«Владимирский централ» — конвейер произвола

2
2474

В адрес Правозащитников Урала пришло сообщение, что в ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области, в народе называемом «Владимирский централ», по прибытии в тюрьму был жестоко избит осужденный П.

Для срочного обеспечения безопасности осужденного, правозащитники посоветовали его родственнице дополнительно связаться с председателем ОНК Владимирской области Андреем Лыковым, который славился своей беспринципностью при осуществлении общественного контроля.

Какого же было удивление матери осужденного, когда в телефонном разговоре с председателем ОНК она услышала расценки за посещения пенитенциарных учреждений Владимирской области.

Не поверив своим ушам и баснословным расценкам, мать осужденного рассказала Правозащитникам Урала о коммерческой деятельности председателя ОНК Владимирской области Андрея Лыкова.

Выяснилось, что поездка по просьбе родственников осужденного двух членов ОНК в одну из областных колоний стоит 15 тысяч рублей, а посещение тюрьмы в городе Владимир равна 8 тысячам рублей. Хотя, если следовать букве закона ФЗ-76 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания», на основании которого действует Андрей Лыков и его компания, член общественной наблюдательной комиссии не вправе получать материальное вознаграждение за свою деятельность по осуществлению общественного контроля (ст.17, ч.3).

Ну что же, пусть коммерческая деятельность председателя ОНК Владимирской области Андрея Лыкова останется на его совести и, если он «дерет» с родственников осужденных такие баснословные гонорары, то Бог ему судья.

В связи с данным обстоятельствами в тюрьму г.Владимира срочно выехали директор НП «ПРАВОВАЯ ОСНОВА» и эксперт Фонда «В защиту прав заключенных» Алексей Соколов, а также московский адвокат Ирина Бирюкова.

1899934_770032659736762_6804317850653970101_n
Алексей Соколов и Ирина Бирюкова

Прибыв 22 октября 2014 года в г.Владимир и зарегистрировав в канцелярии ФКУ Т-2 заявление на встречу с осужденным, правозащитникам пришлось весь день прождать на КПП в штабе учреждения. В конце рабочего дня Алексей Соколов и Ирина Бирюкова вынуждены были покинуть штаб тюрьмы в связи с отсутствием свободной комнаты для адвокатов. Именно так пояснили правозащитникам причину не допуска адвоката к осужденному.

г.Владимир

Повторно правозащитники прибыли в тюрьму уже 24 октября 2014 года, но перед поездкой в город Владимир обратились к исполнительному директору Фонда «В защиту прав заключенных» Льву Пономареву, который сразу подключился к данной проблеме и напрямую связался с заместителем директора ФСИН России Анатолием Рудым.

В процессе общения выяснилось, что руководитель УФСИН России по Владимирской области обманул генерала ФСИН, сказав, что Ирина Бирюкова не обладает адвокатским статусом, в связи с чем ей и не предоставили свидание. А Алексею Соколову отказали в свидании, по мнению УФСИН, на законных основаниях, забыв упомянуть при этом, что Алексей Соколов имеет доверенность от осужденного на представление его интересов в суде и гос.органах.

24 октября 2014 года свидание все же состоялось, и адвокат Ирина Бирюкова увидела осужденного, у которого на теле имелись телесные повреждения, а под глазом «светился» большой синяк. После этого стало понятно, почему руководство тюрьмы препятствовало в свидании с осужденным, а руководство тюремного главка пошло на обман.

Зафиксировав все побои и отобрав от осужденного заявление в Следственный комитет РФ, правозащитники направили в различные инстанции жалобы на незаконные действия сотрудников тюрьмы, как на избиение осужденного, так и по не допуску правозащитника на встречу с осужденным.

Очередная поездка во «Владимирский централ» состоялась 5 ноября 2014 года. Тем же составом, Алексей Соколов и Ирина Бирюкова вновь рано утром приехали в пенитенциарное учреждение г. Владимира. В этот раз ждать пришлось всего полдня, и уже во второй его половине адвоката Ирину Бирюкову запустили на свидание с осужденным, а Алексею Соколову в канцелярии тюрьмы заявили, что его заявление будет рассмотрено, и в течении 30 дней будет дан ответ, что, в принципе, уже нарушает действующее законодательство.

