Категории | Блог

В Конституционный Суд РФ обжалованы нормы КАС РФ, запрещающие сторонам (в том числе, заключенным) выбирать в качестве своих представителей лиц без высшего юридического образования

754610505633470

Опубликовывая в декабре 2015 года статью «Адвокаты и правозащитники констатируют, что Кодекс административного судопроизводства РФ ухудшил положение с правами заключенных» мы описали три проблемы, с которыми уже столкнулись заключенные, их родственники, адвокаты, защитники и представители после введения в действе с 15 сентября 2015 года Кодекса административного судопроизводства РФ (КАС РФ):

  1. Установленная обязанность сторон выбирать в качестве своих представителей исключительно лиц с высшим юридическим образованием.
  2. Отменное право адвокатов участвовать в суде по такого рода делам (делам о спорах с властью, в том числе, с администрациями и начальниками мест заключения) на основании ордера, выдаваемого соответствующим адвокатским образованием.
  3. Невозможность сторонам участвовать (и даже присутствовать) в судебном заседании суда апелляционной инстанции при рассмотрении частных жалоб на определения судов, препятствующих допуску к правосудию (например, определений об отказе в принятии административных исковых заявлений).

Каждую из этих выявленных проблем мы будем пытаться разрешать в самое ближайшее время.

Относительно первой проблемы, ранее мы указывали, что КАС РФ определил, что представителями сторон могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование (статьи 55, 126 КАС РФ). Уже сейчас заключенные столкнулись с тем, что их доверенности, с таким трудом оформленные у начальников исправительных учреждений на своих родственников и правозащитников, по существу «превратились в пыль». Ведь, как правило, родственники и активные граждане нашей страны, борющиеся за права человека (правозащитники), не имеют высшего юридического образования.

Например, 9 декабря сего года Свердловский областной суд, рассматривая дело об оспаривании осужденным Артемом Пылиным и адвокатом Романом Качановым действий администрации ФКУ Т-2 г. Владимира («Владимирский централ»), вынес определение об оставлении без рассмотрения апелляционной жалобы, подписанной заявителем и представителем второго созаявителя (правозащитником Алексеем Соколовым), имеющим от данного созаявителя доверенность, но не имеющего высшего юридического образования. То есть, апелляционная жалоба была рассмотрена, с учетом того, что она была подписана одним из созаявиелей – второй созаявитель оказался не удел, несмотря на то, что суд первой инстанции принял апелляцию в этой части к производству.

Таким образом, возникла ситуация, при которой все доверенности, оформленные заключенными на лиц, не имеющих высшего юридического образования, потеряли по административным делам свою значимость, и должны быть переоформлены на адвокатов и прочих юристов. А их услуги стоят не дешево. В условиях же крайнего финансового неблагополучия абсолютного большинства заключенных и помогающих им родственников право на элементарную юридическую помощь стало по существу абсолютно иллюзорным.

Именно поэтому нами было принято решение обжаловать в Конституционный Суд РФ соответствующие нормы КАС РФ, запрещающие сторонам (в том числе, заключенным) выбирать в качестве своих представителей лиц без высшего юридического образования.

Мы выражаем искреннюю благодарность во всемерной помощи и содействии в подготовке данной жалобы члену Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области, члену Межрегионального центра прав человека Антону Кудрякову и доктору юридических наук Антону Буркову.

Ниже мы приводим жалобу в Конституционный Суд РФ, поданную 27 апреля 2016 г., с использованием услуг почтовой связи.

В Конституционный Суд Российской Федерации

190000, Санкт-Петербург, Сенатская площадь, дом 1

Заявитель:

Пылин Артем Алексеевич,

гражданин Российской Федерации,

отбывающий наказание в виде лишения свободы в ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области

Адрес для корреспонденции: 620007, г. Екатеринбург, ул. Карельская, д. 68, кв. 103

Представитель заявителя:

Качанов Роман Евгеньевич

адвокат,

620007, г. Екатеринбург, ул. Карельская, д. 68, кв. 103,

тел.: +7-912-210-38-00,

e-mail: master.sudtyajb@gmail.com

Государственный орган, издавший закон, конституционность которого обжалуется

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации.

Адрес: 103265, Москва, улица Охотный ряд, дом 1

 

Обжалуемый закон

 

Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 N 21-ФЗ, принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 20.02.2015

 

Источник опубликования: первоначальный текст документа опубликован

в изданиях

Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 09.03.2015,

Собрание законодательства РФ, 09.03.2015, N 10, ст. 1391,

Российская газета, N 49, 11.03.2015.

 

Обжалуемая норма: части 1 и 3 статьи 55

 

ЖАЛОБА

на нарушение частями 1 и 3 статьи 55 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, примененной в конкретном деле заявителя, конституционных прав и свобод, предусмотренных статьями 2, 7 (часть 1), 17 (часть 3), 18, 19 (части 1 и 2), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 60 Конституции Российской Федерации

СОДЕРЖАНИЕ ЖАЛОБЫ

1        Нормы, дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации.. 3

2        Конкретные основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации   3

3        обоснование Допустимости настоящей жалобы.. 3

3.1     Описание обстоятельств, свидетельствующих о применении судами обжалуемых норм в конкретном деле заявителя  3

3.2     Правовое обоснование нарушения оспариваемыми законоположениями, примененными в конкретном деле заявителя, конституционных прав и свобод заявителя. 4

3.2.1       Было нарушено конституционное право заявителя Пылина А.А. на доступ к правосудию, на судебную защиту и на самостоятельное осуществление в полном объеме своих прав (статьи 45, 46, 60 Конституции РФ) 5

3.2.2       Было нарушено конституционное право Пылина А.А. на равенство (статья 19 Конституции) 9

3.2.3       Ограничение прав и свобод Пылина А.А., выразившееся в невозможности допуска правозащитника Соколова А.В. в качестве представителя Пылина А.А. по административному делу, не преследовало никакую законную цель и не имело никакого разумного и адекватного обоснования. 9

4        правовое обоснование неконституционности оспариваемого  законоположения.. 11

4.1     Часть 1 статьи 55 КАС РФ нарушает конституционное право административных истцов на доступ к правосудию, на судебную защиту и на самостоятельное осуществление в полном объеме своего права на защиту, что не соответствует статьям 45 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 60 Конституции РФ.. 11

4.1.1       Ограничение права административных истцов на выбор представителя без высшего юридического образования не достигает никакой законной цели, является чрезмерным вмешательством и не имеет никакого разумного и адекватного обоснования. 11

4.1.2       Часть 1 статьи 55 КАС РФ предъявляет к представителю по административным делам повышенные требования к уровню образования по сравнению с административным истцом, что не преследует никакую законную цель и не имеет разумного и адекватного обоснования, ставит представителей по административным делам в неравное правовое положение по сравнению с административными истцами, что не соответствует статьям 55 (часть 3), 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации. 19

4.1.3       Положение части 1 статьи 55 КАС РФ не обеспечивает социально необходимый результат, поскольку ставит социально незащищенных административных истцов под удар, снижает гарантии судебной защиты прав человека  20

4.2     Часть 1 статьи 55 КАС РФ ставит одну группу – социально незащищенных – административных истцов в неравное (ущемленное) правовое положение по сравнению с группой административных истцов, которым доступны платные услуги юристов, адвокатов, что не соответствует статьям 19 (части 1 и 2), 17 (часть 3) Конституции РФ.. 21

4.3     Часть 1 статьи 55 КАС РФ ставит административных истцов и их представителей в неравное правовое положение по сравнению с истцами (заявителями) и их представителями (защитниками) в других видах судопроизводства (гражданском, арбитражном и уголовном судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях, судопроизводстве в судах региональной конституционной юстиции), что не соответствует статье 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации  22

4.4     Часть 1 статьи 55 КАС РФ в системе действующего правового регулирования нарушает конституционный принцип разумной стабильности правового регулирования, поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, что не соответствует статьям 2, 18, 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3) 23

1           Нормы, дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации

  1. Настоящая жалоба направляется в Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии со статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части 1 статьи 3, статьей 96 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».

2           Конкретные основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации

  1. В соответствии со статьей 36 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее – закон «О Конституционном Суде Российской Федерации») основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 7 (часть 1), 17 (часть 3), 18, 19 (части 1 и 2), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 60, оспариваемые заявителем законоположения.

3           обоснование Допустимости настоящей жалобы

  1. Согласно буквальному смыслу статьи 97 закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если:

1) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;

2) закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, при этом жалоба должна быть подана в срок не позднее одного года после рассмотрения дела в суде.

