Проверки ЛПУ-3, ИК-2 Челябинск: неоказание медпомощи и избиение?

0
1427

Интересно, кто новому генералу Челябинского ГУФСИН Виктору Адольфовичу Бранту дал негласное указание, практически, развязать войну с местным ОНК и начать всерьез нарушать ст. 19.32 КоАП РФ (воспрепятствование общественному контролю)? Или это заветы старой команды недавно уволенных (читай ушедших на пенсию) «начальников», переживших уже двух генералов, не считая этого, и, как утверждают злые языки, «держащих» тут свой лакомый «кусок» (читай ГУФСИН), как самые отъявленные мафиози? Или он вообще не в курсе того, что в его ведомстве происходит, а его просто подставляют его сотрудники, устраивая, по сути, саботаж?!

Итак, очередная неприятная проверка по жалобам осужденных в тюремной больнице ЛПУ-3 г. Челябинска. Уведомление нами, членами ОНК по Челябинской области было подано в 10.20 по местному времени. В 12.57 мы с членом ОНК Владимиром Субботиным все еще стояли за КПП. К нам никто не выходил, нас никто не встречал, а дежурный на нас даже не смотрел, так что обращаться к нему было бесполезно. Мы предприняли аж три попытки ситуацию как-то выправить. Сначала позвонили и.о. заместителя начальника ГУФСИН по Челябинской области за соблюдением прав человека — С.Н. Третьякову, потом — оперативному дежурному ФСИН России, и уже следом — дежурному прокурору Челябинской областной прокуратуры. Аудиозаписи ниже. Уж не знаю, что именно подействовало на администрацию ЛПУ-3, но, пока мы составляли акт недопуска членов ОНК, за нами пришел и.о. начальника ЛПУ-3 Галкин. Однако пришел он не с миром, а с негативом — мол, имейте в виду, проверять долго не дам, у нас пациенты, сончас, обед, они мол на вас из-за этого жалуются, ходите тут со своими проверками, лечиться не даете (по смыслу так) и так далее. Хотя, ФЗ № 76 «Об общественном контроле» позволят нам выйти на проверку хоть ночью, как и делают московские правозашитники — члены ОНК Москвы (наверное, и нам стоит ввести такую практику!).

Как выяснилось, сразу по приходу в инфекционное отделение, пациенты на нас не жалуются, а, наоборот, нашему приходу рады. «Оксаночка Николаевна, только на вас надежда! Я здесь умру», — почти плача говорит больной болезнью Паркинсона по фамилии П. (мы его состояние здоровья отслеживаем уже год — с момента, когда он был еще подследственным и находился в СИЗО-3 Челябинска). За год парень сильно похудел (визуально), стоять самостоятельно не может, сидит постоянно на кровати. По словам его соседей по палате, ему постоянно дают какие-то лекарства, «от них его перестает трясти, но голова соображать совсем перестает». По тяжести заболевания у осужденного П. есть все шансы на актировку (освобождение по болезни), но учреждение не торопится с освидетельствованием. Мало того, ему и МРТ уже который месяц не могут сделать. Оно назначено лишь на 11 февраля. Парень написал на имя начальника ЛПУ-3 заявление о том, что разрешает нам знакомиться с его медицинскими документами и позволяет снять необходимые копии. Однако ни и.о. начальника ЛПУ-3 Галкин, ни лечащий врач Наумова не позволил нам этого сделать. Мы наткнулись на непреодолимое препятствие общественному контролю, которое страшно не тем, что нарушается ФЗ №76, а тем, как цинично относятся к жизни и здоровью человека за решеткой сотрудники. Это что принцип «Лучше пусть умрет, чем мы вам карточку дадим?!»… Страшно и мерзко! Освобождением П. планирует заняться правозащитная организация «Агора», предоставив парню бесплатного адвоката.

Еще один пациент этой же палаты по фамилии З. с диагнозом инфекционный эндокардит, по его словам, все никак не может получить консультацию кардиолога, мол, нет оснований. С его медицинской картой, несмотря на письменное согласие, членам ОНК так же не удалось ознакомиться.

В соседней же палате мы столкнулись с еще более вопиющим случаем — лежачий больной по фамилии С. еле дышит, в его легких что-то булькает (слышно), он думает, что у него открытая форма туберкулеза, но ему никто не верит… Кроме того, у него загипсована правая нога. По его словам, с ногой все плохо. Месяц он ходил в переломом, его не лечили, и только к Новому Году наложили гипс. «Меня избил вот этот (показал!) инспектор в ШИЗО, — сообщил он нам. — Он «распинывал» мне ноги и сломал лодыжку»… По данному факту осужденный написал заявление в СК РФ, которое мы тут же отправили. Таких фактов в наших учреждениях не было давно. Каждое процессуальное решение будем отслеживать.

После ЛПУ-3 мы проверили соседнее исправительное учреждение, а именно ИК-2 Челябинска. Всего лишь один отряд — Строгих условий содержания. В спальном помещении провис потолок (ранее поступали жалобы на постоянно протекающую крышу). Такое ощущение, что этот потолок скоро рухнет на кровати заключенных. И хорошо, что, если при этом на них никого не будет! Однако, по словам заместителя начальника ИК-2 Камалова, денег на ремонт пока не выделено, хотя и просили… Несмотря на это обстоятельство, жалоб в отряде нет, кроме одной — у нам уже знакомого осужденного Евгения Анохина http://iriya-rutri.livejournal.com/98939.html . Она касается неоказания необходимой ему медицинской помощи. Несколько лет назад у него был компрессионный перелом двух отделов позвоночника. Сейчас старая травма вновь стала болеть, однако на обследование его не отправляют. Им было написано заявление на имя начальника учреждения Каримова об оказании содействия в организации ему медицинской помощи. Однако, как нам стало известно, сразу после нашего визита Анохина вызвали на дисциплинарную комиссии и объявили ему «выговор». Похоже, к следующей нашей проверке он может вообще оказаться в ШИЗО, а не в больнице!

Итак, итог таков: ситуация в Челябинском ГУФСИН усугубляется с каждым днем. Недопуски, неоказание должной медицинской помощи и даже уже вновь полученные, по словам, осужденных, травмы в результате побоев сотрудниками пенитенциарной системы…

П.С. По пути домой мы с членом ОНК Владимиром Субботиным рассуждали о том. почему так. Почему у большинства сотрудников полностью отсутствует чувство сострадания, любви к ближнему, добра. И он показало мне на одну из открытых смотровых вышек ИК-2, произнеся при этом: «Слышал я, что как только люди приходят в это систему, их года на два отправляют служить на эти вышки — в мороз и жару в берцах, с автоматом, гоняют нормативами, приказами… Ты потом была бы добрая?! И вот после этого-то и начинают они каждого зека ненавидеть: то не так поздоровался, то не так посмотрел…»

Оксана Труфанова,
член ОНК Челябинской области

Фото: zagr.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here