Апелляционное определение по недопуску членов ОНК в ФКУ ИК-46 ГУФСИН России по Свердловской области

1
1090

Судья Реутова А.А.

Дело № 33а-3057/2016
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
17 февраля 2016 года
г. Екатеринбург
Судебная коллегия по административным делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего
Гылкэ Д.И.,
Судей
Захаровой О.А.,
Шабалдиной Н.В.,

при секретаре судебного заседания Клевцове В.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело
по административному иску Диановой О.И., Захаровой Л.В. об оспаривании действий ФКУ ИК-46 ГУФСИН России по Свердловской области, ГУФСИН России по Свердловской области по отказу в посещении мест содержания осужденных
по апелляционной жалобе административных истцов Диановой О.И., Захаровой Л.В.
на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30 октября 2015 года.
Заслушав доклад судьи Гылкэ Д.И., объяснения административного истца Захаровой Л.В., ее представителя Капустина В.Я., представителей административных ответчиков ФКУ ИК-46 ГУФСИН России по Свердловской области Ждановой М.Э., ГУФСИН России по Свердловской области Токаревой А.Ю., судебная коллегия

установила:

Дианова О.И., Захарова Л.В. обратились в суд с заявлением, в котором просили признать незаконными действия администрации ФКУ ИК-46 ГУФСИН России по Свердловской области (далее – ФКУ ИК-46), ГУФСИН России по Свердловской области по отказу в посещении мест содержания осужденных и территории ФКУ ИК-46 (кроме отряда № 8) 23 июля 2015 года рабочей группой Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области, возложить на ГУФСИН России по Свердловской области обязанность не препятствовать в реализации своих полномочий при посещении заявителями, как членами Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области, ФКУ ИК-46.

В обоснование требований указали, что они являются членами Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области 3-го созыва (далее — ОНК). Реализуя свои полномочия, 23 июля 2015 года, находясь в составе рабочей группы членов ОНК, они прибыли в ФКУ ИК-46 для осуществления общественного контроля, предварительно подав соответствующее уведомление по телефону дежурной части ГУФСИН России по Свердловской области. Однако, администрация ФКУ ИК-46 и администрация ГУФСИН России по Свердловской области ограничили работу членов ОНК посещением отряда № 8, после чего сотрудники ГУФСИН России по Свердловской области потребовали покинуть исправительное учреждение, не разрешив провести обход помещений ШИЗО/ПКТ и других отрядов ФКУ ИК-46, воспрепятствовали проведению бесед с осужденными, находящимися в указанных помещениях.

Полагали, что действия администрации ФКУ ИК-46 и ГУФСИН России по Свердловской области являются незаконными и нарушают их права как членов ОНК.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30 октября 2015 года в удовлетворении требований административным истцам отказано.

Не согласившись с решением суда, административные истцы Дианова О.И., Захарова Л.В. подали апелляционную жалобу, в которой просят судебный акт отменить, как незаконный и необоснованный. В подтверждение указали на то, что выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела, решение постановлено судом с нарушением норм материального права.

В заседании суда апелляционной инстанции административный истец Захарова Л.В., ее представитель Капустин В.Я. доводы апелляционной жалобы поддержали, настаивали на ее удовлетворении. Представители административных ответчиков ФКУ ИК-46 ГУФСИН России по Свердловской области Жданова М.Э., ГУФСИН России по Свердловской области Токарева А.Ю., ссылаясь на законность и обоснованность решения суда, просили оставить его без изменения.

Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что 23 июля 2015 года члены ОНК Захарова Л.В. и Дианова О.И. прибыли в ФКУ ИК-46 для осуществления общественного контроля, для чего предварительно подали соответствующее уведомление по телефону дежурной части ГУФСИН России по Свердловской области.

