Следователь «шпилит» на ГУФСИН?

0
1199
Тюремщики, правозащитники и «правозатычники»

На Урале с каждым днем становится все больше обвиняемых в местных «массовых беспорядках», которые якобы произошли в ноябре 2012 года возле колонии № 6 города Копейска Челябинской области. Счет тех, кому уже предъявлено обвинение по статьям 212 и 318 УК РФ («Участие в массовых беспорядках» и «Применение насилия к представителям власти»), идет на второй десяток. Среди них и мой доверитель — Евгений Терехин. Можно сказать — ему хуже всех. Чем же так не угодил следователям именно он — не понятно. Ясно одно — не угодить он мог только Челябинскому ГУФСИНу, потому что всегда на его сотрудников жаловался, потому что не терпел, а боролся.

«В ночь «бунта» я даже не знал, что в колонии происходят такие волнения, — рассказывает заключенный Евгений Терехин. — 19 ноября 2012 года меня привезли из СИЗО-3 в ИК-6, где сразу избили сотрудники колонии — Щеголь и другие. После чего поместили в ШИЗО. Потом с 19-го по 23 ноября меня избивали ежедневно. В это время я отказывался от пищи вообще в знак протеста. Когда в ночь с 24-го на 25 ноября я услышал крики на улице, подумал, что меня снова идут бить, разбил стекло в камере и порезал себе вены на руках, чтобы хоть как-то предотвратить новые избиения. Из ШИЗО меня изъяли и перевели только 13 декабря 2012 года, но я тут же был изолирован в отряде СУС (строгие условия содержания. —Прим. ред.). А 14 августа 2013 г. мне было предъявлено обвинение в том, к чему я вообще никакого отношения не имею!».

То, что Терехин находился на тот момент в ШИЗО, могут подтвердить и члены Совета по правам человека при президенте РФ, которые посетили бунтующую колонию 26 ноября 2012 года. По итогам посещения даже был составлен доклад на имя Владимира Путина. «Членам Рабочей группы передано 358 заявлений от осужденных, в том числе 255 заявлений о применении к ним пыток, издевательств, жестокого и унижающего обращения», — говорится в нем.

Евгения Терехина 14 января 2014 года по постановлению следователя УрФО Иванова Святослава Игоревича этапировали в ИК-5 Нижнего Тагила. Перед этим он проглотил лезвие и щипцы для стрижки ногтей знак протеста — его отказались этапировать в больницу. Я связывалась со следователем Ивановым по телефону — я писала его на диктофон, потому что я знала, что когда-нибудь нам это пригодится (это не незаконно — это согласно Закону РФ «О СМИ» — я ведь еще и журналист!). Так вот — тогда, разговаривая со мной, следователь Иванов прекрасно понимал, о каком этапировании в соседнюю область идет речь, он понимал, и для чего. А вот сейчас мы получаем ответ из Следственного комитета по Уральскому федеральному округу о том, что управление знать-не знает, почему Терехина из Челябинской области перевели в Свердловскую, где он подвергался, по его словам, пыткам и унижениям…Следователь Иванов позабыл Терехина, или следователь Иванов, в обход своего начальства этапировал Терехина в угоду Челябинского ГУФСИН (ИЗ МЕСТИ?) в пыточный регион?! Интересно получается…Или все это делается следствием для того, чтобы получить нужные показания от парней, а так же чтобы ограничить их возможности по получению квалицифированной помощи со стороны адвокатов и правозащитников.

119741_300

Мы до сих пор опасаемся, что все это плохо закончится — все заключенные, которых этапировали в Свердловскую область, находятся в жутком психологическом состоянии — возможны суициды.

Оксана Труфанова,
член ОНК Челябинской области.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here