Встреча Совета с Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным

0
930

1 октября 2015 года состоялась встреча Президента Российской Федерации Владимира Путина с Советом по развитию гражданского общества и правам человека. На мероприятии члены СПЧ рассказали о проблемах некоммерческих организаций, доступного жилья, защите прав автомобилистов и других участников дорожного движения, прав участников избирательного процесса, экологических нарушениях.

Отзывы членов Совета

cr-w275-h360-center-middle-c8c8f898c2450ffa759dd602d91a815dМихаил Федотов

Мне представляется  наше заседание очень важным, принципиально важным, потому что на нем впервые прозвучали, на мой взгляд, очень важные тезисы мировоззренческого характера. Первый тезис о том, что государство должно быть правозащитником. Прозвучало это и в выступлении Президента, и в моем выступлении. Второй — идея о том, что государство должно помогать правозащитникам и видеть в них своих помощников в деле строительства правового государства. Это принципиально важная позиция, она прозвучала в выступлении Президента, и конкретным проявлением этой позиции стал указ об учреждении премии за выдающиеся успехи в правозащитной и благотворительной деятельности.
Много говорилось о так называемом законе об «иностранных агентах» и представляется важным то, что Президент сказал, что нужно уточнить понятие политической деятельности, потому что сегодня на практике под общую гребенку попадают организации, которые не имеют совершенно никакого отношения к политике, а занимаются социальными вопросами.
Я оцениваю прошедшее заседание очень высоко, и должен заметить, что на нем выступили 18 членов Совета, но, к сожалению, из-за нехватки времени мы не услышали ответы Президента на многие заданные вопросы. Всем хотелось выступить, но важно было бы услышать ответы. Думаю, что Президент теперь ответит в Перечне поручений по итогам нашей встречи.

cr-w275-h360-center-middle-ab1060208d62e4996b1c5f0fb8ec114eЛюдмила Алексеева

Для нас это было очень важным, потому что каждый из нас надеялся. В частности, очень хорошее было выступление Михаила Александровича Федотова. Его фраза мне очень понравилась: «Правозащита – это искусство невозможного». Это верно. Мы добиваемся от неправового государства, чтобы оно действовало правовыми методами. То же самое было в выступлениях Тамары Георгиевны Морщаковой, Юрия Артемьевича Кастанова. Они говорили о несовершенстве, мягко говоря, нашего судопроизводства, о трудностях работы адвокатов, которых вопреки закону или не пускают к подзащитным, или никак нельзя говорить о состязательном процессе двух равных сторон – прокуратуры и адвокатуры. Это же все говорится не первый раз. Я говорила о законе об агентах иностранных государств. Илья Шаблинский говорил о выборах, о недопустимом отношении к наблюдателям и так далее. Морщакова, Кастанов, Мара Федоровна Полякова – это юристы. Они говорили о суде. А у Бабушкина было предложение, чтобы ввести хотя бы, кроме адвокатов, с согласия, по желанию обвиняемых общественного защитника. Я считаю, что это хорошее дело. Но не уверена, что это будет исполнено.

cr-w275-h360-center-middle-6a1c34ac3d13a73842253b609be104cdАндрей Бабушкин

Встреча с Президентом продолжилась 3 часа 28 минут.
Президент поблагодарил Совет за насыщенную работу, активные поездки по регионам. Среди 10 тем, которыми успешно занимался Совет, он отметил работу Совета по судебной и пенитенциарной системам. Государство и дальше будет уделять внимание правам человека и поддержке правозащитных организаций.
И.Ю. Юргенс рассказал о защите прав автомобилистов. Все он говорил правильно, но удивила его мысль о том, что в центре Москвы иного способа борьбы с избыточным количеством машин, кроме, как платные парковки, нет. А поземные стоянки, которых в Москве практически  нет?
Интересной  стала дискуссия между Леонидом Никитинским и Президентом.  На поддержку региональных изданий выделено 36 млрд руб., но их никто не читает,  а независимая журналистика  в стране практически исчезла,  так как власть не  желает  финансировать тех, кто ее критикует.  «Я  еду на  совещание главных редакторов, где соберется 1200 человек, — сказал Никитинский.  – Что им от Вас передать?» Путин согласился, что это проблема: независимая журналистика нужна, нужна критика,  но  власть не стремится поддерживать независимые СМИ, которые ее критикуют.  Он  попросил Никитинского и его коллег подготовить предложения о механизмах  поддержки  независимой журналистики.

