Дежавю ситуации, в которую попали сотрудники Уральского УгРО. Взгляд на события…

0
593

В пятницу Свердловскую область сотрясали громкие аресты в связи с задержанием и предъявлением пятерым уральским полицейским обвинения в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенных с применением насилия) и п.п.«а»,«в» ч.3 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенных с применением насилия и с причинением тяжких последствий.

Руководитель Свердловского ОБОП Константин Строгонов заявил о незаконности действий СКР, высказав версию о причинах случившегося личной драмы следователя СКР и одного из «оперов», однако разгадка случившегося заключается в следующем:
«Согласно фабуле инкриминируемого преступления опера работали с неким А.Сухоруковым, который в 2014 году якобы задушил своего собутыльника в частном доме в Белоярском. Согласно материалам того дела, Андрей Сухоруков в ходе следствия дал признательные показания, что задушил своего знакомого ремнем». Согласно существующей процедуре расследования уголовных дел, отнесенных к подследстенности СКР уголовные дела по убийствам и ТВЗ повлекшим смерть, расследуются следующим образом: В районе или городе где есть соответствующий отдел СКР и отдел полиции создается постоянно действующая группа по расследованию тяжких, особо тяжких преступлений и преступлений совершенных в условиях неочевидности. В состав указанной группы входят различные лица из числа следователей СКР, оперов ОБПЛ, а также сотрудников других ведомств по закрепленности за территорией, кроме того существуют также дежурства в рамках исполнения ведмоственных приказов как со стороны Полиции, так и СКР. В результате когда наступает событие ИКС при поступлении информации о происшествии к проверке привлекают либо дежурных оперов либо участкового закрепленного по территории, либо ГНР. А уже после подтверждения к месту происшествия выдвигается дежурный опер, дежурный следователь и представители закрепленных за территорией ведомств (качественный и количественный состав зависит от фабулы происшедшего и предварительной квалификации).

Так вот одновременно с возбуждением уголовного дела к его расследованию по своей «линии» приступают опера, чья деятельность регламентирована законом об оперативно-розыскной деятельности. Соответственно они имеют прямое отношение к установлению причастных к инкриминируемому событию и часто работают непосредственно или во взаимодействии со следователем, который впоследствии уже проводит следственные действия.

Так вот на момент оценки события исходя из первичных данных осмотра опера и следователь по делам ТВЗ повлекших смерть и убиствам взаимодействуют со специалистом в области судебной медицины. который сообщает о предварительных причинах смерти. все это фиксируется в протоколе осмотра места происшествия и осмотре трупа в целях процессуального оформления и данный документ является точкой отправления.

Понятно, что бывают случаи, что о причинах смерти можно судить и визуально, но бывают случаи когда без специалиста и эксперта просто не обойтись — это случаи, когда видимых следов повреждений на трупе не имеется или же когда характер повреждений не свидетельтвует о криминальности наступления смерти.

Так вот общение с установленными лицами по обыкновению ведут опера и часто бывает, что уже моменту окончания осмотра места происшествия уже установлены подозреваемые и бывают, что возникают явки с повинной, оценивать которые приходится потом следователю.

УПК четко устанавливает правила оценки доказательств. Ни одно из доказательств не является предопределяющим, все оценивается в совокупности, поэтому бывает что даже при признаниивины и признании участия в преступлении,признающегося не всегда привлекают к ответственности.

Для примера стоить напомнить убийство происшедшее в сентябре 2011 года в Верх-Исестком районе города Екатеринбурга 14-летней девушки, в убийстве которой впоследствии созналась ее мачеха (источникhttp://www.newsru.com/crime/20sep2011/stepmomconfeseburg.html).Сначала 43-летняя подозреваемая Наталья Петухова (некоторые СМИ называли ее сожительницей отца убитой Ольги Медведевой) написала явку с повинной и затем дала признательные показания в убийстве школьницы. После проведения с ее участием проверки показаний на месте и проведения осмотра в ее жилище, слова женщины не подтвердились. В частности, следователи установили следующее: доказательств, в достаточной степени подтверждающих причастность к убийству девочки Натальей Петуховой, не имеется (источникhttp://eanews.ru/news/incidents/item172363/).

В итоге отказавшиеся аретовывать признавшуюся в преступлении женщину руководители следственного отдела ушли со своих должностей, а «оперов» общавшихся с женщиной и получавших явку с повинной «перетрясли» с выяснением вопросов о том, как эта явка была получена.