3.1          Описание обстоятельств, свидетельствующих о применении судами обжалуемых норм в конкретном деле заявителя

  1. Заявитель Пылин Артем Алексеевич в настоящее время отбывает наказание в Федеральном казенном учреждении тюрьма № 2 УФСИН России по Владимирской области (далее – ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области) с середины 2014 года сроком на 2 года (после истечения указанного срока, он будет этапирован к месту прежнего отбывания наказания – ФКУ ИК-24 УФСИН России по Республике Коми). Его мать проживает в городе Екатеринбурге. Об отце ничего не известно.
  2. Начиная с декабря 2014 года Пылину А.А. оказывали юридическую помощь адвокат Качанов Роман Евгеньевич, проживающий в городе Екатеринбург, и известный правозащитник по защите прав заключенных, руководитель некоммерческого партнерства «Содействие в правовой защите населения «Правовая основа» (http://pravo-ural.ru/) Соколов Алексей Вениаминович, который также проживает в городе Екатеринбурге. Юридическую помощь они оказывали бесплатно при поддержке гранта на оказание юридической помощи осужденным, действие которого завершилось 1 июля 2015 года.
  3. 20 февраля 2015 г., 16 марта 2015 г. и 17 марта 2015 г. адвокат Качанов Р.Е. приезжал к Пылину А.А. на свидание для оказания ему юридической помощи в конфиденциальном режиме, без присутствия сотрудников тюрьмы. Однако администрация ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области не позволила Пылину А.А. и адвокату Качанову Р.Е. свободно обмениваться юридическими документами. Все документы передавались только через сотрудника тюрьмы, который их предварительно цензурировал (чем нарушал конфиденциальность).
  4. В связи с этим Пылин А.А. через своего представителя Соколова Алексея Вениаминовича и адвокат Качанов Р.Е. в мае 2015 года обратились в Октябрьский районный суд города Екатеринбурга по месту жительства адвоката Качанова Р.Е. с заявлением (в порядке действующей на тот момент главы 25 ГПК РФ) к начальнику и администрации ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области о признании незаконными вышеуказанных действий, выразившихся в не предоставлении свиданий с адвокатом в конфиденциальном режиме без участия сотрудников тюрьмы.
  5. Октябрьский районный суд города Екатеринбурга допустил к участию в деле Соколова Алексея Вениаминовича в качестве представителя Пылина А.А. по доверенности, адвокат Качанов Р.Е., одновременно являющийся вторым заявителем по делу, был также допущен в качестве представителя Пылина А.А. по ордеру.
  6. 12 августа 2015 года Октябрьский районный суд города Екатеринбурга принял решение об отказе в удовлетворении требований заявителей (Приложение 3). В сентябре 2015 года, в предусмотренный ГПК РФ и КАС РФ (вступил в силу 15 сентября 2015 года, за исключением ряда его положений) месячный срок, заявители Пылин А.А. (через своего представителя Соколова А.В.) и Качанов Р.Е. подали совместную апелляционную жалобу на указанное решение суда через Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга. Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга принял апелляционную жалобу к производству, направив дело в Свердловский областной суд для рассмотрения ее по существу.
  7. 09 декабря 2015 года судебная коллегия по административным делам Свердловского областного суда, рассмотрев дело в апелляционном порядке, приняла апелляционное определение, которым апелляционную жалобу заявителя (административного истца) Пылина А.А., подписанную представителем Соколовым А.В., оставила без рассмотрения по существу (Приложение 4).
  8. Основанием для оставления апелляционной жалобы Пылина А.А. без рассмотрения по существу послужило то обстоятельство, что к апелляционной жалобе, подписанной представителем административного истца Соколовым А.В., не был приложен документ, подтверждающий наличие у Соколова А.В. как представителя Пылина А.А. высшего юридического образования.
  9. Суд апелляционной инстанции применил части 1, 3 статьи 55 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее — КАС РФ), вступившего в силу к моменту рассмотрения судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы Пылина А.А., согласно которым представителями в суде по административным делам могут быть лица, обладающие полной дееспособностью, не состоящие под опекой или попечительством и имеющие высшее юридическое образование. Представители должны представить суду документы о своем образовании, а также документы, удостоверяющие их статус и полномочия.
  10. Апелляционная жалоба Пылина А.А. не была рассмотрена судом по существу. Апелляционное определение вступило в законную силу. Рассмотрение дела Пылина А.А. было завершено в суде.

3.2          Правовое обоснование нарушения оспариваемыми законоположениями, примененными в конкретном деле заявителя, конституционных прав и свобод заявителя

3.2.1       Было нарушено конституционное право заявителя Пылина А.А. на доступ к правосудию, на судебную защиту и на самостоятельное осуществление в полном объеме своих прав (статьи 45, 46, 60 Конституции РФ)

