О бунтах в российских колониях

0
706

В период майских праздников в двух российских колониях вспыхнули беспорядки.

6 апреля в Лечебном исправительном учреждении №3 Краснобаковского района Нижегородской области, где содержатся заключенные, больные туберкулезом и ВИЧ, произошла массовая драка.

Инцидент на бытовой почве спровоцировала группа осужденных общей численностью около 100 человек, прибывшая в ЛИУ-3 из ЛИУ-10.

В ходе конфликта предпринимались попытки поджога хозяйственной постройки, которые были пресечены.

Две подожженных пожарных будки были оперативно потушены.

В результате столкновений пострадал 21 заключенный, 15 человек были госпитализированы.

7 апреля один из раненых — 44-летний мужчина — скончался на операционном столе.

Как сообщили во ФСИН РФ, драка была остановлена без применения спецсредств и физической силы.

Угроз в адрес сотрудников учреждения не поступало.

Персонал колонии, в первую очередь женщин, удалось «беспрепятственно вывести из учреждения в целях личной безопасности».

«В настоящее время с привлечением специализированных и территориальных прокуроров центральным аппаратом прокуратуры области проводится прокурорская проверка о причинах и условиях, способствующих случившемуся, в ходе которой также будет дана оценка полноте мер по предотвращению произошедшего со стороны руководства колонии», — сообщил сайт прокуратуры области.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по ч. 3 ст. 321 УК РФ — «дезорганизация деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества».

По словам самих заключенных, беспорядки вспыхнули из-за невыносимых условий содержания, постоянных избиений и поборов.

Группа протестующих решила дать отпор осужденным из «секции дисциплины и порядка», добровольно сотрудничающих с администрацией ЛИУ.

Как рассказал правозащитник Владимир Осечкин, 6 мая в ЛИУ-3 прибыла новая партия осужденных.

«Их принимали не сотрудники ЛИУ, а осужденные, наделенные контрольно-наблюдательными функциями, в том числе командными функциями, совершенно незаконно, так называемые СДиПовцы — это секция дисциплины и порядка».

Эта группа жестоко избивала вновь прибывших.

Одному из новичков разбили голову, сломали челюсть, разрезали ножом руку и угрожали изнасилованием.

По словам координатора горячей линии Gulagu.net Игоря Голендухина, «секцию дисциплины и порядка», «активисты» которой практикуют дедовщину, должны были упразднить еще 4 года назад.

И.Голендухин заявил о намерении передать в управление собственной безопасности ФСИН подробную информацию о положении дел в нижегородском ЛИУ-3.

Он требует провести тщательную проверку «на предмет выявления фактов поборов и вымогательства взяток, а также избиений, пыток и незаконных медицинских опытов».

Ситуацию в колонии прокомментировал и пресс-секретарь нижегородского Комитета против пыток Иван Жильцов: «В начале апреля к нам обратились родственники, сообщили о физическом насилии в ЛИУ-3 к осужденным и со стороны осужденных, и со стороны сотрудников колонии.

В апреле мы выезжали туда трижды.

В первый визит никто из родственников не согласился дать официальные показания, часть из них от своих слов вообще отказалась.

Хотя у одного из осужденных были множественные гематомы — он пояснил, что якобы упал.

При последнем нашем визите в ЛИУ-3 осужденные продолжали жаловаться на применение насилия, а также на недостаточное питание, бытовые условия.

Прозвучала также информация, что часть осужденных выполняет функции сотрудников администрации колонии, имея ключи от локальных зон».

Председатель общественной наблюдательной комиссии Нижегородской области Александр Листков подтвердил, что в течение последних месяцев правозащитники неоднократно получали жалобы из данной колонии.

«Мы выезжали в ЛИУ-3 весь апрель.

Частично эти жалобы подтвердились, частично нет», — сказал Листков.

Как сообщают «Известия», сотрудники ЛИУ-10 предупреждали своих коллег из ЛИУ-3 о возможном бунте в колонии.

«Еще в начале операции по переводу осужденных мы предупреждали руководство, что ЛИУ № 3 не приспособлено к такому большому количеству не просто заключенных, а больных людей, у многих из которых тяжелые смертельные заболевания — ВИЧ и открытая форма туберкулеза», — говорит Светлана Слепко.

По ее наблюдениям, администрация ЛИУ-10 изначально относилась к осужденным, как к простым больным, в то время как в ЛИУ-3 в них видят только преступников.

Замглавы ФСИН Валерий Максименко считает инцидент результатом «недоработок оперативных служб».

По его мнению, «надо было заранее проанализировать настроения контингента в учреждении».

Он также сообщил, что «организационные выводы могут последовать в ближайшее время».

10 мая акция группового неповиновения была зафиксирована в колонии башкирского города Салават.

Более 100 заключенных отказались повиноваться администрации.

По информации Следственного комитета, «около 20 осужденных, избив 23 соблюдавших режим активиста в возрасте от 22 до 59 лет, забаррикадировались в помещении одного из отрядов, где находились до вечера, призывая осужденных к массовым беспорядкам, сопровождавшимся насилием, погромами и уничтожением имущества».

«Осужденные получили разные повреждения: от ушибов и ссадин до черепно-мозговых травм и переломов костей.

Назначены судебно-медицинские экспертизы, чтобы определить степень тяжести вреда здоровью.

Несколько человек остаются в лечебной части учреждения», — сообщила старший помощник руководителя следственного управления СК РФ по Башкирии Светлана Абрамова.

Как сообщает ИА «Росбалт», 15 мая правозащитники из Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Башкирии в течение одного дня приняли около 300 жалоб заключенных бунтовавшей исправительной колонии строгого режима №2 в городе Салават.

Как сообщила корреспонденту «Росбалта» зампред ОНК Зиля Булатова, по ее мнению, жалобы на пытки и жестокое обращение являются обоснованными.

«Когда правозащитники зашли в колонию и стали разговаривать, то люди пожаловались на пытки со стороны «актива» и сотрудников учреждения.

Мы приняли жалобы, чтобы начать по ним работу.

Но спустя два дня бунт повторился, только в больших масштабах.

На крышу поднялись сто человек, протестующие подожгли штакетник.

Вновь посетив колонию, мы узнали, что ничего не изменилось: сотрудники ведут себя так же, как и вели.

Осужденные продемонстрировали нам синяки и гематомы», — рассказала Зиля Булатова.

Зампред ОНК опровергла распространенные пресс-службой республиканского УФСИН от ее имени слова о том, что якобы рано говорить «о степени обоснованности жалоб».

«Жалобы все обоснованы.

В произошедшем усматривается вина начальника колонии, о чем я и сказала руководителю УФСИН по республике.

Если бы начальник ранее реагировал на жалобы, то бунт можно было предотвратить», — заявила Зиля Булатова.

По факту беспорядков проводится прокурорская проверка.

Прокурор Башкирии Андрей Назаров лично принял порядка 40 человек, отбывающих заключение в колонии Салавата.

СК возбудил уголовные дела по ч.3 ст. 212- «Призывы к массовым беспорядкам» и ч.1 ст. 321 — «Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества».

7 апреля 2015 года в одной из колоний Пермского края заключенные устроили потасовку с сотрудниками ФСИН РФ, которые осуществляли в тюрьме проверку.

По данному факту было возбуждено уголовное дело.

Директор МБПЧ Александр Брод: «Бунты в колониях говорят о серьезных проблемах в ряде учреждений ФСИН и о необходимости усиления прокурорского и общественного контроля в этой системе».

Источник: pravorf.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here