cr-w275-h360-center-middle-77928f9ca644578270bf90345e497e72Евгений Бобров

Последние полгода мы с Михаилом Александровичем и коллегами работали в явно аварийном режиме. Определив несколько важнейших социальных проблем из наиболее сложных, создали рабочие группы с участием профильных органов власти и проводили по нескольку заседаний в неделю. В результате родился проект Федерального закона «О рассмотрении обращений граждан в Российской Федерации», специализированный раздел для украинских беженцев на портале Госуслуг, инновационные предложения по массовому строительству доступного жилья, защите прав тысяч обманутых крестьян на получение земельных паев и др. Собирали и дорабатывали материал на выездных заседаниях Совета, обсуждали с региональными органами власти и правозащитниками.
В своем кратком докладе я информировал Президента о существенных результатах проведенной работы, предложив дать ряд поручений Правительству и Совету по финишной проработке этих инициатив, финансовых расчетах и реализации.
Несмотря на досадную случайность, что глава государства не высказался ни по одному из озвученных 4 блоков важнейших социальных проблем, заседание мне понравилось. Оно было не таким торопливым, как прошлогоднее. Ждем официальных поручений ведомствам, без которых наша партизанская активность не всегда эффективна.

cr-w275-h360-center-middle-fd1d62fad980ebd62ee90a1f5136586fИгорь Борисов

С горечью должен признаться, что сильно разочарован подготовкой к встрече с Президентом (и как догадываюсь, я такой далеко не один в Совете). И не сколько потому, что мне не удалось выступить (хотя было, что сказать Президенту даже за 1,5 минуты), а потому как мы «утверждали» темы и тезисы  докладов и «модерировали» выступающих.
До последнего дня мы (более 25 общественных организаций) готовили обобщенный доклад о мониторинге выборов 13 сентября. 29 сентября в соответствии с утвержденным Положением Совета. Провели итоговое совещание мониторинговой группы, обсудили большинство нюансов, договорились о консолидированном отчете: приложить два отчета вместе и представить их Президенту.
Еще накануне встречи 30 сентября по результатам заседания в мой адрес продолжали приходили предложения и замечания к многостраничному документу от Корпуса наблюдателей «За чистые выборы», Ассоциации «Гражданский контроль», от Сонара и др. коллег, которые до последнего часа перед встречей вносились в отчет.
Почти 30 рекомендаций (за которые мы голосовали) было предложено рассмотреть законодателям, правоприменителям, другим участникам выборов, требующих внимания Президента и направленных на оптимизацию избирательного процесса. Но, к моему удивлению, ничего этого не было сказано на встрече с Президентом РФ.
Возможности обнародовать наши выводы и передать многостраничный отчет —  результат труда более 25 представителей российских НКО, включая членов Совета, Общественной палаты РФ, Общественной палаты Московской области, Уполномоченного по правам человека МО —  я не получил.
При этом многие наши партнеры по мониторингу искренне верили в наш проект, как коллективный труд широкой общественности под эгидой СПЧ, а не мнение одного-двух человек, которым «удалось» первым добежать до микрофона.
Говорят, что если хочешь изменить мир — начни с себя. Не пора ли нам побороть собственные личные амбиции и завышенную самооценку, и попытаться строить нашу работу на демократических коллегиальных принципах в соответствии с нашими директивными документами?  И, может, когда мы начнем меняться, среди нас будет меньше токсичных людей (либо токсичности в людях) и мир измениться к лучшему!

cr-w275-h360-center-middle-aa17d14c2d76d3d3fa8e703ba61f50a1Александр Верховский

Президент отвечал на вопросы, на какие считал нужным. Делать выводы о том, удалось ли достигнуть понимания, на основании того, что он говорит, неправильно. Ну, поговорили и разошлись. А вот после того, как проходит встреча, подписываются поручения президентские. Их бывает порядка десяти. Тогда и узнаем, что из всего проговоренного будет воплощаться в реальность.

 

cr-w275-h360-center-middle-0e7c8ddbd844f67553a072604caee5afДаниил Дондурей

Мне было интересно наблюдать за тем, как СМИ освещали заседание 1 октября поздно вечером. Как бы речь шла не о правах, а скорее о такой встрече на политические темы. Первый канал и многие другие детально показывали комментарий по поводу бомбежки в Сирии, и отношения с Донецком, и зачем Гуриев стал искать более богатое место, и много других основных, по мнению СМИ, представлений о том, чем четыре часа занимался Совет.
Поверьте, Совет занимался совершенно другим! Гигантская тема была посвящена НКО и проблеме «иностранных агентов». Например, ни одна из телекомпаний, репортажи которых я просмотрел, не привела слова Сванидзе по поводу того, что власть должна, если не любить, то уважать СМИ за критику. Очень много было конкретных серьезнейших вещей, о которых говорила и Морщакова, и Айвазова, и Цыпленков — большая часть выступающих. Конкретные драмы. Что такое тысячи убитых женщин в семье? Это ЧП! Утром все должны были газеты выйти с этими данными, это беспрецедентно. После этого понятно, что может происходить с экономикой, производительностью труда, с представлениями людей о том, как устроена жизнь, чего надо бояться и т.д.
Мне как наблюдателю было важно увидеть, что представления о Совете, предлагаемое обществу, не соответствовали тому, то вчера происходило. На самом деле Президент, как всегда в такой достаточно вертикальной стране, был информирован о том, что существует на самом деле.