  1. Статья 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, гарантирующая право на судебную защиту, исходит из обязанности государства обеспечить каждому право на доступ к правосудию (Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 418-О). Реализации права на судебную защиту наряду с другими правовыми средствами служит институт судебного представительства.
  2. В результате принятия судебного акта судом апелляционной инстанций заявитель Пылин А.А. был лишен возможности обратиться в суд апелляционной инстанции и вести своё административное дело через своего представителя (правозащитника Соколова А.В.), не имеющего высшего юридического образования, для судебной защиты своих прав. Предпринятая им попытка обратиться в суд апелляционной инстанции через представителя привела к оставлению его апелляционной жалобы без рассмотрения по существу по независящим от него обстоятельствам. Тем самым законодателем было чрезмерно жестко и неоправданно ограничено его конституционное право на доступ к правосудию и на судебную защиту, гарантированное статьями 45 (часть 1), 46 (часть 1) Конституции РФ.
  3. Пылин А.А. был также лишен возможности без вмешательства государства самостоятельно, по своему собственному усмотрению, исходя из своих материальных возможностей, содержания в месте лишения свободы и личных предпочтений, осознанно выбрать себе наиболее подходящего представителя для представления своих интересов в суде по административному делу, связанному с нарушением его прав администрацией исправительного учреждения. Тем самым, законодатель допустил ничем не оправданное вмешательство в право Пылина А.А. самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет, предусмотренное статьей 60 Конституции РФ.
  4. Ниже будет показано, что указанное вмешательство в осуществление конституционных прав заявителя Пылина А.А. в конкретном деле заявителя не преследовало никакую законную цель и не имело разумного и адекватного оправдания, а потому являлось нарушением его конституционных прав.
  5. Поскольку заявитель Пылин А.А. содержится в тюрьме г. Владимира далеко от г. Екатеринбурга Свердловской области, где проживают его адвокат Качанов Р.Е. и представитель по доверенности Соколов А.В., из соображений удобства и минимизации финансовых и временных затрат было решено обратиться именно в Октябрьский районный суд города Екатеринбурга по месту жительства адвоката Качанова Р.Е., для чего он выступил вторым (формальным) заявителем в суд.
  6. Поэтому личное подписание Пылиным А.А. заявления в Октябрьский районный суд города Екатеринбурга и в дальнейшем апелляционной жалобы в установленные процессуальные сроки было крайне затруднено (адвокат Качанов Р.Е. и представитель Соколов А.В. не могли в установленные процессуальные сроки приехать к Пылину А.А. в ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области для подписания апелляционной жалобы).
  7. Пылин А.А., как и любой осужденный, отбывающий наказание в месте лишения свободы, также практически лишен возможности при личном ведении своего дела в суде осуществлять в полном объеме свои процессуальные права, предусмотренные статьей 45 КАС РФ, а именно: знакомиться с материалами административного дела, заявлять письменные ходатайства и давать объяснения суду в письменной форме во время судебного процесса, представлять письменные доказательства, знакомиться с протоколом судебного заседания, и другие права. Таким образом, личное участие в деле осужденного не только затруднено, но и не позволяет эффективно осуществлять свои процессуальные права, что может привести к неблагоприятному для осужденного исходу административного дела.
  8. Кроме того, Конституционному Суду РФ должно быть известно, что осужденные, содержащиеся в местах принудительного содержания российской пенитенциарной системы, находятся фактически в бесправном незащищенном положении. Не гарантировано не только право на жизнь, здоровье, человеческое достоинство (каждый день мы слышим об убийствах и зверских избиениях в колониях, СИЗО), но и право на общение с окружающим миром, получение информации, труд, личное развитие. Очень часто письма, которые отправляют осужденные «на волю», не регистрируются в журнале исходящей корреспонденции и элементарно уничтожаются администрацией исправительного учреждения. Осужденный не может доказать их отправку, т.к. полностью лишен каких-либо средств доказывания. Поэтому нет никаких гарантий, что административный иск, апелляционная жалоба, поданные осужденным из исправительного учреждения, будут отправлены в суд в установленный процессуальный срок.
  9. Осужденные, подающие жалобы в суды против администрации исправительных колоний, тюрем, СИЗО, очень часто подвергаются репрессиям со стороны администрации: физическому и психологическому насилию, унижению человеческого достоинства, дисциплинарным взысканиям за несовершенные нарушения, и т.д.
  10. Пылин А.А., находясь в исправительном учреждении, практически не имеет доступа к современной юридической литературе и актуальным текстам нормативных правовых актов, международных договоров Российской Федерации, актуальной судебной практике, в том числе прецедентной практике Европейского Суда по правам человека. Его возможности к самообразованию в области права в связи с этим также весьма ограничены.
  11. В таких обстоятельствах, осужденным очень сложно, а порой и элементарно опасно для своей жизни, самостоятельно отстаивать свои права в надзорных и судебных органах. Для осужденных всегда крайне желательно участие в деле представителя. Отсутствие у осужденного возможности иметь представителя для отстаивания своих интересов в суде фактически лишает его самого права на доступ к правосудию и на судебную защиту.
  12. Как указал Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 26.12.2003 N 20-П «То обстоятельство, что осужденный, отбывающий наказание в виде лишения свободы, <…> находится в подчиненном, зависимом от администрации исполняющего наказание учреждения положении и ограничен в правомочиях лично защищать свои права и законные интересы, предопределяет особую значимость безотлагательного обеспечения ему права пригласить для оказания юридической помощи адвоката (защитника) и реальной возможности воспользоваться ею». Данная правовая позиция в полной мере применима не только в отношении адвокатов (защитников), но и иных лиц, оказывающих осужденным юридическую помощь.
  13. В любом случае, Пылин А.А. как заявитель (административный истец) не обязан доказывать, почему он не ведёт свое дело в суде лично. Согласно статьям 45 (часть 1), 46 (часть 1) Конституции РФ конституционное право на судебную защиту прав и свобод, нашедшее свою конкретизацию в отношении административного судопроизводства в части 1 статьи 54 КАС РФ, предполагает право вести свои административные дела в суде лично и (или) через представителей. Личное участие в административном деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя.
  14. Таким образом, Пылин А.А. имеет конституционное право обратиться в суд и вести свое административное дело через своего представителя.
  15. Пылин А.А. в соответствии со статьей 60 Конституции РФ в системно-правовом единстве и взаимосвязи со статьями 45 (часть 1), 46 (часть 1) Конституции РФ имеет конституционное право самостоятельно по своему усмотрению и под свою ответственность выбрать наиболее подходящего представителя по административному делу.
  16. Любой административный истец, который принял решение о поиске представителя в суде, выбирает представителя в соответствии со следующими критериями выбора (в предположении, что выбор разумен, а не случаен):
    • финансовая доступность представителя,
    • доверие к представителю,
    • наличие доступа к информации о различных представителях и их юридической квалификации,
    • качество оказания юридической помощи.
  17. Как правило, если представитель не отвечает одному из вышеуказанных критериев, то нет смысла оценивать его с позиции следующих в списке критериев.
  18. Заявитель Пылин А.А. не имеет финансовых возможностей нанять адвоката или представителя с высшим юридическим образованием, поскольку его мать является единственной кормилицей в семье и материально помогает своему сыну Пылину А.А., находящемуся в исправительном учреждении. Адвокат Качанов Р.Е. и представитель Соколов А.В. оказывали ему юридическую помощь бесплатно в рамках гранта, полученного их некоммерческой правозащитной организацией.
  19. Российское же законодательство не предоставляет осужденному Пылину А.А. никакой возможности получить по административному делу юридическую помощь бесплатно.
  20. Кроме того, Пылин А.А., находясь в тюрьме, не располагает свободным доступом к актуальной и достоверной информации о лицах, имеющих высшее юридическое образование и оказывающих услуги судебного представительства по административным делам в городе Владимир или городе Екатеринбург. Нет у Пылина А.А. и никакой возможности убедиться в необходимом уровне юридической квалификации представителя.
  21. Пылин А.А. не доверял никому кроме правозащитника Соколова Алексея Вениаминовича, поэтому еще 28 марта 2014 года выдал Соколову Алексею Вениаминовичу доверенность на представление его интересов в судах. Доверенность была удостоверена начальником ФКУ ИК-24 ГУФСИН России по Республике Коми Коротковым А.А., где Пылин А.А. в тот момент содержался. При этом Пылину А.А. и Соколову А.В. пришлось предварительно затратить немало усилий, в том числе, привлечь членов Общественной наблюдательной комиссии Республики Коми, для того, чтобы понудить (фактически – заставить) начальника данного учреждения в соответствии с действующим законодательством удостоверить доверенность Пылина А.А. на Соколова А.В. При этом в момент удостоверения доверенности (март 2014 года) ни Пылин А.А., ни Соколов А.В. не знали и не могли знать, что, в связи с вступлением в силу КАС РФ 15 сентября 2015 года, доверенность, с таким трудом оформленная на Соколова А.В., в части ведения дел о спорах с органами власти и должностными лицами, фактически окажется бесполезной.
  22. Соколов А.В. действительно не имеет высшего юридического образования. Однако он является известным в России и за рубежом правозащитником, руководителем некоммерческого партнерства «Содействие в правовой защите населения «Правовая основа» (http://pravo-ural.ru/) и сотрудничает другими адвокатами и правозащитниками. Важно отметить, что Соколов А.В. специализируется на защите прав осужденных в местах лишения свободы и имеет многолетний признанный опыт их защиты (защита от пыток, вымогательства денег, ненадлежащих условий содержания, запрета свиданий, наложения незаконных дисциплинарных взысканий и других незаконных действий администраций мест принудительного содержания).
  23. Адвокат Качанов Р.Е. защищал в суде Пылина А.А. по уголовному делу, по ряду уголовных материалов и по гражданскому делу (в порядке главы 25 ГПК РФ) в Октябрьском районном суде города Екатеринбурга по ордеру. Вступивший в силу к моменту рассмотрения в Свердловском областном суде апелляционной жалобы Пылина А.А. (подписанной Соколовым А.В.) Кодекс административного судопроизводства РФ лишил адвокатов возможности представлять интересы своих доверителей по ордеру (часть 4 статьи 57 КАС РФ в нормативной взаимосвязи с частью 2 статьи 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).
  24. Доверенность же от Пылина А.А. на адвоката Качанова Р.Е. не удалось получить по независящим от Пылина А.А. и Качанова Р.Е. обстоятельствам, поскольку начальник ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области, где содержался Пылин А.А., отказывался удостоверить доверенность, ссылаясь на то, что удостоверение доверенностей начальником исправительного учреждения – это его право, а не обязанность. Многочисленные отказы начальника ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области удостоверить доверенность были предметом судебного обжалования. Однако Верх-Исетский районный суд города Екатеринбурга, рассматривающий дело, в решении от 01 сентября 2015 года по делу № 2-6449/2015 по заявлению Пылина А.А. и других заявителей отказал в удовлетворении требований по причине, указанной в пункте 21 настоящей жалобы, а именно – сославшись на недоказанность обращения Пылина А.А. к начальнику ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области по вопросу удостоверения его доверенности (https://verhisetsky—svd.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&n_c=1&case_id=62135573&delo_id=1540005). Интересно, каким образом осужденный может доказать факт устного обращения к сотруднику тюрьмы или письменного обращения, которое не регистрируется администрацией исправительного учреждения?
  25. Адвокат Качанов Р.Е. предпринимал неоднократные попытки нанять нотариуса для удостоверения в тюрьме доверенности Пылина А.А., однако даже нотариус не был допущен в ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области. Обжаловать свой недопуск нотариус не захотел, а обжалование недопуска нотариуса самим Пылиным А.А. было бессмысленным по причинам, изложенным выше. Конституционному Суду РФ должно быть известно, что удостоверение доверенностей осужденных, подозреваемых и обвиняемых начальниками мест принудительного содержания составляет реальную проблему во многих учреждениях пенитенциарной системы ФСИН России.
  26. Таким образом, осужденный Пылин А.А. по независящим от него обстоятельствам не мог оформить доверенность на адвоката Качанова Р.Е. или иное лицо. Он также в силу своего материального положения не мог оплатить услуги адвокатов или иных лиц “с высшим юридическим образованием” для представления его интересов в суде апелляционной инстанции по административному делу по обжалованию непредоставления свидания с адвокатом в конфиденциальном режиме. Но он и не нуждался в услугах сторонних “платных юристов”, поскольку он доверял только правозащитнику Соколову А.В. и адвокату Качанову Р.Е., которые бесплатно оказывали ему посильную юридическую помощь. Сам лично подписать апелляционную жалобу в Свердловский областной суд в тот период Пылин А.А. не мог, т.к. содержался в ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области в г. Владимир, а грант на оказание юридической помощи у Соколова А.В. и Качанова Р.Е. закончился, и они не имели финансовой возможности ездить за получением подписи. Тем более, нет никаких гарантий, что начальник ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области допустил бы их для этой цели.
  27. Таким образом, правозащитник Соколов А.В. в конкретных обстоятельствах был единственным доступным представителем заявителя Пылина А.А., у которого имелась доверенность от Пылина А.А., удостоверяющая его полномочия, и который мог подписать апелляционную жалобу в Свердловский областной суд. Найти иного представителя, согласного защищать его бесплатно, и оформить на него доверенность у осужденного Пылина А.А. возможности не было.
  28. Соколов А.В. был допущен судом первой инстанции в качестве представителя Пылина А.А. по доверенности (Приложение 3), однако вступивший в силу к моменту подписания и рассмотрения апелляционной жалобы КАС РФ (его части 1, 3 статьи 55) лишил Пылина А.А. не только возможности на то, чтобы его представитель Соколов А.В. участвовал в судебном заседании судебной коллегии по административным делам Свердловского областного суда, но и лишил его возможности даже просто на подписание и подачу Соколовым А.В. апелляционной жалобы от имени Пылина А.А.
  29. В обстоятельствах данного конкретного дела Пылина А.А. законодательный абсолютный запрет, установленный частями 1 и 3 статьи 55 КАС РФ, на допуск Соколова А.В., не имеющего высшего юридического образования, в качестве представителя Пылина А.А. по административному делу в суде апелляционной инстанции не преследовал никакую законную цель и не имел никакого разумного и адекватного обоснования (раздел 3.2.3), поэтому является нарушением конституционного права Пылина А.А. на доступ к правосудию, на судебную защиту и на самостоятельное осуществление в полном объеме своих прав (статьи 45, 46, 60 Конституции РФ).

