Итоги правозащитной поездки на северо-восток Свердловской области: МВДшники исправляются, тюремщики не хотят

0
1126

01 февраля 2015 г. в рамках проекта «Общественная служба пенитенциарного контроля» члены ОНК Свердловской области Светлана Малюгина и Антон Кудряков провели общественный контроль в ИВС и Спецприемнике для административно-арестованных г. Ирбит, ИВС в г. Туринск, а также в ФКУ ИК-19 г. Тавда с целью проверки условий содержания заключенных.

В изоляторе временного содержания в г. Ирбите на момент проверки содержалась всего лишь одна заключенная. Сам ИВС новый, построен в 2011 году, имел светлые, чистые просторные камеры. В общем все соответствовало нормам.

Спецприёмник по условиям содержания не отличался от ИВС — там на момент проверки содержалось трое административно-арестованных. Один из них пожаловался, что еду дают в холодном виде. Сотрудники, хоть сам этот факт и не признали, но пообещали исправить этот недостаток.

ИВС в г. Туринске значительно отличался, т.к. построен был еще в 80-х годах и с тех пор из-за отсутствия финансирования в нем мало что ремонтировалось.

На момент проверки в ИВС содержалось 8 человек. На стенах имеется «шуба»; отсутствует приватное пространство при отправлении естественных нужд. Жалоб от задержанных не поступило. Сами сотрудники Туринского ИВС сказали, что с радостью бы отремонтировали помещения, но средства уже какой год обещают выделить, и все никак.

DSCN0072

Далее общественники направились в сторону Тавды для проверки ИК-19, откуда буквально на днях получили ответ об устраненных недостатках, которые были выявлены при посещении 13 декабря 2014 г.

Лист 1Лист 2Лист 3 без данныхЛист 4 без данных

В этот раз члены ОНК проверили условия содержания в ШИЗО/ПКТ, отделении карантина, ОСУОНе, жилых отрядах № 12, №7, №8, а также посетили церковь, баню и столовую, провели беседы с осужденными.

В бане отсутствуют душевые, есть только краны; на потолке обсыпалась побелка. В столовой работают не все краны в умывальниках.

Из положительных моментов хочется отметить церковь, которая находится на территории ИК-19. Красивая обстановка, множество икон, внутри она ничем не отличалась от обычной церкви – внутри церкви забываешь, что находишься в исправительном учреждении.

В ОСУНе камерного типа в камере № 1 бак для питьевой воды был ржавый, с прошлого посещения, не смотря на замечания членов ОНК его так и не заменили, а только дали отписку, что бак не ржавый и для использования пригоден.

На входе в здание ШИЗО/ПКТ члены ОНК обнаружили всю ту же непонятную клетку, которая, как следует из ответа администрации ИК-19, является: «решетчатой перегородкой с решетчатой дверью, для обеспечения режимных требований». Только для чего она предназначена, общественникам так и не объяснили.

Далее члены ОНК провели покамерный обход ШИЗО/ПКТ.  На многих осужденных, находящихся в ШИЗО, одежда установленного образца была ветхой, рванной и грязной. Также на всех осужденных, находящихся в ШИЗО, было нательное белье летнего сезона, зимнее им, с их слов, до сих пор не выдали.

Во всех камерах ПКТ, без исключения, отсутствуют баки с питьевой водой, а в своем ответе администрация пишет, что все камеры ПКТ обеспеченны баками в которых вода ежедневно меняется…То ли баки невидимы, то ли администрация нагло врет членам ОНК в своих ответах.

Осужденный З., находящийся в ПКТ, пожаловался наблюдателям, что ему не оказывают должного лечения, соответствующему его хроническому заболеванию; на просьбы отправить его на обследование администрация не реагирует. Осужденный С. пожаловался на плохое питание, сказал, что уже около месяца не получал яйца, кашу дают без молока, а порой и без масла. Также он сообщил, что буквально на днях у осужденных произошел инцидент — они отказались от приема пищи, т.к. еда не соответствовала нормам. После вмешательства ДПНК, который в тот был на смене, еду заменили. Осужденные З. и С., с их слов, до сих пор не получили комплект зимнего нательного белья.

