«Либо тебя опустят, либо проткнут так, что по ногам течь будет….»

5
2276

В субботу, 30 января 2016 г., члены ОНК Свердловской области Лариса Захарова и Сергей Кириллов проверяли исправительную колонию строгого режима №54 в п. Новая Ляля Свердловской области.

С ними в колонию прибыла представитель Межрегионального центра прав человека, специалист по защите прав осужденных Оксана Бозаревич, которой предоставили встречу с осужденным, ранее обращавшемуся к правозащитникам за защитой своих конституционных прав.

Руководство колонии встретило общественных наблюдателей с требованием сдать все телефоны на КПП у въезда в исправительное учреждение, со ссылкой из КоАП РФ об ответственности за попытку передачи осужденным средств сотовой связи. При чем здесь общественные наблюдатели, сами наблюдатели понять не могли и пытались донести это до начальника и его заместителей, которые все до единого имели высшее юридическое образование, и то ли не знали элементарного юридического толкования, толи им так удобно было. Время было дорого и особо спорить не стали, поспешив на режимный объект для проведения проверки.

Начали с помещения отряда «карантин», потом ОСУОН, ПФРСИ, медчанчасть. Жалоб заключенных не было. Арестанты здесь предпочитают молчать.

В отряде №4, так называемый «второй карантин», к общественным наблюдателям обратился один из осужденных, прибывший в указанное исправительное учреждение из ИК-15 п. Сосьва Свердловской области 23 февраля 2015г., который рассказал о том, что на него оказывается психологическое давление сотрудниками ФКУ ИК-54, в частности заместителем начальника ИК-54 Зиннатуллиным Р.Р., Ефремовым А.А., Зинатовым Р.Г., а также об оказании на него физического и психологического давления, в том числе угрозой применения сексуального насилия осужденными ФКУ ИК-54, выполняющих функции администрации. Именно подполковник Зиннатуллин приезжал в ИК-15 и «набирал» заключенных в зону, так сказать, подбирал спецконтингент. «Покупатель», так бы его назвали в рядах вооруженных сил.

В связи с указанными обстоятельствами осужденный И. написал заявление на имя начальника ФКУ ИК-54 о предоставлении ему безопасного места в соответствии со ст. 13 УИК РФ, которое члены ОНК передали заместителю начальника Зиннатуллину Р.Р., после чего осужденный И. был переведен в камеру корпуса ШИЗО/ПКТ/ОСУОН.

Однако осужденный И. заявил членам ОНК, что продолжает опасаться за свою жизнь и здоровье, так как он знает, что в этих помещениях (ОСУОН/ШИЗО/ПКТ) и происходит самое страшное – насилие со стороны «активистов-осужденных» над заключенными, именно там в конце мая 2015 г. его избивали зеки-активисты, угрожая сделать его «опущенным».

Все выявленные нарушения члены ОНК записали в Акте проверки.

По данному факту поданы заявления и обращения в органы следствия, прокуратуру и ФСИН России.

20160130_210354

Вечером того же дня наблюдатели Лариса Захарова и Сергей  Кириллов вновь прибыли в ИК-5 г. Нижний Тагил, где ранее 22-23 января 2015 г. искали осужденного Г., но не смогли найти.

На этот раз скрывать уже было нечего: все ссадины и синяки на теле осужденного практически прошли.

Заключенный Г., 1960 г.р., находился в камере ШИЗО, представителей  ОНК ждал, это было заметно сразу, рассказывал все четко, быстро и много о том, что прибыл в ФКУ ИК-5 Свердловской области в ночь с 19 на 20 января 2016 г., утром его вызвали сотрудники ИК-5 в кабинет, находящийся в здании ПФРСИ, положили перед ним бумажные карточки для их подписания, в одной из которых было указано о согласии на применение к подписавшему физической силы и спецсредств, а в другой о согласии на применении к подписавшему психотропных препаратов, в том числе в целях проведения опытов и их испытания.

После того, как он отказался подписать указанные бумаги, его вызвал сотрудник отдела безопасности и стал оказывать на него психологическое давления, угрожая применением к нему физической силы и сексуального насилия. Как пояснил Г. далее превышая свои полномочия, пытаясь сломить волю заключенного Г., сотрудники ИК-5 заставили его полностью раздеться, а представитель администрации, назвавший себя начальником отдела безопасности, связал Г. руки скотчем, вывели Г.  на улицу, где стали избивать, кидая в снег и поливая холодной водой, при этом оскорбляя и унижая человеческое достоинство.

Продолжая реализовывать свои угрозы, сотрудники поместили Г. в прогулочный дворик, где он провел около часа в носках, трико и футболке.