3.2.2       Было нарушено конституционное право Пылина А.А. на равенство (статья 19 Конституции)

  1. Согласно статье 19 (части 1 и 2) Конституции РФ все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.
  2. Согласно действующему процессуальному законодательству лицо может иметь представителя (защитника), не имеющего высшего юридического образования, в гражданском, арбитражном и уголовном судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях, судопроизводстве в судах региональной конституционной юстиции. Однако согласно части 1 статьи 55 КАС РФ административный истец не может иметь представителя, не имеющего высшего юридического образования. Таким образом, Пылин А.А. как административный истец был поставлен оспариваемым законом в неравное правовое положение по сравнению с истцами (заявителями) в других видах судопроизводства, что не имеет никакого разумного и адекватного обоснования (раздел 3.2.3).

3.2.3       Ограничение прав и свобод Пылина А.А., выразившееся в невозможности допуска правозащитника Соколова А.В. в качестве представителя Пылина А.А. по административному делу, не преследовало никакую законную цель и не имело никакого разумного и адекватного обоснования

  1. Законодатель, закрепив в части 1 статьи 55 КАС РФ требование об обязательном наличии у представителя по административному делу высшего юридического образования, лишил Пылина А.А. возможности обратиться в суд апелляционной инстанции и вести свое дело в суде через своего представителя.
  2. Возникает удивительный правовой парадокс: Пылин А.А., не имеющий высшего юридического образования также как и правозащитник Соколов А.В., может вести свое дело в суде лично, но через своего представителя-правозащитника, который имеет огромный опыт защиты прав заключенных, – не может. При этом нет никаких оснований считать, что Пылин А.А. защитит себя в суде лучше правозащитника Соколова А.В.
  3. Пылин А.А. выдал доверенность на имя своего представителя Соколова А.В., удостоверенную в установленном законом порядке, что свидетельствует о том, что он доверяет своему представителю представлять его интересы в судах и наделяет его процессуальными полномочиями действовать от своего имени. При этом важно отметить, что апелляционную жалобу в Свердловский областной суд готовил адвокат Качанов Р.Е., который заведомо обладает высшим юридическим образованием, высоким уровнем юридической квалификации и практическим многолетним опытом защиты прав осужденных, в том числе в судах по делам, вытекающим из публичных правоотношений. Но сам адвокат Качанов Р.Е. не мог подписать апелляционную жалобу от имени Пылина А.А в силу отсутствия у него доверенности от заявителя Пылина А.А. и невозможности ее получения в установленный процессуальный срок (см. пункты 37-38 настоящей жалобы).
  4. Почему в этой ситуации представитель Пылина А.А. по доверенности правозащитник Соколов А.В. не может даже просто подписать и направить в суд апелляционную жалобу своего доверителя (подготовленную адвокатом), если на то согласен его доверитель, который наделил его соответствующими полномочиями? Почему закон вообще вмешивается в свободное осуществление заявителем Пылиным А.А. своего конституционного права на самостоятельное осуществление в полном объеме своих прав (статья 60 Конституции РФ), в том числе права на судебную защиту? Какую конституционно-значимую цель преследует и какие конституционные ценности защищает оспариваемый закон (части 1 и 3 статьи 55 КАС РФ), вводя столь бессмысленное, неоправданное и чрезмерно суровое ограничение права Пылина А.А. на доступ к правосудию через своего представителя? В чем правовая логика такого абсурдного ограничения? Логика полностью отсутствует.
  5. Нет смысла говорить о том, что законодатель, введя требование об обязательном наличии у представителя по административному делу высшего юридического образования, “позаботился” об административном истце Пылине А.А. в получении им качественной юридической помощи, поскольку осужденный Пылин А.А. из-за этого нормативного требования был лишен возможности получить эту помощь, т.к. не мог выдать доверенность другому лицу “с высшим юридическим образованием”, которому бы он доверял, и оплатить его услуги. “Забота” законодателя в обеспечении права на судебную защиту и на получение квалифицированной юридической помощи в деле Пылина А.А. привела к прямо противоположному эффекту – полной недоступности для Пылина А.А. юридической помощи и доступа к правосудию по административному делу в суде апелляционной инстанции через своего представителя.
  6. Осужденные и так имеют очень ограниченные возможности по выбору представителя по административным делам (что связано с недостатком материальных средств, отсутствием бесплатной государственной юридической помощи, спецификой содержания в местах лишения свободы – отсутствием свободного доступа к информации, сложностью в оформлении доверенностей, зависимостью от администрации), однако оспариваемый закон неоправданно сужает этот выбор настолько сильно, что лишает осужденного вообще какого-либо выбора представителя.
  7. Таким образом, законодательный запрет заявителю Пылину А.А. на выбор правозащитника Соколова А.В. в качестве своего представителя по административному делу в суде апелляционной инстанции не был направлен на достижение цели судебной защиты Пылина А.А., а равно и какой-либо иной конституционно-значимой цели, не имеет никакого разумного и адекватного обоснования и является недопустимым вмешательством в осуществление Пылиным А.А. своего конституционного права на доступ к правосудию, судебную защиту его прав государством и на самостоятельное осуществление в полном объеме своих прав, в том числе права на выбор представителя.

4           правовое обоснование неконституционности оспариваемого  законоположения

  1. Законоположение нарушает конституционные права человека, если оно ограничивает конституционные права и при этом выполняется хотя бы одно из следующих условий:
    • норма закона допускает ограничение конституционных прав в отсутствие конституционно одобряемой законной цели,
    • норма закона допускает ограничение конституционных прав несоразмерно преследуемой конституционно одобряемой цели.
  2. Ниже будет показано, что часть 1 статьи 55 КАС РФ не обеспечивает выполнение конституционных критериев допустимого ограничения прав и свобод, следовательно, она не соответствует Конституции Российской Федерации.

4.1          Часть 1 статьи 55 КАС РФ нарушает конституционное право административных истцов на доступ к правосудию, на судебную защиту и на самостоятельное осуществление в полном объеме своего права на защиту, что не соответствует статьям 45 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 60 Конституции РФ

  1. Конституционный Суд РФ в своих постановлениях указывал, что ограничение права должно преследовать строго определенную Конституцией РФ цель, указанную в ее части 3 статьи 55, и допустимо только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционно значимых ценностей. Ограничение права должно быть необходимо и строго обусловлено конституционно значимыми целями (Постановление КС РФ от 20.12.1995 N 17-П; от 22.06.2010 N 14-П).
  2. «Статья 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, гарантирующая право на судебную защиту, …, исходит из обязанности государства обеспечить каждому право на доступ к правосудию. Раскрывая содержание названных конституционных прав, Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что в соответствии со статьями 55 (часть 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации они выступают гарантией в отношении всех других конституционных прав и свобод и не подлежат ограничению; государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной» (Постановление КС РФ от 03.05.1995 N 4-П; от 25.12.2001 N 17-П; от 16.07.2004 N 14-П; Определение КС РФ от 04.12.2003 N 418-О).