С 20:35 до 20:50 23 июля 2015 года члены ОНК в сопровождении заместителя начальника по КиВР майора внутренней службы Богданова А.В. и начальника ОВРО ГУФСИН России по Свердловской области подполковника внутренней службы Устинова Е.Г. провели обход жилой зоны исправительного учреждения, посетили отряд № 8, беседовали с осужденными.

Около 20:50 члены ОНК Захарова Л.В. и Дианова О.И. изъявили желание посетить ШИЗО/ПКТ, однако заместителем начальника ФКУ ИК-46 по КиВР майором внутренней службы Богдановым А.В. было доведена информация о том, что осужденные готовятся ко сну, поэтому посещение данных объектов приведет к нарушению прав осужденных, в том числе на непрерывный 8-часовой сон.

После чего, в 20:55 Захарова Л.В. и Дианова О.И. добровольно покинули ФКУ ИК-46.

Разрешая заявленные требования о признании незаконными действий администрации ФКУ ИК-46, ГУФСИН России по Свердловской области по отказу членам ОНК в посещении мест содержания осужденных в ШИЗО/ПКТ ФКУ ИК-46 и отказывая в их удовлетворении, суд первой инстанции исходил из того, что факт не допуска членов ОНК на территорию ФКУ ИК-46 23 июля 2015 года в период времени после 20:00 нельзя признать незаконным, поскольку члены общественной наблюдательной комиссии при посещении мест принудительного содержания обязаны соблюдать правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, что прямо следует из п. 1 ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 10 июня 2008 года № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии липам, находящимся в местах принудительного содержания». Посещение отрядов, ШИЗО, ПКТ членами ОНК после 20:00 привело бы к нарушению правил внутреннего распорядка для осужденных, содержащихся в ФКУ ИК-46, поскольку после 20:00 исключается возможность осуществления обхода в жилой зоне в связи с проведением в отрядах вечерней пофамильной проверки, осмотра внешнего вида осужденных, а в ШИЗО и ПКТ с 20:00 до 21:00 проводится выдача спальных принадлежностей и подготовка ко сну, в 21:00 у осужденных отбой в соответствии с распорядком дня, утвержденным Приказом от 31 декабря 2014 года № 472.

Судебная коллегия находит данный вывод суда первой инстанции постановленным с нарушением норм материального права.

Федеральный закон от 10 июня 2008 года № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» (далее – Федеральный закон) устанавливает правовые основы участия общественных объединений в общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания.

Субъектами осуществления общественного контроля являются общественные наблюдательные комиссии, образуемые в субъектах Российской Федерации, и члены общественных наблюдательных комиссий. Одной из основных задач общественных наблюдательных комиссий является осуществление общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, расположенных на территории субъекта Российской Федерации, в котором образована общественная наблюдательная комиссия (статьи 3 и 5 Федерального закона).

Одной из форм деятельности общественной наблюдательной комиссии и ее членов является посещение мест принудительного содержания для осуществления общественного контроля с уведомлением соответствующего территориального органа федерального органа исполнительной власти, в ведении которого находятся соответствующие места принудительного содержания (ст. 15 Федерального закона).

Члены общественной наблюдательной комиссии при осуществлении общественного контроля вправе: в составе не менее двух членов общественной наблюдательной комиссии без специального разрешения в установленном соответствующим федеральным органом исполнительной власти, в ведении которого находятся места принудительного содержания, порядке посещать места принудительного содержания при соблюдении установленных в них правил внутреннего распорядка. Члены общественной наблюдательной комиссии вправе посещать камеры, карцеры, стационарные отделения, прогулочные дворики, библиотеки, столовые, штрафные и дисциплинарные изоляторы, одиночные камеры, помещения для обеспечения личной безопасности лиц, указанных в п. 1 ст. 2 настоящего Федерального закона, иные помещения мест принудительного содержания, за исключением объектов и сооружений, на посещение которых необходимо согласие администраций мест принудительного содержания (подп. 1 п. 1 ст. 16 Федерального закона).

