснили, — 45, в отряде людей почти нет, где остальные, опять не знают.

Встретили одного заключенного, -инвалида II группы, без ноги, на костылях.

Осужденный И. — один из бывших ликвидаторов чернобыльской аварии, рассказал, что испытывает постоянные боли в ноге, которая у него единственная. Последний раз проходил медицинское обследование в 2010 году, хотя имеет заболевание крови и нуждается в наблюдении онколога.
После такого обхода пошли на встречу с теми, кто вызвался на беседу.

Осужденный Соселия Г. рассказал, что после нашего ухода был на голодовке семь дней, потом ее прекратил, но еще дней пять он не мог принимать пищу ввиду ее недосягаемости, то есть пищу он видел, но брать ее не мог.
Кроме того, в камере у Соселия дней 10 было убрано, с его слов, «окно», видимо он имел ввиду раму, закрывающую от внешнего холода и ветра. В камере было очень холодно. При этом, у Соселия заболевание открытой формы туберкулеза, и холодный воздух может вызывать у него угрозу жизни и здоровью. Его постоянно мучают сильные головные боли в области затылка, каких он не испытывал ранее.
При всем этом, что мы узнали от этого осужденного, начальник ЛИУ-58 еще и просил Соселия поговорить с правозащитником Захаровой, чтобы она не ездила больше в их колонию. Соселия от этого «шантажа» отказался.
Сейчас пока у Соселия жалоб нет, ему дали матрас, теперь он хотя бы может лежать в своем поставарийном и постинсультном состоянии.

У осужденного Д. жалоб нет, после наших обращений и заявлений в правоохранительные органы по факту его избиения, ни прокурора, ни следователя, как пояснил нам Д., он так и не видел.

После окончания проверки мы направились к выходу, уже начиналась вечерняя проверка. Мы наконец-то увидели осужденных, вышедших на построение, но не всех. Около 20 человек стояли на плацу в очень грязной робе, в опилках и рыжей пыли, работали на местном свинарнике, с уставшими лицами и потухшими глазами. На наш вопрос, а где же все остальные находятся днем, другие осужденные в чистой черной робе, стоявшие в другом локальном участке, усмехались в ответ.

Мы хотели проверить производство, правда у нас практически не было времени, но нас отказались проводить туда, объясняя это все тем же отсутствием света.

И вот этот вопрос до сих пор остается для нас загадкой.

Мы торопились, дорога назад была не близкой. И мы так и не успели посетить другие «проблемные» колонии – ИК-62 и ИК-63.
Как тут не вспомнить знаменитого Карлсона – «Он улетел, но обещал вернуться»

20140408_212647

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 18.09.2013 № 348-РП и на основании конкурса, проведенного Грантодателем».

Лариса Захарова,
член ОНК Свердловской области.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here