ФКУ ИК-47 посетили члены ОНК: заключенный пожаловался на давление со стороны дежурного адвоката

0
1277

11 апреля 2016 я с Сергеем Кирилловым при поддержке эксперта Фонда «В защиту прав заключенных» Алексея Соколова посещали Каменск-Уральскую ИК-47, которая считается пыточной, как и большинство исправительных колоний Свердловской области.

Проверку начали с кабинета начальника Андрея Карасева, где долго ждали сопровождение, видимо, пока этап собирали да и «готовили» осужденных к проверке, возможно, чтоб ничего не сказали.

Проверку и обход «жилой зоны» начали с карантина, где находилось около 20 вновь прибывших осужденных. Угрюмые лица и опущенные головы, молчание и страх в глазах — такими становятся здесь после прибытия.

На лице одного из осужденных были покраснения, какие бывают в том числе и от механического воздействия. От чего появилось, не пояснил, но и делать медицинское освидетельствование отказался. У одного осужденного был исцарапан весь подбородок, говорит, брился. Наверное, вынужденно торопился или торопили, кто и почему — остается в догадках.

Далее мы выборочно обошли несколько отрядов, столовую, медицинскую часть. Жалоб ни от кого не поступило, единственным ответом было то, что тут все по-прежнему, ничего не меняется, и не дай Бог никому такого перевоспитания.

20160411_141016
Сергей Кириллов и Лариса Захарова, члены ОНК Свердловской области

В ПФРСИ обошли каждую камеру, проверили следственно-арестованных, у одного из которых более 6-ти месяцев не проходят следственные действия. Со слов А., отца шестерых малолетних детей, его делом, по которому он не считает себя причастным к преступлению, занимается следователь СО по г. Екатеринбургу (ОБЭП) Погребецкая Е.С.

Другой следственно-арестованный более года содержался без следственных действий, в связи с чем суд не продлил его арест, но в отношении него пока действует предыдущий арест.

Еще один следственно-арестованный жаловался на оказания на него психологического давления адвокатом по назначению с целью подписания процессуальных документов.

В одной из камер со следственно-арестованными в нарушение закона находился осужденный, проходящий свидетелем и находящийся в ПФРСИ в соответствии со ст. 77.1 УИК РФ на условиях своего исправительного учреждения.

В помещении ШИЗО/ПКТ мы проверили каждую камеру, где содержалось двое осужденных в ПКТ, один в ШИЗО и один заключенный в безопасном месте из-за конфликта с другими осужденными. «Безопасником» он стал еще в удмуртской колонии, из которой совершил побег, в ИК-47 прибыл как «безопасник», видимо на «перевоспитание».

Проверили камеры номер 23, 24, 25. Особенностью указанных камер является ее незавершенная конструкция, создающая впечатление незавершенного строительства или ремонтного состояния. Но данную неисправность никто исправлять не собирается. Неровный бетонный пол светлый и чистый не от того, что он свежезалитый, либо по нему никто не ходит. Бетонный пол здесь тщательно отмытый заключенными, которых помещают сюда на «исправление», наливают ведер десять воды, кидают мыло, тряпку и заставляют мыть. При этом заключенный, совершенно голый, в течении часов 7-10 моет, боясь быть изнасилованным. Отсутствие в оконных проемах рам и стекол, якобы потому, что рамы на ремонте, как поясняют сотрудники администрации, в совокупности с влажностью делают свое дело — создают условия для появления простудных заболеваний.

Обо всем этом нам рассказывали те, кто имел такую вынужденную возможность пройти столь изощренную процедуру истязания. Недалеко от этих камер находится и кабинет со столом, на котором, со слов пострадавших, пытают прибывших сюда для отбывания наказания людей, о чем написаны множество обращений от тех, кто испытал эти ужасы на себе и в последствии обращения были переданы нам.

За зданием ШИЗО/ПКТ есть комнаты для отпускников. Очень удобное и продуманное совмещенное расположение, закрытое от основной территории забором, но сообщающееся между собой запасными входами и выходами.

В комнате для отпускников находились двое осужденных-дневальных с растерянным видом, которые сказали, что никого нет кроме них. Однако в четырех прикроватных тумбочках находились вещи личной гигиены, под несколькими кроватями стояли спортивные сумки, а в прихожей семь пар обуви гражданского образца, включая трое кроссовок «Аdidas» и «Mеrrell», а также четырех пар обуви неустановленного размера. Вся обувь 43-46 размера, принадлежала явно людям крепкого телосложения и высокого роста. По всей вероятности здесь размещаются «осужденные-активисты». Здесь же есть уличный мини-спортзал со штангой и другими приспособлениями для силовых занятий.

По итогам общественной инспекции мы составили Акт проверки, который будет направлен в надзорные органы и Уполномоченному по правам человека в Свердловской области.

Лариса Захарова,
член ОНК Свердловской области.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here