cr-w275-h360-center-middle-64ddcbb907f95a9d4e7a037c1c486f18Тамара Морщакова

Выводы после встречи делать еще рано, и потом, для того, чтобы не делать их так бысто и скорополительно, уже есть некоторые предыдущие результаты, которые не позволяют особенно на что-то надеяться.
Дело в том, что на встречах Президент обычно говорит, что с этим надо разобраться, и с этим надо разобраться, и кому-то поручает это сделать. Однако позже, когда это разбирательство в соответствии с поручениями происходит, оказывается, что все, кто участвовал в исполнении поручения  (а обычно это бывают те государственные инстанции, в интересах которых совершенно не находится учет высказанных замечаний, пожеланий и т.д.), как правило, все эти проекты отвергают.

cr-w275-h360-center-middle-1c9e43040288195a4af458958f849db0Елена Николаева

Я рассказала о наших планах продолжить работу на площадках банков в формате локальных рабочих групп, что, уже дало свои плоды. Еще одна наша важная важная инициатива: привлечь представителей судейского корпуса к исследованию существующей проблемы, поскольку судебная практика по делам ипотечных заемщиков только формируется, и целесообразно отработать оптимальные модели защиты жилищных прав граждан в тесном контакте с Верховным судом. Объективные знания о текущей ситуации позволят представителям судейского сообщества дать рекомендации судам первой инстанции и, возможно, предложить потенциальным участникам споров своё видение внесудебного урегулирования сложных ситуаций.
Приятно, что В.В. Путин поддержал наши предложения, признав их целесообразность.

cr-w275-h360-center-middle-37c8e6aba2554b12032d7c5353cfb971Павел Чиков

Формально результат встречи будет оформлен в виде Поручений Президента, причем в ходе всей встречи Путин неоднократно обращался к Володину с просьбой пометить некоторые моменты. Принятые Поручения ставятся на контроль.
Это уже четвертая встреча Совета в новом составе с Президентом. Они все отличаются. Эта мне кажется более откровенной, жесткой, резких выступлений было больше, чем обычно. Юристы очень критиковали суды и выступали в защиту адвокатуры, и удалось озвучить несколько личных историй. На Пивоварова Путин отреагировал так, что очень не хорошо для его защиты по делу, но я, например, очень сильно рассчитываю на облегчение судьбы Евгения Витишко.
Впервые за время обсуждения закона об «иностранных агентах» мы не услышали традиционную для Президента позицию, что кое-кто у нас на иностранные деньги занимается политической деятельностью, и это должно быть ограничено. Но никаких ожиданий от будущих изменений нет, поскольку закон этот нельзя улучшить, а понятие – конкретизировать.
Важно, что встреча транслировалась в прямом эфире и ее можно было смотреть по телевидению и в интернете.

cr-w275-h360-center-middle-a68ca1218960f71feda4d1decc69ce0dЛилия Шибанова

На встрече прозвучали очень важные темы и прозвучали достаточно остро, учитывая формат и возможности Совета.
Слишком редкая возможность обострить внимание на существенных вопросах, вместо того, чтобы размывать «согласованными и консенсусными» докладами, была многими реализована.
Я была не права, когда считала это мероприятие исключительно протокольным. Все в этой жизни зависит от людей, и прежде всего — от масштаба этих людей.
Спасибо всем, кто так высоко держит планку Совета!

cr-w275-h360-center-middle-6313f0f16451943873e4d24e280e8c70Игорь Юргенс

Я говорил от имени нашей группы по защите прав автомобилистов и других участников дорожного движения, которая рассматривает эвакуаторы, парковки, запредельную цену парковок и многое другое.
Я говорил Президенту неприятные вещи, в частности, про парковки и эвакуаторы, но здесь у нас хотя бы наметилась линия диалога как с московским правительством, так и с правительством Екатеринбурга, Казани и других муниципалитетов.
Я говорил также о приятных вещах — о том, что стараниями центрального банка, страховщиков для автовладельцев начат проект электронного полиса, когда можно не ходить в страховые компании и на сайте у себя дома застраховаться, Европротокол вступил в силу, с 10 до 15 % повысилось урегулирование небольших аварий на улицах без вызова дорожной патрульной службы.
Баланс между плохим и хорошим — это был мой «месседж», но завершил я его очень большой просьбой уделить внимание тому, что количество мигалок, которое в Москве и других городах появилось, то количество людей, которые считают себя выше нас всех и ездят не по правилам, как хотят, и паркуются, где хотят, чьи номера вне зоны контроля даже надзорных органов, стало просто запредельным. Посмотрим на реакцию.

