Про пытки говорить нельзя

0
1116

В нашей стране не сильно жалуют правозащитников. Особенно тех, кто тихо не сидит, а рассказывает о пытках и нарушениях закона со стороны власть имущих и  правоохранительных органах — людям. А  уж, как пытаются остановить — всеми правдами и неправдами — тех, кто добивается наказания для садистов в погонах — это уже притча во языцех. Вспомните историю нижегородского Комитета против пыток Игоря Каляпина, который, не получая заграничных денег, был признан российским Минюстом иностранным агентом. Или историю с Мемориалом, который пытались обвинить в подрыве конституционного строя. Но борются не  только с общественными организациями, под горячую руку попадаются и независимые правозащитники и журналисты. Например, я. 18 января 2016 года Челябинский областной суд вынес удивительное решение о том, что я повинна в порче репутации начальника колонии номер 1 города Копейск Алексея Титова.

Предыстория банальна и ничем не примечательна — еще весной. по просьбе другой правозащитницы Валерии Приходкиной. я написала у себя в ФБ пост — полная цитата —
e279ba23f03d

Вы скажите, зачем же я писала об этом случае, а не сама правозащитница Приходкина? А лишь потому, что она, направляясь домой после инспекции в  той самой колонии, боялась, что осужденного там вообще убьют или повесят, пока она доберется до интернета — не  первый раз для Челябинской области и  для этой самой колонии — в 2008 году там до смерти забили четверых заключенных, а их смерти пытались списать на применение спецсредств во время бунта. Тогда на скамью подсудимых попало несколько сотрудников ГУФСИН по Челябинской области и ИК-1 Копейска, в которой, кстати, в то время уже трудился нынешний начальник Титов, подавший на меня в суд…

Сам заключенный Коноплев неоднократно писал заявления по факту избиения, и даже видеообращения. Однако на суд это не повлияло. Он встал на сторону начальника Титова. И присудил мне заплатить ему 20 000 рублей морального вреда. Для того, чтобы сделать подходящую для него лингвистическую экспертизу, нашли даже эксперта, с  которой у меня давно на профессиональной сфере возникли неприязненные отношения  — аж из Орла. Дама, по моему мнению. проигнорировав профессиональную этику, сделала экспертизу, по выводам которой, я именно  утверждала, что Титова — плохой дяденька. а не высказывала свое оценочное суждение. Наверное, в этом месте я делаю ей рекламу  — и теперь к такому эксперту побегут люди за заказными экспертизами. Но  деньги эти вряд ли ей пойдут впрок…

И  вот самая соль. Правозащитницу Валерию Приходкину — источник сведений — в суде даже не допросили, как свидетеля. Осужденного Коноплева, который и заявил об избиении со стороны начальника Титова, — тоже. Видимо, для челябинского суда установить истину не является целью. Целью является наказать языкастого правозащитника рублем?

Конечно, мы пойдем дальше — будем обжаловать в  Верховный суд и в Европейский суд по  правам человека. Но на это уйдет куча времени и сил.

Остается открытым лишь один вопрос — сколько работаю, ответ на него найти не могу. Почему в нашей стране право на пытки со  стороны правоохранителей защищают все государственные структуры — от  прокуратуры до суда. Создается именно  такое впечатление… Это круговая порука, рожденная коррупцией, или простое садистское желание пытать и унижать?

П.С. А в ближайшее время от коллег из Москвы мы ждем интереснейший материал о странных смертях и пытках в ИК-1 Копейска, которое возглавляет Алексей Титов, ставший богаче на 20 000 рублей за счет честных правозащитников.

Видео-заявление осужденного Коноплева.

Оксана Труфанова.

Источник: echo.msk.ru

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here