Осужденный М., который также содержится в ПКТ, как и вышеуказанные осужденные, пожаловался на плохое питание, сказал, что ему не выдают диет-питание, а лечение, которое он проходит в связи со своим хроническим заболеванием, оказывают не по времени, как оно должно проходить.

В отряде № 12 на 93 осужденного всего 6 умывальников. В секции № 1, даже согласно местным термометрам, температура на момент проверки была всего лишь 10 градусов, в секции № 2 температура 14 градусов.

В отряде № 7 на 96 человек так всего 6 умывальников. Температурный режим в секциях отряда такой же низкий, как и в 12 отряде, т.к. это одно двухэтажное здание.

Далее члены ОНК провели прием по личным вопросам осужденных, которые обращались к ним при проверке 10 января.

Первого на прием правозащитники вызвали осужденного Ч., который ранее обращался к членам ОНК с заявлением о применения к нему физической силы со стороны начальника отряда. Ч. рассказал, что уже находится на строгих условиях содержания, как ему говорят, из-за того, что обратился к членам ОНК. Об отказе в возбуждении уголовного дела по его заявлению его никто не оповещал, как, кстати, и членов ОНК, которые обращались в следственный комитет в интересах осужденного. Об отказе членам ОНК стало известно все из того же ответа администрации ФКУ ИК-19.

Ч. захотел дать наблюдателям видео-интервью, в котором он бы подробно рассказал о том, что происходило с ним в ИК-19 и написал письменное разрешение членам ОНК на это. Однако, вопреки Закону, администрация ИК-19 отказала в этом общественникам, несмотря на то, что фотоаппарат был сдан на КПП при входе в колонию, т.к. сопровождающие сотрудники запретили членам ОНК пронести его на территорию исправительного учреждения.

Осужденному И. до сих пор так и не выдали одежду и обувь по размеру, в связи с чем он вынужден ходить в летней обуви. Осужденному Б., как не выдавали лекарств, так и не выдают. А ведь это пожилой человек, имеющий тяжелое заболевание, у которого жизнь зависит от приема этих лекарств… Как не успевал он в баню из-за того, что очень медленно передвигается из-за своего состояния здоровья, так до сих пор он в бане и не был.

Кстати, отдельно стоить отметить тот факт, что за все время проверок, членам ОНК с 2013 года, ни разу не приходили обращения от осужденных из данного учреждения, даже те, которые были вручены администрации в закрытых конвертах во время проведения общественного контроля членами ОНК. Этим вопросам правозащитники всерьез займутся в ближайшие время, т.к. ни одного письма, которые наблюдатели получили во время проверки 10 января, до сих пор к ним не поступило.

По итогам данной проверки вывод напрашивается сам собой — начальник и администрация ИК-19 игнорируют замечания членов ОНК, которые они выявляют во время проверок, и никаких усилий к их устранению не прикладывают.

И этот факт, и факт отказа в интервьюировании осуждённого с использованием видеокамеры, и факт помещения осужденного в ОСУОН после его обращения к членам ОНК с жалобой на совершенное в отношении него преступление, нельзя назвать иначе, как ПРОТИВОДЕЙСТВИЕМ ОБЩЕСТВЕННОМУ КОНТРОЛЮ!

Вкупе с систематическими нарушениями начальником ИК-19 и его подчиненными права осужденных на получение юридической помощи, установленными решениями судов, вступившими в законную силу, ситуация с соблюдением законности и прав человека в этой колонии начинает выглядеть уж совсем неблаговидно….

Хотя, нельзя не признать, что ИК-19 – это далеко не самый плохой пример в Свердловской области. Во всяком случае, правозащитники традиционно в свои доклады и аналитические справки о состоянии законности и прав человека в ИУ Свердловской области данную колонию не включают как исправительное учреждение, где грубо и систематически попирается право на жизнь, а также право на свободу от пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращение.

DSCN0076

Правозащитники Урала

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here