cr-w275-h360-center-middle-179698776abac00f347b8ddbaef4c2aaАндрей Юров

Вопросов было очень и очень много. Я сейчас все даже и не перечислю. Я могу сказать о нескольких самых ярких. Безусловно, это проблема с некоммерческими организациями, как частный случай пресловутого закона об «иностранных агентах». Было очень много серьезных выступлений, связанных с системой правосудия, – это и проблемы с адвокатами, и с правосудием в целом. Были очень глубокие выступления и Тамары Георгиевны Морщаковой, и других наших уважаемых экспертов, юристов и так далее. Вопросы, связанные с работой журналистов, очень неплохо были затронуты Никитинским и Максом Шевченко, Сванидзе – вопросы исторической памяти. Члены СПЧ коснулись еще отдельных вопросов – например, безбарьерная среда для инвалидов. И такие вопросов было еще, наверное, два десятка. Причем разной степени сложности, разной степени объемности: от очень общих до очень частных. Был прекрасный доклад господина Шаблинского о проблемах, связанных с выборами, в связи с последним единым днем голосования – те проблемы, которые удалось выявить мобильным группам, которые состояли из членов СПЧ. Вот такие основные мазки. Про Витишко было несколько раз сказано. Так получилось, что даже из заранее согласованных, записанных членов СПЧ не удалось выступить примерно десятерым. Не говоря о том, что должен был быть еще «свободный микрофон».
Я, как глава постоянной Комиссии по правам человека за рубежом, хотел бы поставить несколько достаточно системных вопросов. В том числе про гражданский диалог вокруг «нормандской четверки», что было бы очень важно, об участии гражданского общества в этих процессах. Возможно, о своевременности начала глобального гражданского или правозащитного американо-российского диалога.
И конечно, гуманитарный вопрос в Сирии. Честно говоря, сейчас мне очень не хватает информации о том, какими сторонами прежде всего нарушаются права человека. Ну, ИГИЛ – это понятно, это у всех на устах. Но дело в том, что территорию контролирует порядка семи разных группировок. И я хочу в ближайшее время, если мне удастся, найти экспертов такого ранга, – подчеркиваю, не политиков, а занимающихся именно правами человека, – и послушать о том, на какой территории происходят наибольшие нарушения прав человека, и кстати, откуда наибольшее число беженцев. Например, в Европе мне говорили парадоксальные вещи, что почти все беженцы – с территории, контролируемой Асадом. Я этого не знаю. Но для меня, если это правда, – это очень тревожный сигнал. Если беженцев чуть ли не столько же или соотносимо с тем, сколько их с территорий, контролируемых ИГИЛ, – тогда это очень тревожная вещь.
То есть если Российская Федерация участвует там в защите прав человека и мирных жителей, то очень хорошо было бы Совету по правам человека разобраться, что там происходит, где самые массовые нарушения прав человека, в каких именно сферах, в каких зонах, кто является более умеренными, кто старается пускать правозащитников, пускать международных наблюдателей. Я честно могу сказать, что я очень слабо разбираюсь по поводу Сирии. Я пытался разговаривать с несколькими экспертами, но мне не хватает информации. Но мне кажется, что на эту тему СПЧ должен был бы обязательно поговорить.

cr-w275-h360-center-middle-8a57b9856c05c26163ab8c5984b9bf23Евгений Ясин

Я новичок, недавно был иностранным агентом, но смена судьбы очень оригинальна в нашей стране. Я, может быть, с первого раза не очень угадывал то, что нужно. Я акцентировал внимание на том, что мы находимся в состоянии кризиса, он достаточно продолжительный, о чем многие профессионалы говорят, довольно сложная ситуация, и выход из нее, по моему мнению, состоит в том, что мы должны совершить серьезные реформы в таких важных направлениях как верховенство права и должны  по существу завершить давно начатые правовые реформы,  также обеспечить политическую конкуренцию.
Надо сказать, что Президент реагировал и на верховенство права, и на примеры, которые я приводил с Еленой Новиковой и Сергеем Гуриевым. Таким обрзом, старый разговор был продолжен, и это очень важно.
Общее настроение и замечания Президента очень понравились. Он сказал, что рад приветствовать меня и если есть предложения, то готов их обсуждать. Так что я надеюсь сыграть эту роль и вписаться в работу нашего Совета.

Источник: president-sovet.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here