ИК-2 г.Екатеринбург: Суициды продолжаются

0
1510

09 ноября 2014 г.  вечером в рамках проекта «Общественная служба пенитенциарного контроля» члены ОНК Свердловской области Ольга Ивановна Дианова и Лариса Захарова посетили ФКУ ИК-2 г. Екатеринбурга.

В плановом порядке проверили больницу, ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора), карантинное отделение.

В больницу прибывают заключенные из различных мест принудительного содержания. Были и наши подопечные, прибывшие из ИК-63, Неупокоев П., Маглакелидзе В.

Жалоб у них не было, в больнице при ИК-2 они начали проходить медицинское обследование.

Но особо серьезную озабоченность вызывают всегда заключенные в тяжелом физическом состоянии, а конкретно история некого заключенного Ц.

В октябре 2014 г. членами ОНК Свердловской области Светланой Малюгиной и Ларисой Захаровой был обнаружен осужденный Ц., 1995 г.р., содержащийся в палате интенсивной терапии 2-го хирургического отделения больницы при ФКУ ИК-2, в лежачем, крайне тяжелом состоянии, поступивший в больницу из ФКУ ИК-54 в сентябре 2014 г. после попытки суицида. При каких обстоятельствах был совершен акт суицида Ц., остается загадкой.

Через две недели мы вновь посетили этого заключенного, он даже начал нас, как нам показалось, слышать. Мы порадовались за него, так как прогнозы врачей были далеко не утешительные.

9 ноября 2014 г. при проведении плановой проверки члены ОНК Свердловской области Лариса Захарова и Ольга Дианова вновь посетили указанного осужденного. Судя по тому, в каком состоянии его увидели, мы пришли к выводу, что состояние здоровья Ц. сильно ухудшилось и мы серьезно опасаемся за жизнь и здоровье Ц.

Осужденные–санитары нам пояснили, что в настоящее время в отношении Ц. имеется судебное решение об освобождении его по болезни от дальнейшего нахождения в условиях изоляции от общества.

Хочется рассказать и о другом осужденном И., отбывавшего наказание в самой ИК-2 и которого мы также обнаружили в другой палате интенсивной терапии в октябре 2014 г. в тяжелейшем состоянии после прыжка с высоты третьего этажа здания отряда. При каких обстоятельствах произошел данный инцидент и что послужило причиной поступка И.. также остаётся догадываться.

Версия ИК-2, как и всегда в подобных случаях, однозначна (вспоминаю руководство ИК-47 и осужденного Зарипова, который тоже выпрыгнул со второго этажа отряда и руководство ИК-47 позиционировала это как психическое состояние осужденного) – психически ненормальный.

В ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора) содержится много БС (бывших сотрудников правоохранительных органов), может быть с точки зрения статистики по России. это нормально, но ранее мы с этим не сталкивались. В основном их видно сразу: спортивные накаченные фигуры, почти военная выправка. Почему эти люди нарушают присягу, во имя чего они приходят на государственную службу, почему предают интересы службы – вопросы, которые меня лично, как человека с активной гражданской жизненной позицией серьезно волнуют.

Кроме того, некоторых заключенных содержат на положении транзита, т.е. ожидании этапа более 10 суток. При этом их приговор не вступил в законную силу.

В карантинном отделении содержалось 30 человек, они все также сидят с опущенной головой, руки держат на коленях. Отвечаю на вопросы не иначе как – «никак нет» или «так точно».

В этот день мы не успели застать тех осужденных, чью судьбу мы прослеживаем на протяжении длительного времени, их увезли обратно в ИК-63.

Проверки соблюдения прав человека в исправительных учреждениях Свердловской области продолжаются.

При поддержке проекта «Общественная служба пенитенциарного контроля» на основании Договора о предоставлении гранта №179/2014 с ООД «ГРАЖДАНСКОЕ ДОСТОИНСТВО».

Лариса Захарова,
член ОНК Свердловской области,
юрист НП «ПРАВОВАЯ ОСНОВА».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here