Ограничения на осуществление общественного контроля установлены ст. 17 Федерального закона. Член общественной наблюдательной комиссии не вправе осуществлять общественный контроль в месте принудительного содержания в случае, если там содержится его близкий родственник (супруг (супруга), родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки), а также в случае, если член общественной наблюдательной комиссии является потерпевшим, свидетелем, защитником или иным лицом, участвующим в производстве по уголовному делу, к которому причастно лицо, находящееся в месте принудительного содержания.

При наличии обстоятельств, указанных в ч. 1 настоящей статьи, начальник места принудительного содержания вправе в соответствии со своим приказом или распоряжением не допустить члена общественной наблюдательной комиссии в место принудительного содержания. Копия такого приказа или распоряжения передается члену общественной наблюдательной комиссии по его просьбе или направляется в общественную наблюдательную комиссию в течение двух рабочих дней. Приказ или распоряжение начальника места принудительного содержания могут быть обжалованы членом общественной наблюдательной комиссии в вышестоящий орган либо в суд.

Перечень оснований для отказа в допуске члена комиссии в место принудительного содержания является исчерпывающим.

С учетом приведенный правовых норм судебная коллегия приходит к выводу о том, что отказ представителей администрации ФКУ ИК-46 и ГУФСИН России по Свердловской области членам ОНК Диановой О.И. и Захаровой Л.В. при осуществлении 23 июля 2015 года общественного контроля в ФКУ ИК-46 в посещении ШИЗО/ПКТ, иных помещений со ссылкой на утвержденный в исправительном учреждении распорядок дня, исключительно по причине подготовки осужденных ко сну и возможного нарушения прав осужденных, в том числе на непрерывный 8-часовой сон, не отвечает требованиям закона.

Из содержания ст. 16 Федерального закона следует, что члены общественной наблюдательной комиссии осуществляют общественный контроль при соблюдении установленных в местах принудительного содержания правил внутреннего распорядка.

Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 03 ноября 2005 года № 205 утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, которые регламентируют и конкретизируют соответствующие вопросы деятельности мест принудительного содержания в целях создания наиболее благоприятных возможностей для реализации предусмотренных законом порядка и условий исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы, обеспечения изоляции, охраны прав, законных интересов осужденных и исполнения ими своих обязанностей (далее – Правила).

Правила обязательны для персонала исправительных учреждений, содержащихся в них осужденных, а также иных лиц, посещающих эти учреждения. Нарушение Правил влечет ответственность, установленную действующим законодательством (п. 2).

Пунктами 19 и 20 Правил установлено, что в каждом исправительном учреждении устанавливается строго регламентированный распорядок дня с учетом особенностей работы с тем или иным составом осужденных, времени года, местных условий и других конкретных обстоятельств. Распорядок дня включает в себя время подъема, отбоя, туалета, физической зарядки, принятия пищи, развода на работу, нахождения на производстве, учебе, воспитательных и культурно-массовых и спортивно-массовых мероприятиях и т.д. Предусматривается непрерывный восьмичасовой сон осужденных и предоставление им личного времени.

Судебная коллегия не ставит под сомнение обязанность членов ОНК при осуществлении общественного контроля в местах принудительного содержания по соблюдению Правил, в том числе, распорядка дня, утвержденного в исправительном учреждении.

Вместе с тем, и установленный в исправительном учреждении распорядок дня, регламентирующий жизнедеятельность содержащихся в нем осужденных, не исключает возможность осуществления в исправительном учреждении общественного контроля. В противном случае, осуществление последнего стало бы практически невозможным по причине того, что каждый час дня, проведенного осужденным в местах принудительного содержания, регламентирован распорядком дня с момента подъема до отбоя.