4.1.1       Ограничение права административных истцов на выбор представителя без высшего юридического образования не достигает никакой законной цели, является чрезмерным вмешательством и не имеет никакого разумного и адекватного обоснования

  1. Прежде всего, возникают очевидные вопросы, которыми должен задаться Конституционный Суд РФ:
    • Кому нужны в России осужденные, кроме их родственников и иногда участников правозащитного движения?
    • Каково материальное положение российского осужденного и членов его семьи? Какая доля осужденных трудоустроена в исправительных колониях, и какова их средняя заработная плата?
    • Кто из лиц “с высшим юридическим образованием” готов защищать их бесплатно или за минимальную плату, соразмерную оплате труда осужденных?
    • Что делать осужденному, если никто кроме родственников и неравнодушных к бедам и проблемам осужденных членов нашего общества – самых обычных граждан, как правило, не имеющих высшего образования («правозащитников»), не согласен бесплатно представлять его интересы в суде по административным делам?
  2. Ответы на эти вопросы также давно известны:
    • Осужденные в России никому не нужны; государство не занимается их “исправлением” и реинтеграцией в общество; осужденные находятся в абсолютно бесправном незащищенном положении и им в одиночку крайне сложно отстаивать свои права; единственные, кто оказывает заботу об осужденных, помимо немногочисленных правозащитников, – это их родственники. Родственники бескорыстно помогают своим близким, оказавшимся в местах лишения свободы, привозят передачи продуктов, одежды, лекарств, пишут жалобы во все возможные инстанции, представляют их интересы по уголовным делам (в качестве защитника по допуску суда), административным делам при оспаривании незаконных действий администрации исправительного учреждения.
    • Если в целом по России за чертой бедности живет огромное число людей, то материальное положение осужденных и членов их семей еще ниже среднестатистического по России. Это усугубляется тем, что лишение члена семьи свободы по приговору суда лишает семью кормильца. Государство не занимается должным развитием производств на территории исправительных учреждений, поэтому доля работающих осужденных в среднем едва достигает 30%. Право на труд гарантировано каждому, но реализовать его может лишь малая часть. Работающие же осужденные получают очень низкую заработную плату, которая в среднем составляет 20-50 рублей/день. Из этой зарплаты государство вычитает затраты на питание и коммунальные услуги. Родственники порой тратят последние деньги, чтобы привезти издалека продукты питания, лекарства, которые положены осужденному по закону, но не выдаются медико-санитарными частями. Не дай бог, если сотрудники исправительной колонии вымогают у родственников деньги за “хорошие” условия содержания, условно-досрочное освобождение, “на ремонт” в колонии, и т.д., что происходит в местах лишения свободы довольно часто, если не повсеместно. Материальное положение большинства осужденных и членов их семей очень тяжелое. Многие родственники из-за нехватки денег не могут даже приехать на свидание в исправительную колонию, находящуюся в другом регионе России. При таких обстоятельствах, как правило, и речи не идет о том, чтобы нанять платного юриста “с высшим юридическим образованием” для защиты осужденного в суде.
    • Согласно российскому законодательству осужденные не относятся к лицам, имеющим право на бесплатное получение государственной юридической помощи, не связанной с их уголовным делом. Практикующие юристы и адвокаты, оказывающие свои юридические услуги на платной основе, не занимаются благотворительностью и не защищают осужденных бесплатно. Адвокаты по назначению, предоставленные государством, оказывают юридическую помощь только по уголовному делу и не занимаются административными делами, связанными с оспариванием ненадлежащих условий содержания, незаконных действий (бездействия) администрации исправительных учреждений. Единственные лица, помимо родственников, которые оказывают осужденным юридическую помощь бесплатно – это члены общественных наблюдательных комиссий по обеспечению прав человека в местах принудительного содержания, сформированные в субъектах Российской Федерации, члены иных общественных правозащитных организаций, специализирующихся на защите прав осужденных. Как правило, они имеют серьезный и реальный опыт защиты прав осужденных, однако не всегда имеют высшее юридическое образование по той причине, что пришли к правозащитной деятельности из других профессий “по зову сердца”, часто сами, на личном опыте, на опыте своих родных и близких, столкнувшись с произволом в уголовно-исполнительной системе.
    • В наиболее распространенной ситуации, когда у осужденного и членов его семьи нет средств на оплату услуг судебного представительства по административным делам лицам “с высшим юридическим образованием” и нет возможности получить юридическую помощь со стороны общественных правозащитных организаций (которых не так много), представление их интересов родственниками – единственная возможность обратиться в суд через своего представителя. Как правило, родственники не имеют высшего юридического образование, поэтому введение нормативного требования об обязательном наличии у представителя по административным делам “высшего юридического образования” равносильно на практике лишению осужденного права обратиться в суд через своего представителя.
  3. Уже лишь указанных выше обстоятельств достаточно для признания части 1 статьи 55 КАС РФ не соответствующей Конституции Российской Федерации.
  4. Тем не менее, ниже будет более детально проанализировано, к каким последствиям для населения приводит введение законодательного запрета лицам без высшего юридического образования быть представителями по административным делам.
  5. Необходимо задаться вопросом: какую категорию административных истцов теоретически может защищать оспариваемое законоположение (часть 1 статьи 55 КАС РФ) и от каких правовых угроз? Какую категорию административных истцов оспариваемое законоположение не затрагивает, а какую категорию, наоборот, – ущемляет в праве на обращение в суд через своего представителя?
  6. Необходимо выявить указанные категории административных истцов. Конституционный Суд РФ должен также проверить, не нарушается ли баланс конституционных прав и свобод всех указанных категорий административных истцов? Недопустимо защищать одну группу лиц в ущерб конституционным правам и свободам другой категории лиц, что противоречило бы статьям 19 (части 1 и 2), 17 (часть 3) Конституции РФ.
  7. Всех лиц, оказывающих услуги судебного представительства по административным делам, можно классифицировать в целях данного рассмотрения с помощью двух признаков (Таблица 1):
    • платность или бесплатность оказания юридической услуги,
    • наличие или отсутствие высшего юридического образования.

Таблица 1. Лица, оказывающие услуги представительства в судах по административным делам

Не имеют высшее юридическое образование Имеют высшее юридическое образование
Оказывают юридические услуги бесплатно Сотрудники НКО,

правозащитники (члены общественных наблюдательных комиссий, и т.д.),

волонтерские отраслевые общественные объединения,

родственники осужденных – зачастую единственная возможность для осужденного обратиться в суд через представителя

Сотрудники НКО,

правозащитники (члены общественных наблюдательных комиссий, и т.д.),

волонтерские отраслевые общественные объединения

Оказывают юридические услуги на платной основе Иные лица

 

Адвокаты,

юристы из юридических (консалтинговых) фирм,

юристы-индивидуальные предприниматели

  1. К лицам с высшим юридическим образованием, оказывающим услуги судебного представительства на платной основе, относятся, как правило: юристы, работающие в коммерческих юридических фирмах, самозанятые юристы (индивидуальные предприниматели), адвокаты. Никто из них не согласится быть представителем в суде бесплатно.
  2. К лицам с высшим юридическим образованием, оказывающим услуги судебного представительства бесплатно, относятся, как правило, сотрудники общественных (некоммерческих) организаций (далее – НКО), правозащитники (в том числе члены общественных наблюдательных комиссий), которые имеют возможность оказывать бесплатную юридическую помощь за счет получения грантов или добровольных пожертвований на эти цели.

Также на территории Российской Федерации существуют различные общественные объединения, волонтерские группы людей, которые занимаются решением отраслевых проблем (например, ассоциации беженцев, пострадавших дольщиков, жильцов, союз потребителей, автолюбителей, защитники экологических прав, прав в сфере ЖКХ, прав призывников, и т.д.). Зачастую члены этих волонтерских групп и объединений сами пострадали от несправедливости со стороны государства, получили большой юридический и организационный опыт в решении определенных проблем и, в связи с этим, решили посвятить часть своего времени бесплатной правовой помощи другим людям, оказавшимся в аналогичных ситуациях. Некоторые члены этих волонтерских групп и общественных объединений имеют высшее юридическое образование.

Адвокаты, юристы, работающие в государственной системе бесплатной юридической помощи в соответствии с Федеральным законом от 21.11.2011 N 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» предоставлять услуги судебного представительства по административным делам не могут.

Согласно логике законодателя все лица, обладающие дипломом о высшем (законченном) юридическом образовании, априори оказывают квалифицированную юридическую помощь, и должны пользоваться доверием со стороны населения.

