Оказание юридической помощи осужденным или «иные лица»

1
1770

22 мая 2014 г. Валуйский районный суд Белгородской области в выездном судебном заседании в ИК-7 с участием заявителей осужденных Филатова А. А. и Элихаджиева Д. С. по нашему заявлению о признании незаконными действий начальника этой колонии и бездействию местного тюремного ведомства по не допуску меня как эксперта Фонда «В защиту прав заключенных» и представителя по доверенностям 15 января 2014 г. — огласил резолютивную часть решения о признании моего заявления необоснованным.

При этом судья Шелайкин В. В. отказался разъяснить свое решение, мотивируя это тем, что он делать этого не обязан, ждите, говорит, когда будет готово само решение.

В судебном заседании осужденные Филатов А. и Элихаджиев Д. активно отстаивали свою позицию, что в юридической помощи нуждались и нуждаются, что встреча со мной им нужна как встреча для получения  юридической помощи со стороны представителя Фонда «В защиту прав заключенных».

Осужденный Александр Филатов рассказал, как в январе 2014 г. его выносили почти раздетого на улицу и выставляли носилки на снег, что ему сказали, что больше никого из правозащитников к нему никогда не пустят и ни одна жалоба от него никуда не выйдет из колонии.

Осужденный Данилхан Элихаджиев рассказал, как после прибытия из СИЗО Лефортово, куда его вывозили на следственные действия, его водворили в ШИЗО, где он больной, с ограниченной возможностью к передвижению и нуждающийся в постельном режиме, спал на холодном бетонном полу.

Этим осужденным воспрепятствовали в получении юридической помощи со стороны их представителя и представителя правозащитной организации именно в период, когда они остро в ней нуждались, в частности по обжалованию действий должностных лиц и дисциплинарных взысканий.

Почти два часа мы спорили с представителями заинтересованных лиц, которые упорно бились за то, что пускать на свидания для оказания юридической помощи к осужденным можно только юристов и адвокатов.

Свой диплом об окончании очного отделения юридического факультета Гуманитарного университета я не привезла принципиально, так как нигде в законе об этом не написано.

23 мая 2014 г. прошло еще одно подобное заседание в Белгороде по не допуску меня в ИК-5 14 января 2014 г. к заключенным, чьи интересы я представляю с 2013 г.

Напомню, что правозащитной деятельностью в части оказания юридической помощи осужденным я начала заниматься с 2010 года с момента окончания Гуманитарного университета, и именно с исправительных учреждений Белгородской области в 2010 г.

Еще в декабре 2010 г. я показала свой диплом бывшему начальнику ИК-5 Авдееву В.Н., а когда меня не пустили тогда в колонию к осужденному, в чьих интересах я действовала, именно прокуратура Белгородской области мне указала, что необходимы Устав правозащитной организации либо доверенность, а про диплом о высшем юридическом образовании речи не велось вообще.

В дальнейшем диплом я никогда не предъявляла и меня пускали, а если и пытались где-то воспрепятствовать, то Валуйский прокурор по надзору за соблюдением прав человека в исправительных учреждениях Белгородской области всегда разъяснял руководству, если есть диплом и тем более доверенность, то этого достаточно.

Почему вдруг изменилась позиция Белгородского управления, остается загадкой.

На судебном заседании в Свердловском районном суде присутствовала в качестве слушателя представитель одного заключенного, к которому ее не пустили в СИЗО г. Белгорода, у которой были аналогичные проблемы по не допуску ее на свидание для оказание юридической помощи.

В тот день судья так и не вынес решение, отложив судебное заседание на 5 июня 2014 г. Представители ИК-5 и УФСИН России по Белгородской области не возражали об отложении суда, прокомментировав, что к тому времени возможно принесут еще какие-нибудь доказательства против моего заявления.

Судья предложил предъявить мне диплом об юридическом образовании, с чем я принципиально не согласна, так как российское законодательство не связывает оказание юридической помощи осужденным с наличием диплома о высшем юридическом образовании. И, даже несмотря на наличие у меня такого диплома, я не намеренна его «таскать» по стране, в колонии и в суды.

 Лариса Захарова,
Эксперт Фонда «В защиту прав заключенных»,
Член координационного совета МОО«Межрегиональный центр прав человека».

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Правда жизни : анклав » Белгородская область » живёт по местным криминальным понятиям : взятка решает любой вопрос во всех органах государственной власти, включая суд, прокуратуру, следственное управление, полицию и безотказно действует Криминальный закон « Круговая порука “, обращаться в УФСБ РФ по Белгородской области практически бесполезно : там — 100% коррупция… Всё зависит от суммы взятки…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here