ИК-2: «Более опасного места я не видел»

6
13
ИК-2: «Более опасного места я не видел»

Еще 01 ноября 2014 г. в рамках проекта «Общественная служба пенитенциарного контроля» члены ОНК Свердловской области Лариса Захарова и Людмила Винс посетили ФКУ ИК-2 г. Екатеринбурга в связи с обращениями родственников о том или ином заключенном, когда теряют с ними связь, либо они находятся в больнице.

В тот день члены ОНК в плановом порядке выборочно проверили тяжелобольных ВИЧ-положительных в инфекционном отделении, проверили ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора), где по-прежнему содержится много БС (бывших сотрудников правоохранительных органов). Двое заключенных содержались в БМ (безопасное место), их перевели из СИЗО-1, в отношении них возбуждено уголовное дело по совершению преступления в исправительном учреждении.

Но основная причина была в проверке осужденного Тедеева Руслана, переведенного в Свердловскую область еще в мае 2014 г. из ИК-10 Еврейской автономной области, где ему были нанесены тяжелые травмы другими осужденными, в отношении которых был возбуждено уголовное дело.

Тогда в мае Тедеев прибыл к нам как «безопасник» в соответствии с ФЗ N 119-«О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и помещен в безопасное место, где его и обнаружили тогда члены ОНК при очередной проверке колонии.

В это раз общаться осужденный Тедеев пожелал обязательно с представителем администрации, он рассказал членам ОНК о нарушениях в этом исправительном учреждении, куда он ехал, надеясь на закон и порядок, но увидел совсем другое, пояснив, что более опасного места чем ИК-2 в г. Екатеринбург он не встречал. С момента прибытия в колонию к нему в камеру приходили осужденные, выводили его на беседы, без каких-либо сотрудников, могли спокойно заходить в любое время суток. Этих осужденных интересовало все, что было связано с его нахождением в ИК-10 ЕАО, все, что связано с этим уголовным делом.

IMAG1324IMAG1329

На Руслана оказывалось психологическое давление, которое, по словам Тедеева, еще страшнее, чем побои. Находясь в безопасном месте, он каждый день ощущал опасность.

Правозащитники были удивлены, что в режимном учреждении, где a priori должен быть режим, да еще какой, может быть такое, ведь среди спецконтингента эту колонию называют «красной».

Вот как прокомментировал осужденный ситуацию в ИК-2 Г. Екатеринбурга – «актив» должен быть и в каждой колонии он есть, но осужденные- «активисты» должны помогать администрации, а не выполнять функции сотрудников, а когда осужденные бьют других осужденных, сотрудники подсказывают. Здесь начальник отряда говорит, что в колонии существуют неписанные правила, а любой вопрос надо решать с осужденными.

Кроме того, корреспонденция у этого осужденного из исправительного учреждения, как он заявил, не уходит. Он не может связаться с судом, несколько раз он писал в адрес ОНК Свердловской области письма, но до адресата они так и не дошли.

Тедеев был крайне обеспокоен и пояснил, как такое вообще может быть, это ведь исправительная, а не карательная колония.

После таких откровений этот осужденный нуждался в контроле со стороны правозащитников, как минимум.

Члены ОНК проверили осужденного Руслана Тедеева на следующий день. Ему выдали положенную зимнюю форму одежды, за которую он расписался несколько месяцев назад, а ходил вместо новой в уже изрядно изношенной, подошва на его ботинках была оторвана на половину.

7 декабря 2014 г., по приезду из правозащитного «турне», члены ОНК Светлана Малюгина и Лариса Захарова снова проверили ИК-2, где осужденный Руслан Тедеев дал видео интервью и написал заявление, что если в отношении него будет применяться физическая сила со стороны осужденных, то он вынужден будет защищаться.

При обходе здания больницы в ПИТе (палате интенсивной терапии) 2-го хирургического отделения был обнаружен осужденный П. с забинтованными ногами, на вопрос членов ОНК, что с его ногами, он ответил, что обморозил их в подвале отряда, куда его перевязанного скотчем поместили осужденные-активисты, в частности председатель СДиП. В таком состоянии он пролежал на полу около четырех дней без пищи и воды. Опять пытки?

8 декабря 2014 г. члены ОНК Лариса Захарова и Светлана Малюгина, обеспокоенные судьбой этих осужденных, опять пошли проверять колонию. Оказалось, что осужденный Тедеев содержится в камере здания ПФРСИ, как пояснили сотрудники в БМ по решению администрации колонии. Как пояснил сам осужденный, он серьезно опасается за свою жизнь и личную безопасность. И ему наконец-то удалось увидеться с начальником ИК-2 Владимиром Леонидовичем Коротковым.

Уходя и колонии, члены ОНК встретили на улице группу осужденных, четверо из которых были в очень грязной и старой одежде, сказали, что идут с выполнения ст. 106 УИК РФ, разгружали картошку. После пояснения членов ОНК, что в ст.106 УИК не входит разгрузка картошки, осужденные начали путаться в словах и говорить, что просто перемещали ее на складе, точнее перебирали. Попросили показать их, откуда идут территориально, все замолчали. Вид у этих осужденных был усталый и подавленный.

По всем полученным жалобам, обращениям и выявленным нарушениям членами ОНК были поданы жалобы и заявления в следственный комитет и органы прокуратуры, а также составлены соответствующие заключения.