Подготовка осужденных, содержащихся в ШИЗО и ПКТ, ко сну, сон осужденных, сами по себе не могут служить основанием к отказу в проведении в данных помещениях общественного контроля, при условии соблюдения прав осужденных, в том числе, на 8 часовой сон. При выполнении осужденными указанных мероприятий в соответствии с распорядком дня они не перестают находиться в местах принудительного содержания, следовательно, могут иметься основания для общественного контроля за обеспечением прав человека.

Из объяснений административного истца Захаровой Л.В. следует, что помимо прочего, целью посещения помещений ШИЗО и ПКТ являлся контроль соблюдения прав осужденных на обеспеченность спальными местами, постельными принадлежностями, исключение привлечения осужденных к принудительному труду в ночное время.

Административными ответчиками в нарушение ч. 2 ст. 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не представлено доказательств того, что у исправительного учреждения отсутствовала возможность оказать содействие членам ОНК в осуществление такого контроля в помещения ШИЗО и ПКТ, не прибегая при этом к нарушению прав осужденных.

Кроме того, административными ответчиками в целом не представлено никаких доказательств того, что посещение членами ОНК помещений ШИЗО и ПКТ в период времени после 20:00 нарушит права содержащихся в них осужденных, нет в деле и доказательств того, что административные истцы намеревались нарушить какие-либо права осужденных.

Судебная коллегия считает необходимым также указать, что в силу ч. 2 ст. 16 Федерального закона при осуществлении своих полномочий члены общественной наблюдательной комиссии обязаны соблюдать положения нормативных правовых актов, регулирующих работу мест принудительного содержания, а также подчиняться законным требованиям администраций мест принудительного содержания. Поэтому, в случае, если при осуществлении общественного контроля в помещения ШИЗО и ПКТ действия членов ОНК повлекли бы нарушение прав осужденных, представители администрации исправительного учреждения были бы не лишены возможности в данной ситуации принять меры, направленные на пресечение таких действий, посредством вынесения обязательных для членов ОНК законных распоряжений.

Механизмом сдерживания членов ОНК от злоупотребления предоставленными им законом правами, служат положения ст. 24 Федерального закона, предусматривающих ответственность члена ОНК при осуществлении общественного контроля.

Поскольку оспариваемые действия ФКУ ИК-46, ГУФСИН России по Свердловской области по отказу в посещении мест содержания осужденных и территории ФКУ ИК-46 не отвечают требованиям закона, суду первой инстанции надлежало заявленные требования административных истцов удовлетворить.

При этом, поскольку в соответствии с действующим процессуальным законодательством защите подлежат нарушенные либо оспариваемые права, свободы или законные интересы, то требования административных истцов о возложении на ГУФСИН России по Свердловской области обязанности не препятствовать административным истцам как членам ОНК в реализации своих полномочий при посещении ФКУ ИК-46 удовлетворению не подлежат.

В соответствии с п. 2 ст. 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по административному делу новое решение.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия, проанализировав приведенные нормы закона, фактические обстоятельства дела, полагает, что обжалуемое административными истцами решение суда по настоящему делу законным и обоснованным признано быть не может и подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении заявленных требований.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30 октября 2015 года отменить. Принять по делу новое решение, которым признать незаконными действия администрации ФКУ ИК-46 ГУФСИН России по Свердловской области, ГУФСИН России по Свердловской области по отказу в посещении мест содержания осужденных и территории ФКУ ИК-46 ГУФСИН России по Свердловской области (кроме отряда № 8) 23 июля 2015 года рабочей группой Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области в составе Диановой О.И. и Захаровой Л.В.

Председательствующий                                                              Д.И. Гылкэ

Судьи                                                                                                       О.А. Захарова

                                                                                                        Н.В. Шабалдина

Источник: oblsud—svd.sudrf.ru

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. С глубоким уважением слежу и отношусь к работе судьи Гылкэ. Если бы все судьи в России имели такие знания и были так выдержанны и культурны, мы бы дано жили лучше, чем в Европе! И правозащитники — молодцы! Нельзя сдавать всяким СИНАм и Сам ни пяди наших прав!!!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here