Совместная инспекция УПЧ, члена СПЧ и ОНК в Челябинских МПС

0
375

Как известно, Челябинская область считается неблагополучным регионом в плане пыток и условий содержания заключенных. чт, зачастую, является причиной тюремных бунтов, которых, начиная с 2012 года произошло аж два. Предбунтовая ситуация, по моему мнению, на сегодняшний день в колонии № 1 Копейска —  из-за катастрофических условий содержания и отсутствия минимума конфорта в сочетании с постоянным применением физической силы, по мнению сотрудников, или постоянных избиений без причины — по мнению осужденных. Это, отчасти,  послужило причиной совместной проверки членов ОНК по Челябинской области с членом Президентского совета по правам человека при Президенте РФ — Андреем Бабушкиным и Уполномоченным по правам человека в Челябинской области Алексеем Севастьяновым. Но не только ИК-1 стала объектом контроля, но  и СИЗО-1 г. Челябинска, где в декабре 2014 года произошел бунт заключенных и Отдел полиции № 1 Ленинского района г. Челябинска, который пришлось посетить из-за многочисленных жалоб арестантов СИЗО-1  на применение давления и нахождение в «обезьяннике» более положенного времени без пищи и воды. Планировалось так же посещение СИЗО-3 г. Челябинска, но оно не состоялось из-за затянувшейся проверки ИК-1 — из колонии мы вышли в 23.00 вечера…
Как такового репортажа не получится — писать много и нудно. Но вот некий фоторепортаж — получится вполне.

СИЗО-1 г. Челябинска
Сразу стоит отметить, что в этом изоляторе не пытают и спецсредства не применяют — по крайней мере, ни одной жалобы от заключенных не поступало. По условиям содержания сказать хорошего, по сути, нечего. Не может не радовать, конечно, то, что в некоторых камерах и коридорах начали менять старые развалившиеся окна на пластиковые и делать ремонт — в  том числе сантехники, но это ситуацию с условиями содержания, не соответствующими нормам, не спасает. Увы. Фотографии можно условно разделить на две группы — «Ужас» и «Пойдет».

1. «Ужас»
Огорчают помещения карцерного типа —  содержаться там опасно для здоровья.
Во-первых, они находятся практически в подвале, по одной стороне в камерах окна закрыты железным листом или упираются в стену соседнего здания, то есть дневной свет в камеры не поступает. Кроме того, и сами окна очень маленькие  — размером чуть более листа формата А4.

194060_300 11334004_10204047417857831_976950496597790842_o

Во многих камерах подвального этажа (уже не карцеров) нет места для сидения —  так что кушают заключенные, сидя на кровати. А в некоторых камерах мы не обнаружили света — люди там сидят, как в погребе —  темно, как ночью — например, в камере № 15 — примечательно, что инспекторы даже пытались ввести нас в заблуждение — мол, никого там нет!

Каптерка для хранения вещей осужденных — это тоже что-то невообразимое — запах гнили, вещи валяются. По словам сотрудников, вещи бесхозные, потому и грязно —  но ведь это не оправдание —  тем более, на двери табличка с фамилией ответственного за них сотрудника…

192576_300 192966_300

193086_300 193509_300

Уж я молчу про ремонт —  стены обшарпанные, не видевшие ремонта лет 20 —  такое ощущение складывается. Сантехника по большей части не исправна —  при попытке проверить, как смывается унитаз в одной из камер, краник остался в руках у члена СПЧ при Президенте РФ Андрея Бабушкина…
Сейчас в СИЗО делается ремонт некоторых камер подвального этажа, однако, по нашему мнению, их вообще надо все до единой закрыть, как в целом и этаж —  ремонт не целесообразен. Куда уходили бюджетные деньги раньше — большой вопрос.

189111_300 189360_300

189655_300 189790_300

190084_300 190211_300

190553_300 191196_300

191368_300 191751_300

192186_300 192323_300
Что касается обычных камер для большого числа заключенных —  в первую очередь, заметно значительное нарушение норм жилой площади на человека. К примеру, в камере № 61 на 11,7 м2 содержится 10 человек. При этом в камере всего 8 спальных мест —  спят люди по очереди. Посуды не хватает, стол непонятной конструкции.  Окно при этом сломанное — если открыть, то оно уже не закроется. К тому же на нем для чего-то наварено две решетки и одна сетка. Перелимит сотрудники СИЗО объясняют принципом рассадки, что не является оправданием для такого положения заключенных в условиях, очень далеких от нормы в соответствии с законом.