  1. Не все сотрудники НКО, правозащитники, члены волонтерских групп и общественных объединений имеют высшее юридическое образование, поскольку пришли к правозащитной деятельности из других профессий, но пришли “по зову сердца”, считают это делом своей жизни, гражданским долгом и имеют очень высокую личную мотивацию для защиты прав человека. Как правило, сотрудники НКО, члены волонтерских групп оказывают услуги судебного представительства по определенной узкой категории дел (защита прав осужденных, защита прав ВИЧ-инфицированных, защита прав СМИ, защита прав автомобилистов, пенсионеров, и т.д.), поэтому имеют большой специализированный юридический опыт, и качество их правовой помощи бывает даже выше, чем в юридических фирмах, которые не специализируются на данной категории дел. По этой причине, сотрудники НКО, правозащитники без высшего (законченного) юридического образования, но имеющие многолетний специализированный опыт ведения судебных дел определенной категории, должны также пользоваться доверием со стороны законодателя. Законодатель не должен был запрещать указанной категории лиц быть представителями в судах по административным делам, т.к. это не имеет никакого разумного и адекватного обоснования.
  2. К числу лиц, которые, как правило, не имеют высшего юридического образования и оказывают правовую помощь осужденным, относятся родственники осужденных. Родственники осужденных часто вынуждены представлять в судах интересы своих близких людей, находящихся в местах лишения свободы, из-за дороговизны и недоступности платной юридической помощи и тяжелого материального положения.
  3. Достоверных сведений о количестве и составе лиц, не имеющих высшее юридическое образование и оказывающих услуги судебного представительства на платной основе, не имеется. Это могут быть отдельные правозащитники, самостоятельно изучившие право и накопившие практический опыт судебной защиты по узкой категории дел (например, защита прав автолюбителей). Это могут быть студенты высших юридических заведений, которые пытаются совмещать учебу и работу. Нет никаких оснований считать, что все лица, не имеющие законченного высшего юридического образования, оказывающие услуги судебного представительства – мошенники. Если среди этих лиц есть явные мошенники, то ими должны заниматься правоохранительные органы, а не законодатель. С другой стороны, мошенники есть и среди лиц, имеющих высшее юридическое образование, и о таких случаях часто можно слышать в СМИ. Поэтому невозможно отделить мошенников от добросовестных лиц, оказывающих юридические услуги, только лишь по формальному признаку наличия у них диплома о высшем юридическом образовании.
  4. Теперь необходимо рассмотреть категории лиц, нуждающихся в услуге судебного представительства по административным делам (административных истцов). Всех их можно также классифицировать по двум признакам (Таблица 2):
    • наличие или отсутствие средств для оплаты услуг представителя,
    • наличие возможности свободно выбрать наиболее подходящего представителя, тщательность такого выбора.
  5. Административные истцы с достаточным уровнем дохода, которые имеют возможность самостоятельно выбрать наиболее подходящего в их ситуации представителя и относятся к выбору серьезно, выберут проверенных и зарекомендовавших себя на рынке юридических услуг юристов, адвокатов, работающих на платной основе, либо лиц без высшего юридического образования (сотрудников НКО, правозащитников), но имеющих достаточный опыт для судебного представительства по данной категории дел. Часть 1 статьи 55 КАС не затрагивает их возможность нанять в качестве представителя юристов, адвокатов, однако существенно ограничивает их право на доступ к правосудию и ведению своего дела через представителя без высшего юридического образования. Данное законодательное ограничение не может расцениваться как обеспечение защиты от недобросовестных представителей, поскольку данная категория административных истцов априори имеет возможность свободно выбрать наиболее подходящего представителя и относятся к выбору серьезно. Таким образом, в отношении данной категории административных истцов конституционное право на доступ к правосудию через своего представителя и на самостоятельное осуществление в полном объеме своих прав ограничивается законодателем без законной цели, чрезмерно и необоснованно. Такие административные истцы не нуждаются в “заботе” государства.

Таблица 2. Лица, нуждающиеся в услуге судебного представительства по административным делам (административные истцы), и лица, к которым они преимущественно обращаются за юридической помощью

Не имеют возможности свободно выбрать представителя (например, осужденные) либо относятся к выбору представителя безответственно Имеют возможность свободно выбрать наиболее подходящего представителя и относятся к выбору серьезно
Не имеют средств для оплаты услуг представителя Не смогут обратиться к лицам, оказывающим юридические услуги на платной основе (юристам, адвокатам), и постараются найти сотрудников НКО, правозащитников, членов волонтерских групп (как с высшим юридическим образованием, так и без такового), которые имеют положительную репутацию и большой специализированный опыт судебного представительства по данной категории дел.

Либо они будут обращаться к своим родственникам, знакомым, которые хотя бы немного сведущи в юридических вопросах, но это единственная для них возможность обратиться в суд через представителя, поэтому лишение их этой возможности полностью лишит их права на доступ к правосудию через представителя.

Часть 1 статьи 55 КАС существенно ограничивает их право на доступ к правосудию и ведению своего дела через представителя без высшего юридического образования.

Не смогут обратиться к лицам, оказывающим юридические услуги на платной основе (юристам, адвокатам), и постараются найти сотрудников НКО, правозащитников, членов волонтерских групп (как с высшим юридическим образованием, так и без такового), которые имеют положительную репутацию и большой специализированный опыт судебного представительства по данной категории дел.

Часть 1 статьи 55 КАС существенно ограничивает их право на доступ к правосудию и ведению своего дела через представителя без высшего юридического образования.

Имеют средства для оплаты услуг представителя Ничто им не мешает обратиться к дипломированным юристам, адвокатам и затребовать диплом юриста (не нужно быть специалистом в юриспруденции, чтобы проверить наличие диплома, если это нужно административному истцу).

Защита этой категории административных истцов не может осуществляться в ущерб конституционным правам других категорий административных истцов, что нарушает статьи 19 (части 1 и 2), 17 (часть 3) Конституции РФ.

Выберут проверенных юристов, адвокатов, работающих на платной основе, либо лиц без юридического образования (сотрудников НКО, правозащитников), но имеющих достаточный опыт для судебного представительства

Часть 1 статьи 55 КАС существенно ограничивает их право на доступ к правосудию и ведению своего дела через представителя без высшего юридического образования.

  1. Административные истцы, не имеющие средств для оплаты услуг представителя, но которые имеют возможность самостоятельно выбрать наиболее подходящего в их ситуации представителя и относятся к выбору серьезно, не смогут обратиться к лицам, оказывающим юридические услуги на платной основе (юристам, адвокатам, «иным лицам»), и постараются найти сотрудников НКО, правозащитников, членов волонтерских групп (как с высшим юридическим образованием, так и без такового), которые имеют положительную репутацию и большой специализированный опыт судебного представительства по данной категории дел.

У административных истцов полностью отсутствует возможность получения государственной бесплатной юридической помощи, касающейся  судебного представительства, поскольку Федеральный закон от 21.11.2011 N 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»  (часть 3 статьи 20) предусматривает бесплатное получение услуги судебного представительства только по гражданским делам, но не административным делам.

Таким образом, в отношении данной категории административных истцов часть 1 статьи 55 КАС РФ также существенно и необоснованно ограничивает их конституционное право на доступ к правосудию и ведению своего административного дела через представителя без высшего юридического образования, право на самостоятельное осуществление в полном объеме своих прав.

  1. Административные истцы, не имеющие средств для оплаты услуг представителя и не имеющие возможности свободно выбрать представителя (например, осужденные, обвиняемые, подозреваемые, находящиеся в местах принудительного содержания) либо относящиеся к выбору представителя безответственно (малограмотная часть населения), имеют ограниченные возможности по выбору лиц, оказывающих услуги судебного представительства, поэтому их дополнительное ограничение законодателем не желательно.

Зачастую родственники осужденных, друзья, знакомые – единственные возможные лица, через которых административные истцы (в том числе осужденные) могут обратиться в суд и вести свое административное дело. Поэтому лишение их этой возможности полностью лишит их права на доступ к правосудию через представителя, что не соответствует статьям 45 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 60 Конституции РФ.

  1. Административные истцы, которые имеют средства для оплаты юридических услуг представителя, но не желают осознанно подойти к поиску наиболее подходящего с точки зрения соотношения «цена/качество» представителя, рискуют сделать случайный выбор представителя и получить юридическую услугу судебного представительства не совсем надлежащего качества. Однако этот вывод относится к любой сфере рынка услуг, не только к сфере оказания юридических услуг, и компетенция законодателя вмешиваться в рыночные отношения должна быть поставлена под сомнение. Защита населения от мошенничества должна решаться государством другими средствами: уголовно-правовыми методами, правовым просвещением населения, повышением доступности бесплатной государственной юридической помощи, а не путем введения абсолютного законодательного запрета на свободное осуществление человеком своих прав, в том числе на выбор представителя для представления интересов в суде по административным делам.