Правозащитники Урала

6 КОММЕНТАРИИ

  1. Я считаю,что ик 2 ,не исправляет а наоборот людей превращает в зверей,а все сотрудники этого учреждения сами как псы,я была в шоке от рассказов тех людей кто там побывал,а люди сидят за разные наказания! А сколько людей туда вывозят для раскрутки любого дела которое нужно закрыть,и вешают еще срока.Зк эту колонию нужно жестко браться,в первую очередь за начальника,любые действия происходят только по разрешению начальника!Что творилось при бывшем начальнике то и при нынешном!Что и кого они исправляют совсем не понятно,приходилось самой там передавать передачу,где я постоянно сомневалась а передадут ли ее вообще,когда делаешь передачу осужденному там дают дело где я должна поставить роспись,и я увидела что там же они отмечают все свидания,которые нам предостовляли,т.к мой муж был почему то мне не понятно на ПФРСИ,перевели его с следственного изолятора 3 города Нижнего Тагила,а не в Сизо 1,дак вот нам полагались только краткосрочные свидания,приговор еще в силу не вступил,вообщем мой супруг находился там месяца 3,5,чтобы попасть на такое свидание мне нужно было приехать туда 2 раза,в четверг в вечернее время приезжаешь там выходят отрядники им отдаешь заявление и разрешение от судьи,а в пятницу приезжаешь с утра и ждешь когда тебе начальник подпишит твое заявление,3 чему этот весь цирк мне так не понятно ,а люди ездят из далека 2 дня подряд чтобы попасть на краткосрочное свидание на 1 час,не смешно ли,конечно приходится ездить,или они это специально придумали чтобы поменьше родственников ездило?!закончу своеивысказывание тем ,что где я ставила свою подпись я увидела ,что якобы предыдущие свидания нам предостовлялись продолжительностью два часа,на самом деле всего давали один час,считаю что это тоже является нарушеним!

  2. Я считаю,что ик 2 ,не исправляет а наоборот людей превращает в зверей,а все сотрудники этого учреждения сами как псы,я была в шоке от рассказов тех людей кто там побывал,а люди сидят за разные наказания! А сколько людей туда вывозят для раскрутки любого дела которое нужно закрыть,и вешают еще срока.За эту колонию нужно жестко браться,в первую очередь за начальника,любые действия происходят только по разрешению начальника!Что творилось при бывшем начальнике то и при нынешном!Что и кого они исправляют совсем не понятно,приходилось самой там передавать передачу,где я постоянно сомневалась а передадут ли ее вообще,когда делаешь передачу осужденному там дают дело где я должна поставить роспись,и я увидела что там же они отмечают все свидания,которые нам предостовляли,т.к мой муж был почему то мне не понятно на ПФРСИ,перевели его с следственного изолятора 3 города Нижнего Тагила,а не в Сизо 1,дак вот нам полагались только краткосрочные свидания,приговор еще в силу не вступил,вообщем мой супруг находился там месяца 3,5,чтобы попасть на такое свидание мне нужно было приехать туда 2 раза,в четверг в вечернее время приезжаешь там выходят отрядники им отдаешь заявление и разрешение от судьи,а в пятницу приезжаешь с утра и ждешь когда тебе начальник подпишит твое заявление,3ачем этот весь цирк мне так не понятно ,а люди ездят из далека 2 дня подряд чтобы попасть на краткосрочное свидание на 1 час,не смешно ли,конечно приходится ездить,или они это специально придумали чтобы поменьше родственников ездило?!закончу свое высказывание тем ,что где я ставила свою подпись я увидела ,что якобы предыдущие свидания нам предостовлялись продолжительностью два часа,на самом деле всего давали один час,считаю что это тоже является нарушеним!

  3. Почитал некоторые комментарии, сам в некотором роде свидетель внешних «проявлений» исправления заключенных.В колонии процветают поборы родственников заключенных, которые называются «гуманитарной помощью».Сотрудники (начальник отряда, психолог, врач),с которыми «посчастливилось» общаться откровенно врут о положении заключенных, для них они не люди, а скот. Светлана абсолютно права,за все отвечает начальник колонии, какой начальник, такие у него и подчиненные.Рабский,опасный для здоровья, практически не оплачиваемый, труд заключенных там норма.Как я понимаю, исправительное учреждение потому и называется исправительным, что бы убедить оступившихся людей жить нормально. Осужденные лишены свободы и ни кто не в праве отбирать у них здоровье.Начальник ИК2 некто подполковник Чуриков, видимо совсем не контролирует положение дел, его устраивает тишина и покой в колонии, а какими методами и с помощью каких ублюдков это достигается,не важно.Ни чего в ИК2 в лучшую сторону не меняется, видимо надо поменять местами сидельцев и охранников.

  4. Я свидетельствую, что все материалы, данные в этой публикации, могут быть настолько реальны, как мы с вами.
    С 2007 по 2009 годы я провел в этом месте. Был осужден по 161 часть 2 на два года лс. Примерно пол года в начале срока я находился в карантине и ПФРСИ, где над людьми издевались и выбивали «явки с повинной » такие же заключенные.
    Где людей опускали и даже убивали, где заключенные бреются одним станком на 300 человек. Это не вымысел. По указу начальника отряда, одного майора мы в отряде учили гимн России и Варяг, а также пели их хором. Явки с повинной это особый случай. В карантине трех ярусные кровати, расположенные с двух сторон секции, после отбоя вызывают вновь прибывших в расположение карантина осужденных, или лиц, чьи приговоры еще не вступили в законную силу, в кабинет начальника СКО, такого же осужденного, который не захотел отказаться от благ цивилизации и УДО и он настоятельно требует писать про себя от трех до пяти фактов преступлений, совершенных на свободе. Если заключенный согласен, то идёт. пишет, а если нет, то присоединяется к группе ЗК которые согнувшись пополам пятятся назад и трут ладонями полы, имитируя их мойку. Там было много «чудес » подобного рода. Я свидетель.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here