Но бывет и так, когда следователь не особо обращает внимание на качество и содержание доказательств и огрехи установления обстоятельств лежат как на следователе, так и на операх. Все дело в том же пресловутом «ОСМОТРЕ МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ».

Весьма показательна здесь история одного первоуральца, отсидевшего 1,5 года на следствии в Екатеринбургском СИЗО-1 по фейковому обвинению в убийстве, по которому он вынужденно написал явку с повинной. Его история один в один напоминает историю взаимоотношений произошедшую между полицейскими и А.Сухоруковым…

Итак, «первоуралец Хафизов употреблял в компании спиртное, а на утро ушел, впоследсвтии в воде в близи места праздненства был обнаружен труп, который из-за недостатков осмотра места происшествия посчитали криминальным. В итоге Хафизова взяли опера, он написал явку, будучи в статусе свидетеля?! в наручниках!!! при проверке показаний на месте он показал и сообщил так как ему сказали, хотя событий он и не помнил, в итоге загремел в СИЗО.

Все это время он ждал: милосердия от оперов, вынудивших написать явку в убийстве, справедливости от следователя и прокурора, которые должны были во всем разобраться на следствии, защиты от уполномоченного по правам человека Мерзляковой и ее приспешника Манасова, нормальных условий содержания и оказания мед.помощи от ФСИН в период нахождения в СИЗО и помощи от адвоката.
Милосердия от оперов он не дождался, следователь о справедливости и не слыхал, а лишь предъявил обвинение, прокурор утвердил обвинительное заключение и направил дело в суд. Мерзлякова ходила по экскурсиям в колонии, пила чай, ела и блистала красными сапогами, Манасов указывал, что это не его компетенция, ФСИН не оказывало надлежащей медицинской помощи и лишь один адвокат — женщина, поверившая в невиновность расследовавшая дело, по крупицам собирала доказательства невиновности …

В последствии в марте 2014 года после поступления комплексной комиссионной экспертизы,показавшей что убийства не было, а произошедшая смерть наступила в результате отравления алкоголем и переохлаждения, привела к изменению меры пресечения из-за необоснованности обвинения и в последующем прокурор отказался от поддержания обвинения и уголовное дело было прекращено в суде в связи с отказом гособвинителя от обвинения из-за отсутствия события преступления.

Уголовный процесс скажите Вы… Однако мера пресечения в виде заключения под стражу не означает, что вы должны лишится здоровья. Между тем за полтора года бедолага его окончательно растерял и к тому времени как суд установив, что событие инкриминируемого преступления и вовсе отсутствовало прошло более полутора лет и при изменении меры пресечения судом, он плавно переместился из СИЗО прямиком в больницу, где ему уже помочь не смогли. Подорванное в СИЗО состояние здоровья только ухудшалось. Он даже не смог участвовать в заключительных заседаниях на слушаниях уголовного дела по своему обвинению и не слышал слов отказа от обвинения и извинений.

В связи со смертью он даже не получил реабилитации и в указанной суматохе никто не задался главным!!!

Событие преступление ОТСУТСТВУЕТ, а ЯВКА  повинной в прекращенном уголовном деле ЕСТЬ!!!

А доводы Хафизова об оказании мер непроцессуального воздействия, угроз, причинения физического насилия сотались без рассмотрения и сегодня. В принципе можете увидеть и услышать сами:

На записи четко видно. что следователь пытается перекладывать ответственность за недостатки осмотра места происшествия на эксперта, хотя именно он проводит следственные действия. И после вопросов о том, почему же он не сделал замеры температуры (именно они оказались при производстве экспертизы определяющим фактором в причине смерти) следователь ответил, что это его недочет.
По сути это признание в халатности, однако следователь работает. Вопросов операм откуда взялась явка с повинной вообще не задавали…

Теперьвернемся к зареченским операм: по сути здесь произошло тоже, что и в Первоуральске, ошибка в причине смерти, только за одним исключением следователь видимо задалась вопросом и подала соответствующий рапорт, что и послужило причиной возбуждения уголовного дела и задержания полицейских. Однако именно о таком развитии событий еще утверждать рано, надо подождать итогов следствия и рассмотрения дела в суде…

Дмитрий Рожин,
член ОНК Свердловской области

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here