Общественники проверили СИЗО-4 г.Златоуста и ИК-1 г. Копейска

0
1316

11 июля 2014 года посетили с Диной Латыповой СИЗО-4 г. Златоуст Челябинской области. Видели оппозиционного журналиста Валерия Ускова — о нем я писала ранее. Содержится в одиночной камере, так как, по словам сотрудников учреждения, у него много врагов во власти. Был весел и оптимистичен. Одна единственная, но очень важная жалоба — его судебный процесс по ст.222 и 119 УК РФ суд сделал закрытым — ни журналистов. ни слушателей…

Так же в СИЗО увидели совершенно больного человека — Николая Смоленского. Обвиняемый по резиновой ст.159 УК РФ имеет диагноз, последняя степень которого подпадает в перечень подлежащих актировке. Сейчас он проходит медосвительствование — возят его ежедневно в «стакане» автозака в больницу за несколько километров — в больницу класть не торопятся. Ходит с трудом — одышка и отеки. По его словам. дело сфабриковано — и теперь его проще довести до смерти, чем это дело закрыть…

Вообще в СИЗО-4 проблем много — начиная от того, что несовершеннолетних детей обязывают носить арестантскую робу, изымая личные вещи и помещая их на склад, заканчивая тем, что заключенные по несколько недель не видели мясные и рыбные блюда.

При проверке столовой все подтвердилось — в меню заявлены почти деликатесы — по факту — каша сечка без всего… Сотрудники столовой пытались оправдываться, но у них это не получилось — доказательств того, что они варят мясо и рыбу и кормят арестантов, согласно норме, представлено не было.

129915_300

Вот на этом фото какая-то тушенка, при более детальном опросе сотрудников колонии было выяснено, что это на всех 730 человек, которые на тот момент находились в СИЗО-4. Но, мол, в еще одной кастрюле варится бульон. Открыв крышку следов мяса, или хотя бы костей, мы не обнаружили — «варилась» просто вода…Даже без бульонных кубиков.

На складе, тем не менее, мы с Диной обнаружили достаточное количестве говяжьих и свиных задних ног, а так же селедки и другой рыбы. Почему ее экономят, не понятно. Но вот при выходе из СИЗО-4 мы решили немного затаиться и посмотреть, как сотрудники идут домой, заметили, что они все время что-то тащат тяжелое в сумках (что можно тяжелого вынести из тюрьмы???) — уж не мясо ли и рыбу, которые предназначены для заключенных?!
Тем не менее есть и положительный момент — почти во всем СИЗО-4  (процентов на 80) старые деревянные окна с ресничками поменяны на новые пластиковые. Во многие камерах сделан ремонт. Но есть исключения — вот как на фото:

130256_300 130810_300
Проверять и проверять еще…

14.07.2014 г.
Посетили с членом ОНК по Челябинской области Леной Дмитриевской ИК-1 г. Копейска. В пищеблоке все та же проблема, что и СИЗО-4 Златоуста — питание не соответствует никаким нормам — в меню-раскладке почти «ресторанные блюда», на самом деле — паштет из старой селедки и безмолочная каша. На склад заглянуть не успели — пошли сразу в ЕПКТ, откуда поступало больше всего жалоб. Почти все осужденные пожаловали на похищение сотрудниками спецназа во время обыска 10 июня 2014 года их личных вещей — начиная от спортивных костюмов и кроссовок до документации по жалобам и уголовному делу. Акты изъятия никто не составлял, квитанции об ответхранении никто не выдавал. То есть, по сути, такие деяния спецназа в масках и администрации можно расценивать как разбой.
Условия содержания жуткие: в камере 9 сидит человек, которые не ест, по его словам, уже неделю, «чтоб не ходить в туалет». В камере вообще нет унитаза и раковины…
В камере 19 полностью отсутствует пол. По словам осужденных, его тоже вынес спецназ когда проводил обыск, искал запрещенные предметы. Из соседней камеры при аналогичных обстоятельствах, по словам осужденных, так же была вынесена доска от лавочки. Теперь заключенным не на чем сидеть, из пола торчат железные штыри. То есть, войдя в эту камеру я даже не могла присесть, чтобы заполнить акт.
В целом впечатление, конечно, гнетущее. Чувствуется. что ГУФСИН по Челябинской области давно не получал взбучку из Москвы. Видимо, поэтому после наших посещений, что в СИЗО-4 Златоуста, что в ИК-1 Копейска, по словам заключенных, стало только хуже. В СИЗО-4, после нашего визита, якобы «забыли дать ужин». А в ИК-1 сегодня утром на завтра не дали даже молока.
Все время, пока мы проводили проверку, в наши разговоры с заключенными вмешивался сотрудник ИК-1  инспектор Попов Л.В. — он грубил членам ОНК  и заключенным, провоцировал и ту, и другую сторону на кофликт с ним. В журнале посещения нам даже пришлось сделать запись: «Инспектор Попов препятствовал общественному контролю, провоцировал осужденных и членов ОНК. На попытку хоть как-то ему объяснить правила проведения проверки отвечал, что у него есть человеческое достоинство. Просим разъяснить инспектору Попову, что, кроме «человеческого достоинства», у него еще есть должностная инструкция, Правила внутреннего распорядка и Федеральный закон № 76″…
Ну и, как говорится, «гвоздь программы» — это то, что, вечером, выходя из колонии, забирая свой телефон с КПП, обнаружила его включенным. Оказалось, его пытались включить, но он запаролен, испробовав две попытки ввести код, сотрудники, видимо, ретировались. Они ж не думали, что после попытки ввести код телефон выключить обратно будет уже невозможно…

Чтоб все понимали всю серьезность ситуации:
1. То, что мы обнаружили махинации с организацией питания уже в двух учреждениях ГУФСИН по Челябинской области, означает, что это все происходит не без согласия или приказа начальства главка. И еще это значит, что новый генерал Бранд вообще не контролирует своего первого заместителя (по тыловому обеспечению) Канашева (эта фигура, кстати, «пережила» уже двух генералов, видимо переживет и этого…).
2. То, что после наших посещений не наладили питание сразу, а, наоборот, стали ситуацию усугублять, означает, что ГУФСИН по Челябинской области, фактически, объявил войну ОНК, а это противоречит Приказу директора ФСИН России и политике гуманизации пенитенциарной системы Президента (как бы кто ни критиковал, она есть).
3. То, что спецназ ГУФСИН ломает специальные изделия (тумбы, лавочки), а так же выдирает попы с корнем, видимо, означает, что денег на ремонт у челябинского ГУФСИНа предостаточно. А иначе как объяснить такое варварство? Я думала, что бюджетных денег там всегда не хватает…
4. То, что сотрудники на КПП пытались взломать пароль на моем телефоне, оставленном ими на ответхранение с биркой, говорит о том, что обнаглели в конец. Что будет дальше???

Оксана Труфанова,
член ОНК Челябинской области

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here