Бумеранг для экс начальника копейской колонии № 6

0
739

В ноябре 2012 года случилось беспрецедентное для неповоротливой в революционном плане России событие — масштабную акцию протеста устроили не «креаклы» и даже не пенсионеры, борющиеся за льготы, а самые бесправные люди нашего государства — заключенные.

И акция протеста была нацелена не на повышение зарплаты и не против отмены льгот, а на борьбу против самого первобытного атавизма пенитенциарной системы — пыток. Зеки не крушили все вокруг, не били «вертухаев», они вели себя цивилизованно и уповали на Москву. Верили в то, что от ежедневных избиений и денежных поборов (а их руководство колонии брало как откуп за то, чтоб сегодня осужденный не подвергался пыткам) их избавит только Президент. Веры в челябинский Следственный комитет и Прокуратуру не было. Правозащитники и заключенные до сих пор считают, что эти структуры существуют лишь для того, чтобы системные проблемы и наиболее отличившихся сотрудников правоохранительных органов прикрыть.

Тогда к стенам копейской колонии съехали почти все федеральные журналисты. Бескровная акция протеста заключенных стала эпохальным событием, и, наверняка, вошла в учебники по специальным «фсиновским» дисциплинам. Если бы не внимание СМИ,  неизвестно, какой трагедией закончилось бы это событие.

И вот, в канун двухлетней годовщины копейского бунта обвинение, наконец, в Копейском городском суде огласило запрашиваемый экс начальнику той пыточной колонии Денису Механову срок — ПЯТЬ ЛЕТ ОБЩЕГО РЕЖИМА. Скоро суд огласит приговор. Но уже сейчас ясно, что, как бы система не прикрывала утопившего в слезах зеков колонию для первоходов начальника, отделаться испугом ему не удастся.

Впереди еще одно дело, возбужденное в СК РФ по Челябинской области по ч.3 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия) в отношении сотрудников колонии. Не исключен, что одним из его фигурантов снова станет уже подсудимый Денис Механов, а тогда вероятность оказаться в застенках и опробовать на себе свои же методы работы, но только в новой роли заключенного, станет еще больше.

Тем временем, разбирательство по делу было неоднозначным —  заключенные, все еще находящиеся в колонии, вдруг начинали отказываться от показаний под давлением со стороны сотрудников и активистов колонии, опасаясь физической расправы, в суд то и дело приходили фальшивые заявления якобы от потерпевших, которые сейчас проверяет СК РФ.

Ко всему прочему, заключенные, признанные потерпевшими, до их пор подвергаются прессингу со стороны челябинского ФСИН —  позавчера члены ОНК по Челябинской области обнаружили потерпевшего Дениса Волобуева в камере № 43 СИЗО-3 Челябинска в бесчеловечных условиях содержания — окна в полуподвальной камере попросту нет — вернее, оконный проем есть, но выходит само окно на стену соседнего здания (примерно, 10 см от стены). Вентиляции ни естественной, ни принудительной нет, так что вонь от канализации стоит жуткая. На просьбу перевести потерпевшего Волобуева  в камеру к потерпевшему Сергею Тихонову для обсуждения позиции по делу или в любую другую камеру, где условия хотя бы чуть-чуть получше, администрация учреждения и представитель челябинского ГУФСИН по правам человека ответили отказом. Потерпевший Волобуев готов на крайние меры. А система, видимо, хоть так, но решила мстить за своего пыточного начальника. Ждем окончания.

Оксана Труфанова,
журналист-правозащитник.

Источник: echo.msk.ru/blog/o_trufanova

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here