В пыточной колонии г. Екатеринбурга члену ОНК лично пришлось измерять артериальное давление осужденному

0
1131

В воскресенье, 24 апреля 2016 года, я с членом ОНК Свердловской области Дмитрием Калининым посещали СИЗО-1 и ИК-2 в г. Екатеринбурге.

В СИЗО-1 проверили наших двоишников, как мы стали их назыввать. Это осужденные, проходящие свидетелями по уголовному делу, возбужденному по убийству осужденного Антона Штерн. По-мимо этого эти же молодые люди сами заявили о пытках и вымогательствах в отношении них, но до сих пор судьба их заявлений не известна. Ранее ребята рассказали о психологическом давлении сотрудников ГУФСИН, УСБ и следователя, ведущего дело Штерн, которые, в том числе, им угрожали отправкой обратно в колонию, где с ними сделают известно что. Кстати, двое уже уехали обратно в двойку за «хорошей»жизнью.

В СИЗО-1 двое мужчин рассказали нам про верхнепышминский ИВС, где сотрудники местного отдела полиции требовали от них нужных следствию признательных показаний, а в случае их отказа угрожали им отправкой в ИК-2, где они подпишут все, что угодно. Кроме того, следственно-арестованные нам сообщили, что от сотрудников ОП «Верхнепышминский» поступали угрозы обнаружения у родственников этих людей наркотиков с соответствующими последствиями. По данному факту поданы соответствующие заявления в компетентные органы.

Захарова и КалининТакже в следственном изоляторе мы хотели проверить двоих осужденных, прибывших к нам для отбытия наказания из г. Нальчик, проходящими по делу 58-ми. Выяснилось, что 22 апреля 2016г. их отправили в исправительные учреждения ИК-10 в г. Екатеринбург и ИК-5 в г. Нижний Тагил. При посещении указанных колоний мы будем проверять этих заключенных, так как их пребывание в ИУ Свердловской области стоит у нас на контроле по просьбе их родственников и их самих.

В ИК-2 мы проверили карантин, впервые проверили баню, парикмахерскую и другие подсобные помещения. Обнаружили там осужденных с отряда 4, работающих в БПК, завхоза бани Г., гордо заявившего, что это его объект. Посетили отряд 10, считающимся инвалидным, где провели беседы с несколькими осужденными по вопросам их состояния здоровья и оказания им медицинской помощи. Проверили осужденного Руслана Тедеева, который в 2015 году рассказывал нам про правила жизни в ИК-2, куда он был направлен из ЕАО как безопасник, но оказавшись в нашей двойке понял, что более опасного места он не видел. После судебных заседаний по своему уголовному делу в ЕАО, на которые он не смог попасть без нашего вмешательства, его вернули обратно. Руслан очень опасался за свою безопасность, но новое руководство, в частности заместитель начальника колонии Михаил Табаев, распределили его в этот отряд, пообещав, что здесь его никто не тронет. После проверили осужденного А., находящегося в камере ПКТ, который обратился к нам с заявлением об издевательствах в карантине, приняли от него три закрытых конверта в ОНК.

Проверили в неврологическом отделении ОБ-2 осужденного Ю., прибывшего из ИК-46 после инсульта. Осужденный Ю. нам рассказал, что находясь в камере ШИЗО ФКУ ИК-46 г. Невьянска, куда он попал после обращения в ОНК, у него случился приступ и он упал без сознания. Осужденному Ю. вызвали бригаду «СМП», после чего унесли на носилках в медсанчасть учреждения, где он пробыл около трех дней, а потом его вернули обратно в камеру ШИЗО. По окончании ШИЗО осужденного Ю. перевели в отряд СУС, где заключенный и дождался наряда в ОБ-2. То ли после того, как родственники обратились к правозащитникам, а мы в УПЧ и прокуратуру, то ли у медиков все-таки сработало чувство профессионального долга, а скорее всего все в совокупности и в итоге Ю. находится в больнице, где хоть как-то, но его лечат.

При посещении палаты №2, где находился осужденный Ю., одному заключенному было очень плохо, мы попросили прийти медика и измерить ему артериальное давление. Оказалось, что два имеющихся в неврологическом отделении тонометра не исправны, а принесенный санитарами из другого отделения тонометр также «вредничал», ну никак артериальное давление измеряться не желало. Пришлось мне его измерить самой, многолетняя мамина болезнь научила многому. У мужчины было 174 на 102, его тошнило, давило на глаза, он не находил себе места. В таком состоянии больной находится уже несколько дней, но медицинскую помощь ему никто не оказывает.

По результатам опроса больных заключенных выяснилось, что лечащий врач их не осматривает, в палату не заходит, а только назначает лечение. Медработники им дают таблетки и ставят уколы, а лекарств, как всегда, не хватает.

По результатам посещений СИЗО-1 и ИК-2 были заполнены акты проверки и даны рекомендации.

Всех, кого посетили в двух учреждениях мы поздравили с христианским праздником Вербное воскресение.

Лариса Захарова,
член ОНК Свердловской области

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here