На заключенных оказывают давление лица, представляющиеся сотрудниками ФСБ

0
1014

24 апреля 2015 состоялась поездка мобильной правозащитной группы, состоящая из членов ОНК Свердловской области Василия Рыбакова, Ларисы Захаровой  и директора Ассоциации «Правовая основа» Алексея Соколова в ФКУ ИК-5 г. Н-Тагил Свердловской области.

Правозащитник Алексей Соколов встречался с осужденными для оказания им юридической помощи, а Василий Рыбаков и Лариса Захарова отправились на территорию колонии, где вначале общественной инспекции проверили карантинное отделение.

В этапном помещении содержалось 16 осужденных, в том числе осужденный Тепишев, прибывший из ЕПКТ ФКУ ИК-63, которое закрыли по судебному решению. Сейчас осужденный Тепишев уже передвигается на костылях, ведь после «падения» в ИК-63 и дальнейшего «лечения» в больнице при ИК-55, где он оказался, как говорится, «прикованным к постели». Среди новичков, прибывших в колонию, члены ОНК выявили осужденного из числа «активистов», который был дневальным отряда № 12Б. Что делал этот осужденный в карантинном отделении, сотрудник колонии сопровождающий наблюдателей, пояснить не смог.

Далее члены ОНК проверили осужденных в отряде №13С. Это отряд строгих условий отбывания наказания – ОСУОН, в котором также находился осужденный – дневальный с отряда №12Б. Надо отметить, что в таких колониях как ИК-5. ИК-47 и ИК-63 осужденные, работающие на должностях дневальных и уборщиков, отличаются крепким телосложением и высоким ростом, что очень бросается в глаза.

20150424_090629Затем наблюдатели посетили отряд №13В, так называемый «воспитательный» отряд, или «второй карантин», где содержатся, по рассказам бывалых в нем лиц, осужденные, требующие особого надзора со стороны администрации учреждения.

В ходе обхода двух отрядов общественники обнаружили грубое нарушение закона, — ни в одном из перечисленных отрядов нет датчиков обнаружения дыма, а также вентиляционных отверстий, что влечет опасность пребывания в этих помещениях людей.

Проверили отряд №9. Это обычный отряд, в спальном помещении которого идет ремонт полов; вентиляционных отверстий нигде не видно, как и нет датчиков обнаружения дыма. Заметили, что матрасы на некоторых кроватях не очень хорошо выглядят и на них стоят штампы ввода в эксплуатацию – 2010.

Общественные наблюдатели проверили столовую, а также промышленную зону, где расположены производственные участки – автомастерская, цеха по деревообработке, металлообработке, изготовлению шлакоблоков, прессовке макулатуры.

Картофель для заключенных
Картофель для заключенных

Из всех этих производственных помещений удалось проверить только автомастерскую. От работающих в ней осужденных жалоб не поступило. Соответствующие производственные журналы имелись. Представители администрации, сопровождающие членов ОНК, не смогли ответить на вопросы, как они, в случае необходимости, смогут подтвердить выдачу индивидуальных средств защиты, таких как перчатки либо респираторы.

На обратном пути обхода колонии общественные наблюдатели проверили осужденных, находящихся в ШИЗО и ПКТ, которых, соответственно, было 5 и 4 человека. Среди них оказался и осужденный Эгембердиев, переведенный по постановлению начальника колонии в ЕПКТ, по всей видимости, за свою «активность» по отстаиванию нарушенных прав и борющийся против избиений сотрудниками.

Из камеры № 9 побеседовать с общественниками вызвался осужденный Селиханов. В конфиденциальной беседе он рассказал, что после его обращения к членам ОНК по факту оказываемого на него давления, на него был составлен акт за то, что он задержался на 2 минуты на проверку, так как совершал молитву.  Также он пояснил, что дня 2-3 назад его вызвали двое сотрудников, представившиеся работниками ФСБ. Эти «сотрудники» спросили, на что он жалуется и кто посоветовал ему обратиться в ОНК, а также какие у него проблемы. На прощание «ФСБшники» посоветовали осужденному Селиханову: «смотри, больше в ОНК не жалуйся».

Во всех камерах ШИЗО/ПКТ стены в буграх и не имеют ровной поверхности (так называемая «шуба»), что является препятствием для надлежащего санитарного состояния помещений.

В камерах №1 и №2 («этапные» камеры) напольная чаша «Генуя» в антисанитарном состоянии, тёмно-коричневого цвета с элементами ржавчины.

По выходу из колонии общественники посетили комнату для проведения краткосрочных свиданий, где к ним обратился правозащитник Алексей Соколов, заявив, что сотрудники опять осужденному отказались передать лист бумаги и ручку для написания информации.

Общественным наблюдателям было отказано в их праве ознакомиться с журналами регистрации происшествий и преступлений, а также в посещении медицинской части учреждения. Отказ в посещении медчасти был якобы обусловлен отсутствием от членов ОНК уведомления, хотя уведомление члены ОНК подавали через ГУФСИН для ФКУЗ МСЧ-66 о планируемом посещении.

По результатам посещения членами ОНК был составлен Акт проверки, а также поданы заявления и обращения в органы следствия, прокуратуры, ГУ МВД и к Уполномоченному по правам человека в Свердловской области.

Правозащитники Урала.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here