Кроме того, гипотетическая защита малограмотной части населения от мошенничества в сфере оказания юридических услуг судебного представительства по административным делам не может осуществляться в ущерб конституционным правам и свободам на доступ к правосудию через представителя и на самостоятельный выбор представителя других категорий административных истцов, что нарушает статьи 19 (части 1 и 2), 17 (часть 3) Конституции РФ.

В любом случае право выбора представителя должно оставаться за административным истцом. Ничто не мешает административным истцам при необходимости обратиться к дипломированным юристам, адвокатам, затребовать у них сведения об образовании, опыте и стаже работы, перечне выигранных дел, рекомендации коллег и бывших клиентов. Не нужно быть специалистом в юриспруденции, чтобы проверить наличие диплома о высшем юридическом образовании. В случае отказа предоставить диплом о высшем юридическом образовании или иные запрашиваемые сведения ничто не мешает административному истцу обратиться к другому представителю.

Человек вправе сам определить, кто ему может лучше помочь в его конкретном деле и с учетом его материального положения. Государство не вправе вмешиваться в свободу человека самостоятельно осуществлять свои права, предоставленную статьей 60 Конституции РФ.

Согласно статье 48 (части 1) Конституции РФ каждый человек имеет конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи. Этому конституционному праву корреспондирует обязанность государства создавать условия (в том числе путем надлежащего правового регулирования) для обеспечения возможности каждого человека получить квалифицированную юридическую помощь, включая услугу судебного представительства по административным делам, во всех без исключения случаях. При этом человек должен иметь возможность на получение квалифицированной юридической помощи как самостоятельно (за свой счет и по своему выбору), так и при помощи государства в случае невозможности ее получения человеком самостоятельно. Из этого следует, что государство обязано предоставлять квалифицированную юридическую помощь по административным делам лицам, которые не имеют возможности найти подходящего представителя самостоятельно. Однако государство переложило свою обязанность на самих административных истцов: они сами должны искать себе представителя по административным делам, который окажет им “квалифицированную юридическую помощь”. При этом законодатель почему-то посчитал, что “квалифицированную юридическую помощь” могут оказать только лица “с высшим юридически образованием”. В противном случае административный истец не сможет обратиться в суд и вести свое дело через представителя, не имеющего высшее юридическое образование. Получение квалифицированной юридической помощи согласно статье 48 (части 1) Конституции РФ – это право человека, а не его обязанность. Установление обязанности гражданина получать услуги судебного представительства только от лиц с высшим юридическим образованием не может считаться проявлением “заботы” законодателя о своих гражданах в получении ими квалифицированной юридической помощи. Такая “забота” является ничем не обусловленным перекладыванием обязанности государства на самих людей.

Кроме того, само по себе наличие диплома о высшем юридическом образовании не гарантирует добросовестное отношение представителя к оказанию юридических услуг и получение квалифицированной юридической помощи. Имеется множество случаев безответственного отношения юристов к вверенному им делу. Примером может служить работа адвокатов по назначению по уголовным делам, которые не имеют мотивации в оказании высококвалифицированной юридической помощи.

В рыночных отношениях получение качественной услуги в любой сфере обеспечивается путем получения рекомендаций других клиентов, юристов, учета деловой репутации и других характеристик поставщика услуг.

  1. Таким образом, введение в части 1 статьи 55 КАС РФ абсолютного запрета на выбор административным истцом представителя по административным делам без высшего юридического образования сомнительно с точки зрения достижения каких-либо законных целей и эффективности такого законодательного ограничения.

Законодатель мог бы в самом крайнем случае установить менее ограничительное правовое регулирование, например, предусматривающее обязанность представителя по административным делам или нотариуса, удостоверяющего доверенность на представителя, проинформировать доверителя о наличии или отсутствии у него высшего юридического образования для последующего принятия решения административным истцом о том, подходит ли ему такой представитель.

Законодатель мог бы также в самом крайнем допустимом случае установить, что только лица, оказывающие услуги судебного представительства по административным делам на платной основе, должны иметь высшее юридическое образование. Это сохранило бы возможность для административных истцов обращаться к бесплатной юридической помощи некоммерческих общественных организаций и объединений, отдельных правозащитников, волонтеров, родственников, которая для социально незащищенной категории граждан зачастую является единственно доступной.

Кроме того, в целях недопущения нарушения прав граждан на доступ к правосудию и повышения уровня правовой защиты граждан государство могло бы предоставить гражданам бесплатную юридическую помощь по всем категориям административных дел.

  1. Однако законодатель не предусмотрел указанные выше или иные аналогичные механизмы правового регулирования, имеющие менее ограничительный, соразмерный характер. При таких обстоятельствах в системе действующего правового регулирования абсолютный законодательный запрет без какой-либо дифференциации, установленный в части 1 статьи 55 КАС РФ, иметь представителя без высшего юридического образования не достигает никакой законной цели, является чрезмерным и необоснованным вмешательством в конституционное право административных истцов на доступ к правосудию и ведению своего административного дела через представителя, право на самостоятельное осуществление в полном объеме своих прав.

Оспариваемое законоположение особенно сильно ставит под удар малоимущих, социально незащищенных административных истцов.

4.1.2       Часть 1 статьи 55 КАС РФ предъявляет к представителю по административным делам повышенные требования к уровню образования по сравнению с административным истцом, что не преследует никакую законную цель и не имеет разумного и адекватного обоснования, ставит представителей по административным делам в неравное правовое положение по сравнению с административными истцами, что не соответствует статьям 55 (часть 3), 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации

  1. Согласно части 1 статьи 54 КАС РФ если настоящим Кодексом не предусмотрено обязательное участие представителя в судебном процессе, граждане, обладающие административной процессуальной дееспособностью, могут вести свои административные дела в суде лично.

При этом, если обязательное участие представителя в судебном процессе не предусмотрено, административный истец может вести свое дело лично, не имея высшего юридического образования.

  1. Возникает удивительный правовой парадокс: почему административный истец, не имеющий высшего юридического образования, может вести свое дело в суде лично (если участие представителя в судебном процессе не обязательно), но другое лицо, также не имеющее высшего юридического образования, не может представлять его интересы в суде по административным делам? Нет никаких оснований считать, что административный истец без высшего юридического образования защитит себя в суде лучше лица без высшего юридического образования, которого административный истец специально выбрал для представления своих интересов в суде (например, сотрудника НКО, правозащитника, волонтера, родственника, друга, хотя бы немного сведущего в юридических вопросах).
  2. Наоборот: если административный истец не хочет (или не может) вести свое дело лично и решил обратиться к определенному лицу с просьбой представлять его интересы в суде, значит у него имеются только ему известные основания полагать, что это лицо лучше представит его интересы в суде, чем он сам, т.е. окажет более квалифицированную юридическую помощь. Поэтому вмешательство государства в свободу усмотрения административного истца самостоятельно выбирать представителя для обращения в суд и ведения своего дела не преследует никакую законную цель, является лишним и не имеет разумного и адекватного обоснования.
  3. Требование об обязательном наличии высшего юридического образования у представителя в административном судопроизводстве не может быть оправдано вытекающим из статьи 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации правом законодателя установить критерии квалифицированной юридической помощи и обусловленные ими требования к лицам, которые могут выступать в качестве представителей в административном судопроизводстве, поскольку требование об обязательном наличии высшего юридического образования установлено только к представителям административных истцов, но не самим административным истцам (в случае, если наличие представителя не обязательно).
  4. Таким образом, государство, допуская в действующей системе правового регулирования возможность для административных истцов, не имеющих высшего юридического образования, самостоятельно представлять свои интересы в суде[1], но требуя при этом для их представителей наличия высшего юридического образования, тем самым, по существу, не предъявляет особых требований к качеству юридической помощи, оказываемой административным истцом самому себе, и, следовательно, не гарантирует ее надлежащий уровень, а потому не вправе возлагать на административных истцов обязанность выбирать в качестве представителей только лиц с высшим юридическим образованием (подобную правовую позицию применительно к арбитражному процессу высказывал Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 16.07.2004 №15-П).