Во время свидания осужденный рассказал адвокату, что сотрудники тюрьмы заставляют его отозвать жалобу и прекратить общаться с адвокатом. Если осужденный не выполнит указанные требования сотрудников администрации, то осужденного лишат встреч и с родственниками и с адвокатом. Да и причина для этого найдется. А, так как в учреждении всего один адвокатский кабинет, то для адвоката осужденного он всегда будет занят,  родственников же осужденного, в свою очередь, не пустят  на свидание  по причине его перевода в ШИЗО,  в то время, когда на свидание приедет мать.

По этому поводу осужденный написал заявление на имя адвоката, и попросил защитить его права в государственных органах власти Российской Федерации.

После окончания свидания у адвоката Ирины Бирюковой сотрудники тюрьмы попытались отобрать обращения  и другие документы по делу осужденного.

Вот как описывает Ирина действия сотрудников тюрьмы, -«Приехали мы в 07.30 и были в очереди третьими. До нас адвокат уже неделю ходила и не могла попасть. Спрашиваем, чего не жалуетесь на это безобразие? Из ответа поняли-не хотят с местными ругаться. Удивились, что терпят такое унижение. Зашла я на встречу с осужденным в 15.20 где-то. Как он мне сказал, суета по моему приезду началась еще утром. Это, к слову, тот осужденный, которого в предыдущий приезд я обнаружила избитым. По окончании встречи я долго не могла достучаться, чтобы его увели и меня выпустили. Наконец, приходит выводящий и, мне на удивление, говорит:
— вам заключенный писал какие-то заявления? Покажите.
— с какой стати? Эти заявления написаны мне, а не вам.
— любая переписка только через спец часть.
— вот когда он мне письмо напишет, тогда и прочитаете. А это адвокатская тайна.
— не покажете?
— нет.
— тогда ждите.
Приходит какой-то сотрудник, который отказался представиться, подходит ко мне так, что нарушает мое личное пространство, и голосом, от которого я, как видимо предполагалось, должна была напугаться, говорит, чтобы я показала документы. Я говорю, что они на пропускном пункте.
— нет, не эти, а те, что вам передал заключенный.
— он мне ничего не передавал, он написал в моем присутствии, на мое имя, на моей бумаге,моей ручкой. И я ничего вам не дам. Любые обращения в рамках оказания юридической помощи являются конфиденциальной информацией и подпадают под закон об адвокатуре и т.д., если вам не известно.
— я сказал показать.
— кто вы такой и согласно какой норме права я должна это сделать?
— покажите.
— нет, и отойдите от меня.

Так продолжалось примерно раз 5. Все на глазах двух сотрудников и моего подзащитного. Потом мне этот наглый тип говорит, что если я не покажу, то я останусь здесь в камере на неопределенное время. Я говорю, что если надо, то и до утра останусь. Они уводят заключенного и закрывают меня в камере. Я прошу дать позвонить и вызвать начальника. Мне говорят, что это режимный объект и никто не даст телефон, а начальник -» будет вам начальник». 

Села на стол, сижу. За мной приставили следить охранника по имени Денис. Он, на мои вопросы о фамилии этого типа и должности, говорил — не знаю, не разглядел и т.д. Сижу жду, что дальше. Трясет от злости. Уже думаю, как Алексею Соколову дать знать, что я тут ночую)))? Проходит минут 10. Думаю, хрен ли я сижу просто так, сажусь прямо под камерой и начинаю писать крупными буквами: Прокурору Владимирской области… Жалоба и т.д. Порядочно так уже написала, еще минут 10 проходит, открывают камеру и сотрудник заискивая и улыбаясь, с шутками и прибаутками провожает меня к выходу. Даже пожелал хорошей дороги.«

По всем незаконным действиям сотрудников и администрации тюрьмы поданы жалобы в надзирающие органы. Также все незаконные действия рукоковдства тюрьмы будут обжалованы в судебном порядке.

Так что продолжение следует…

Правозащитники Урала.

2 КОММЕНТАРИИ

  1. В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ РАСЦЕНКИ НЕ МЕНЬШЕ*ПЕРЕДАЧКИ ТО МУЖЬЯМ НАДО НА ЧТО ТО СОБИРАТЬ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here