В последующем 21.01.2016 г. осужденного Г. отвели в отряд «карантин», где около 3-х ночи увели в штаб, поместили в клетку, так называемый «стакан», и оставили там до утра. Утром осужденного Г. отвели в медсанчасть для беседы об имеющихся заболеваниях и проведения осмотра, по окончанию которого его снова увели в штаб и поместили в клетку, где он простоял до 20-00 без пищи и воды.

После его вновь привели в кабинет, расположенном на 2-ом этаже штаба, к заместителю начальника по безопасности ИК-5, который стал оказывать на осужденного Г. моральное давление, высказывая  угрозы применения насилия, что «либо его опустят, либо проткнут так, что по ляжкам течь будет».

После такой «беседы» и пыток осужденного увели обратно в карантин, где зеки-активисты заставили его подписать множество различных бумаг, содержание текста которых он не всегда осознавал, так как угрозы воспринимал реально и опасался за свою жизнь и здоровье.

22 января 2016 г. осужденный Г., находясь в состоянии душевного волнения из-за примененных к нему пыток и унижений, желая покончить жизнь самоубийством, воткнул себе в живот ложку.

Также осужденный пояснил членам ОНК, что 22 января 2016 г. во время их прибытия сотрудники ИК-5 спрятали его в одном из кабинетов  штаба, а после отвели в медсанчасть и привязали к кровати.

В таком состоянии, привязанный к кровати он и находился до следующего дня, 23 января 2016, пока вновь не прибыли члены общественной комиссии, во время проведения проверки которых его снова спрятали в одном из помещений медсанчасти, а после ухода представителей ОНК осужденного опять привязали к кровати. В таком состоянии Г. пролежал 2-е суток до понедельника, в туалет его не отвязывали и он вынужден был справлять свою нужду под себя.

Таким образом, с учетом  изложенного есть все основания полагать, что сотрудники ФКУ ИК-5 своими действиями, путем пыток и истязаний, превышая свои полномочия с целью принуждения подписать согласие на применение незаконных действий в отношении Г., подавляя его волю, довели осужденного до суицидальных действий.

Кроме того, представители администрации ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области в нарушении ФЗ-76 «Об общественном контроле…», воспрепятствовали членам ОНК в реализации их полномочий, вводили в заблуждение членов ОНК, сообщая им об отсутствии в ИК-5 осужденного Г. в дни их посещений 22.01.2016 г. и 23.01.2016 г., с целью сокрытия фактов пыток, истязаний и наличия телесных повреждений на указанном осужденном после его попытки суицида в знак протеста против пыток и истязаний со стороны сотрудников и осужденных ФКУ ИК-5, выполняющих функции администрации.

Всю информацию общественные наблюдатели отразили в Акте проверки.

По данным фактам поданы жалобы в прокуратуру и ФСИН России, заявления в следственный комитет и обращения к Уполномоченному по правам человека в регионе.

Правозащитники Урала

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Сволочи, изверги, а если так с их родственниками, детьми, внуками,?Все это когда-то воздастся им по полной.УВЕРЯЮ!!!

  2. Общественники вскрывают много проблем, но их решить можно только если всем вместе, решать их по одной. Пока одну не решили, нельзя распыляться . В этой статье много чего мы видели, но почему в суде мы ничего не докажем? Миллиарды народных денег выделены на видеокамеры и видео регистраторы! Кто нибудь знает хоть один факт, когда это помогло отстоять права заключенного? В Свердловской области таких случаев нет! Или я ошибаюсь? А ведь до сих пор пилятся деньги на их обслуживание и ремонт.Кто-нибудь координирует действия членов ОНК?

  3. ОНК есть девочки и мальчики для использования одних уровней властных полномочий над другим уровнем, так как самим делать, что делает ОНК не хочется по причине чисто корпоративной: сегодня я наверху, а завтра он, а лучше в такой ситуации непредсказуемой не предпринимать резких действий по обращениям мальчиков и девочек из ОНК и таким образом низкая эффективность вложения средств налогоплательщиков в процесс исправительный ведомств силовых России.

  4. Если даже будут стоять везде видео регистраторы, то в любом ик найдётся место , куда изверги могут отвести заключенного и творить самосуд. Вопросы по работе ик надо решать в масштабах всей России. А, что суду надо доказывать? Что убили или, что исколечили человека? Пускай обществ. палата принимает закон, что члены ОНК зафиксировав факт избиения или жалобу, привозят людей в суд( естесственно под охранной) или присылают своихлюдей

  5. Если даже будут стоять везде видео регистраторы, то в любом ик найдётся место , куда изверги могут отвести заключенного и творить самосуд. Вопросы по работе ик надо решать в масштабах всей России. А, что суду надо доказывать? Что убили или, что исколечили человека? Пускай обществ. палата принимает закон, что члены ОНК зафиксировав факт избиения или жалобу, привозят людей в суд( естесственно под охранной) или присылают своихлюдей. Из системы .Но неужели мы не сможим остановить этот беспредел и найти выход?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here