Психологическую помощь — на службу правам и законным интересам заключенных (о комиссионном посещении колонии в составе адвоката, доверенного лица и психолога)

0
1596
Глеб Эделев и Дмитрий Халяпин в ожидании встречи с заключенным

18-20 апреля 2016 года состоялась пробная правозащитная поездка в ФКУ ИК-10, расположенное в поселке Всесвятский Пермского края.

Цель поездки – проверка на практике механизма реализации прав осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы в Пермском крае, на квалифицированную юридическую и психологическую помощь с целью аналитического и практического сопоставления полученных результатов с аналогичными результатами по данному вопросу, полученными при реализации проекта в Свердловской области.

При этом психологическая помощь, помимо юридической, была выбрана еще и потому, что характер правового регулирования ее оказания в уголовно-исполнительном законодательстве примерно аналогичен характеру регулирования оказания юридической помощи, или, во всяком случае, сопоставим (схож).

Так, в силу п. 6-1 т. 12 Уголовно-исполнительного кодекса РФ «Осужденные имеют право на психологическую помощь, оказываемую сотрудниками психологической службы исправительного учреждения и иными лицами, имеющими право на оказание такой помощи. Участие осужденных в мероприятиях, связанных с оказанием психологической помощи, осуществляется только с их согласия». Эта норма примерно аналогична соответствующим положениям УИК РФ, регулирующим право на юридическую помощь. Так, согласно п. 8 ст. 12 УИК РФ «Для получения юридической помощи осужденные могут пользоваться услугами адвокатов, а также иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи».

Между тем, порядок получения осужденными психологической помощи никак не урегулирован ни в УИК РФ, ни в ПВР ИУ, ни в иных нормах законодательства. В частности, до сих пор отсутствует Федеральный закон, который бы регулировал порядок оказания психологической помощи гражданам. Отсутствует по данному вопросу и судебная практика. Тогда как порядок получения осужденными юридической помощи урегулирован, хотя и не так подробно, как хотелось бы; в том числе, по данному вопросу есть специальные федеральные законы (например, регулирующие адвокатскую и нотариальную деятельность); имеется обширная судебная практика (см., например, изданный нашей организацией Сборник судебных актов «Право на юридическую помощь в условиях изоляции».

Заявление  ос ИК-10С учетом положения п. 6.1 ст. 12 УИК РФ о том, что «Участие осужденных в мероприятиях, связанных с оказанием психологической помощи, осуществляется только с их согласия», с осужденного С. было заблаговременно, а именно, в середине марта 2016 года, получено письменное заявление о том, что он нуждается в психологической помощи со стороны конкретного психолога, которое было подано на имя начальника колонии.

При этом следует отметить и объективную нуждаемость осужденным С. психологической помощи, так сказать, «со стороны», т.к. он поставлен на несколько видов профилактического учета, в частности, как лицо, склонное к членовредительству и суициду, склонное к побегу, а также как исповедующее, изучающее и распространяющее экстремистскую идеологию. При этом администрация исправительного учреждения, кроме как поставить данного осуждённого на такой все эти виды проф. учета, фактически больше ни на что не способна, в частности, не предпринимая никаких мер по искоренению у осужденного психологических наклонностей к суициду и членовредительству и, в целом, по приведению его психики в состояние душевного равновесия. Наоборот, администрация, как говорится в таких случаях, «давит режимом», все время привлекая осуждённого С. к дисциплинарной ответственности в виде помещения его в штрафной изолятор, помещение камерного типа и др., тем самым, полностью выводя осуждённого С. из состояния душевного равновесия, таким образом, способствуя создания вокруг него психотравмирующей обстановки и проявления его аутоагрессивных психологических наклонностей.

Участники поездки (правозащитной комиссии):

 — адвокат Роман Качанов;

— представитель осуждённого С. по доверенности Глеб Эделев;

— квалифицированный психолог Дмитрий Халяпин.

В результате посещения правозащитной комиссий из Свердловской области ФКУ ИК-10 Пермского края были получены следующие результаты:

  1. Допуск адвоката был обеспечен, хотя и с опозданием в более чем на 5 часов;
  2. Допуск представителя осужденного С. по доверенности был обеспечен (причем, совместно с адвокатом), хотя и с опозданием в более чем на 5 часов.
  3. Более чем 5-часовое опоздание в обеспечении допуска адвоката и доверенного лица к их доверителю не обеспечило право осужденного С. на 4-часовую беседу с ними, предусмотренного п. 83 ПВР ИУ (так, пропуска были выписаны на период времени до 18.00; фактически беседа началась в 15.45; окончилась — в 18.00., в связи с окончанием срока действия пропусков).
  4. Более чем 5-часовое опоздание в обеспечении допуска адвоката и доверенного лица к их доверителю было вызвано интерактивным совещанием с руководством ГУФСИН по Пермскому краю, которое проходило более чем 5 часов в кабинете начальника колонии за «закрытыми дверьми», то есть фактически имело место форс-мажорное обстоятельство, что не снимает с руководства ФКУ ИК-10 обязанности по соблюдению действующего законодательства, в том числе, в части обеспечения права осужденных на своевременное, без ограничений, оказание юридической помощи.
  5. Квалифицированный психолог допущен на свидание с осужденным С. не был, хотя все предварительные условия такого свидания были выполнены. Тем самым, было нарушено право осужденного С. на получение квалифицированной психологической помощи (п. 6.1 ст. 12 УИК РФ). При этом устно врио начальника учреждения пояснил, что в колонии «работает целая психологическая лаборатория», что, безусловно, не является основанием для отказа в посещении осужденного психологом, не являющимся штатным сотрудником исправительного учреждения.
  6. В нарушение п. 68 ПВР ИУ начальник ФКУ ИК-10 (врио начальника Губаль Юрий Васильевич) не поставил на заявлении психолога о предоставлении свидания с осужденным С. пометки о причинах отказа в таком свидании.

Указанные выводы заключения нашей правозащитной комиссии будут направлены в компетентные органы, в том числе, контрольно-надзорные, а также будут учтены при подготовке рекомендаций по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики.

Помимо этого, учитывая большую значимость, а также глубокую внутреннюю связь и взаимозависимость юридической помощи и психологической помощи, недопуск квалифицированного психолога к осужденному С. будет обжалован в судебном порядке с целью формирования судебной практики по данному вопросу.

Роман Качанов,
адвокат

На фото: Глеб Эделев и Дмитрий Халяпин.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here