Кроме того, в СИЗО у заключенных много жалоб на неоказание медицинской помощи — не делают имуннограммы более семи месяцев, что нарушает стандарт лечения ВИЧ-инфекции, не лечат зубы, не направляют на установление факта инвалидности, не выдают положенные по рекомендациям МСЭ трости и т.д. До этого члены ОНК уже обращались с жалобой по данному факту во ФСИН России, однако получили отписку.
195526_300 195618_300
195940_300 196101_300
196512_300 196744_300
2. «Пойдет»
Стоит отметить, что сейчас в СИЗО изыскали средства для ремонта некоторых камер и коридора. Отремонтирована камера № 109, в которой, по версии следствия бунтовали заключенные в декабре 2014 года. В камерах № 12, 17, 105 сделан ремонт. Однако, в последней окна фактически нет — оно упирается в стену соседнего здания. Заменены санузлы и раковины.194503_300 194577_300
194920_300 195325_300
Колония № 1 г. Копейск
Об этой колонии мы писали неоднократно, она как оскомина на зубах у челябинских правозащитников. Однако местный ГУФСИН утверждает, что в колонии все нормально, а остальное — истерика членов ОНК Труфановой и Приходкиной. С этого, собственно, и начали свой разговор с членом СПЧ Бабушкиным новый заместитель начальника ГУФСИН по Челябинской области, приехавший из пыточного Свердловского региона, Сыркашов. Его поддержал и начальник ИК-1 — Титов. Однако позже выяснилось, что все далеко не так —  в этом смогли убедиться все. Проблем масса, подтвердились все факты, описанные мной ранее и даже больше  — многих проблем мы и сами не замечали. Это к вопросу об объективности — мы размещаем далеко не все, что могли бы.

Вопрос по водоснабжению колонии стоял особенно остро — тут все не просто. Тем временем, как с крыши течет — ремонта она не видела давно (когда мы принимали заключенных ШИЗО в кабинете сотрудников, даже на нас капала вода), из-под крана и в унитазе вода бывает весьма редко. По словам самих сотрудников, проблема в изношенности водовода и решить ее вряд ли удастся. Финансов нет… То есть,заключенные часто так и будут сидеть без воды.

Вопрос по медицинской помощи тоже стоял остро — как выяснилось, в колонии нет своего стоматолога, а многим осужденным его помощь просто необходима. Кроме того, многие инвалиды из отряда № 6 не знают, есть ли у них Индивидуальная программа реабилитации инвалидов, как не знают о том, куда переводится их пенсия и есть ли она вообще…

Но особое внимание, конечно, заслуживают жалобы на избиения сотрудниками колонии заключенных ШИЗО. Побои фиксировались прокуратурой по надзору за ИУ и членами ОНК. Осужденные утверждают, что бьют их и присутствуют при избиении одни и те же сотрудники — Куркин, Казарин, Муковоз, Лоик, М. Дудченко, Тикибаев и др.
Вот как описывает свое избиение осужденный Н.:
«29 апреля 2015 года после того, как меня водворили в ШИЗО за неправильную заправку кровати (позже выяснилось, что постельное белье Н. в колонии не выдавалось), меня притащили в какой-то кабинет, положили на кушетку и стали бить дубинкой по ягодицам — примерно 8-10 ударов. Ягодицы были после этого синие.  30 апреля меня снова избили уже в камере — наносили удары снова в область ягодиц».
Аналогичные избиения описывают так же осужденные А. и Б.

Примечательно, что большая часть дисциплинарных нарушений при помещении в ШИЗО заключенных — это как раз заправка кровати, нарушение формы одежды и «разговаривал на ты с сотрудником». Ни одно нарушение в осмотренных дисциплинарных делах не нашло своего фото-подтверждения. Только рапорт сотрудника —  хотя у каждого из них при себе есть видеорегистратор.

Кроме того, выяснилось, что и в нарушения по заправке и форме одежды, по факту, заключенные и не виноваты — из 81 человека отряда № 4, из 83 человек отряда № 3 — лишь одному человеку за прошедший год выдали робу и ни одному — постельное белье! В этой ситуации, конечно, необходима отдельная проверка Счетной палаты на предмет хищений в Челябинском ГУФСИН для выяснения вопроса, куда деваются зечьи робы и постельное белье. Полагаю, что наложение дисциплинарных взысканий по данным нарушениям при условии невыдачи белья и одежды  — это реальное злоупотребление должностными полномочиями сотрудников колонии.

Рабочая группа была в колонии до 23 часов вечера. После этого член СПЧ Андрей Бабашкин сказал, что, если ситуация не изменится коренным образом в лучшую сторону, он будет ставить вопрос перед ФСИН России и правительственной комиссии о ее закрытии. Мне лично показалось, что он был слегка в шоке.
197330_300 197638_300
197895_300 198605_300
198373_300
О проверке отдела полиции Ленинского района расскажу позже.

Оксана Труфанова,
член ОНК Челябинской области.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here