4.1.3       Положение части 1 статьи 55 КАС РФ не обеспечивает социально необходимый результат, поскольку ставит социально незащищенных административных истцов под удар, снижает гарантии судебной защиты прав человека

  1. Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации ограничение права должно также отвечать требованиям разумности и справедливости, адекватности социально необходимому результату. Цели ограничения прав и свобод должны быть не только юридически, но и социально оправданны (Постановление КС РФ от 07.06.2012 N 14-П).
  2. Последние 2 года в Российской Федерации происходит постоянное снижение уровня жизни граждан. Снижается средний размер заработной платы, резко выросли цены на продукты питания, товары и услуги, уменьшается объем предоставления государством мер социальной поддержки. Это привело к уменьшению платежеспособности большинства граждан России, увеличению доли семей, проживающих за чертой бедности, росту социальной напряженности.
  3. В связи с этим следует ожидать увеличение административных судебных споров между гражданами и государственными органами, пытающимися «оптимизировать» государственные затраты на социальные нужды и обеспечение прав человека.
  4. В этих условиях, а также ввиду полного отсутствия государственной системы бесплатной юридической помощи по административным делам, применение оспариваемого законоположения (часть 1 статьи 55 КАС РФ) особенно сильно ставит под удар социально незащищенных административных истцов (осужденных, малоимущих), поскольку лишает их доступа к правосудию через своих представителей (сотрудников НКО, правозащитников, волонтеров, родственников, друзей, сведущих в юридических вопросах), хотя формально и не имеющих высшего юридического образования, но оказывающих услуги судебного представительства бесплатно и являющихся для административных истцов зачастую единственно доступным способом обращения в суд через представителя.
  5. Это не согласуется с обязательствами Российской Федерации по статье 7 (часть 1) Конституции РФ как социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь человека (что также предполагает возможность человека самостоятельно осуществлять свои права и создание государством условий для осуществления человеком своих прав без вмешательства государства).

4.2          Часть 1 статьи 55 КАС РФ ставит одну группу – социально незащищенных – административных истцов в неравное (ущемленное) правовое положение по сравнению с группой административных истцов, которым доступны платные услуги юристов, адвокатов, что не соответствует статьям 19 (части 1 и 2), 17 (часть 3) Конституции РФ

  1. Из конституционно-правового смысла статьи 19 (части 1 и 2) Конституции РФ следует, что должно быть обеспечено не только формально-юридическое равенство объема прав, но и равенство условий, равенство возможностей реализации прав, одинаковый уровень гарантий защиты прав и свобод граждан, находящихся в одинаковых или сходных ситуациях (Постановление КС РФ от 24.05.2001 N 8-П; Постановление КС РФ от 24.04.2003 N 7-П; определения КС РФ от 24.05.2005 N 223-О; от 02.11.2006 N 492-О).
  2. Как было показано выше в разделе 4.1.1, административные истцы, которые имеют достаточный уровень дохода и возможность свободного выбора наиболее подходящего в их ситуации представителя, могут себе позволить нанять адвокатов или иных лиц с высшим юридическим образованием для представления их интересов в суде по административным делам.
  3. Однако социально незащищенные группы административных истцов (малоимущие, осужденные) в силу своего материального положения не могут обратиться к лицам, имеющим высшее юридическое образование и оказывающим услуги судебного представительства на платной основе. Вместе с этим применение оспариваемого закона (часть 1 статьи 55 КАС РФ) при полном отсутствии государственной системы бесплатной юридической помощи по административным делам, как было показано выше, чрезмерно ограничивает конституционное право на доступ к правосудию и ведение своего административного дела через представителя социально незащищенных групп административных истцов.
  4. Если законодатель отнимает у административных истцов возможность обратиться в суд и вести свое административное дело через представителя, не имеющего высшего юридического образования, то в силу позитивных обязательств по статьям 2, 7 (часть 1), 18, 45 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1) Конституции РФ, он должен был компенсировать отсутствие этой возможности, например, путем предоставления бесплатной государственной юридической помощи по административным делам, если не всем категориям административных истцов, то хотя бы социально незащищенной их части.
  5. Однако законодатель не исполнил свои позитивные обязательства, что в силу действия оспариваемого законоположения (части 1 статьи 55 КАС РФ) ставит группу социально незащищенных административных истцов в неравное (ущемленное) правовое положение в пользовании конституционным правом на доступ к правосудию и ведению своего дела через представителя и на получение квалифицированной юридической помощи по сравнению с группой административных истцов, которым доступны платные услуги юристов, адвокатов, что не соответствует статьям 19 (части 1 и 2), 17 (часть 3) Конституции РФ.

4.3          Часть 1 статьи 55 КАС РФ ставит административных истцов и их представителей в неравное правовое положение по сравнению с истцами (заявителями) и их представителями (защитниками) в других видах судопроизводства (гражданском, арбитражном и уголовном судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях, судопроизводстве в судах региональной конституционной юстиции), что не соответствует статье 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации

  1. Различное обращение с лицами, находящимися в аналогичных или относительно похожих ситуациях, без объективного и разумного на то основания является нарушением статьи 19 (части 1 и 2) Конституции РФ.
  2. Согласно действующему процессуальному законодательству лицо может иметь представителя (защитника), не имеющего высшего юридического образования, в гражданском, арбитражном и уголовном судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях, судопроизводстве в судах региональной конституционной юстиции. Однако согласно оспариваемой части 1 статьи 55 КАС РФ административный истец не может иметь представителя, не имеющего высшего юридического образования.
  3. Как указал Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 16.07.2004 № 15-П применительно к потерпевшим и гражданским истцам в уголовном процессе лишение этих участников уголовного судопроизводства права обратиться помимо адвоката к другим лицам, способным, как они полагают, оказать квалифицированную юридическую помощь, фактически привело бы к понуждению их использовать только один способ защиты, что не согласуется со статьей 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации; такое ограничение вопреки статье 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации значительно сузило бы возможности потерпевшего и гражданского истца свободно выбирать способ защиты своих интересов, а также право на доступ к правосудию, что гарантировано статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
  4. Не делает исключений для лиц при выборе защитника или представителя и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: согласно его статье 25.5 в качестве защитника для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, или представителя потерпевшего допускается адвокат или иное лицо.
  5. Уровень гарантий реализации конституционного права граждан на доступ к правосудию и на судебную защиту (через своего представителя) не может ставиться в зависимость от вида судопроизводства, в котором они выступают сторонами. Один и тот же человек может быть, например, истцом (административным истцом) в гражданском деле и административном деле. Не существует никакого адекватного объяснения, почему в гражданском судопроизводстве он может иметь представителя без высшего юридического образования, а в административном судопроизводстве – не может.
  6. С точки зрения обеспечения конституционного права граждан на доступ к правосудию и на судебную защиту административные истцы и истцы (заявители) в других видах судопроизводства должны иметь для законодателя одинаковое значение и относиться к однородной категории лиц, пользующихся равными возможностями по осуществлению своего конституционного права на доступ к правосудию через своего представителя.
  7. Таким образом, часть 1 статьи 55 КАС РФ ставит административных истцов и их представителей в неравное правовое положение по сравнению с истцами (заявителями) и их представителями (защитниками) в других видах судопроизводства, что не имеет никакого разумного и адекватного обоснования и не соответствует статье 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

4.4          Часть 1 статьи 55 КАС РФ в системе действующего правового регулирования нарушает конституционный принцип разумной стабильности правового регулирования, поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, что не соответствует статьям 2, 18, 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3)

  1. Согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ, допустимое внесение изменений в действующее правовое регулирование, оказывающее неблагоприятное воздействие на правовое положение граждан, должно сопровождаться соблюдением принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также в случае необходимости — предоставление гражданам возможности в течение некоторого переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям (Постановления КС РФ от 15.02.2016 N 3-П, от 17.06.2013 N 13-П, от 24 мая 2001 года N 8-П, от 29 января 2004 года N 2-П, от 20 апреля 2010 года N 9-П, от 20 июля 2011 года N 20-П; Определения КС РФ от 16.07.2013 N 1070-О, от 20 октября 2005 года N 392-О, от 19 июня 2007 года N 476-О-О, от 15 июля 2010 года N 1014-О-О и др.).
  2. В соответствии с Федеральным законом от 08.03.2015 N 22-ФЗ «О введении в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», вступившим в силу 09 марта 2015 года, оспариваемая норма КАС РФ (часть 1 статьи 55) введена в действие с 15 сентября 2015 года, т.е. через чуть более полгода после вступления в силу Федерального закона от 08.03.2015 N 22-ФЗ.
  3. За это непродолжительное время все заинтересованные лица (сотрудники НКО, правозащитники, волонтеры, не имеющие высшего юридического образования), регулярно оказывающие юридическую помощь гражданам и их объединениям по судебному представительству по административным делам, не имели возможности адаптироваться к вносимым изменениям путем поступления на юридические факультеты высших учебных заведений и завершения обучения с получением диплома о высшем юридическом образовании, что потребовало бы минимум 4 года.

На основании вышеизложенного, руководствуясь статьями 46 (часть 1), 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, статьями 3, 36, 75, 96, 97, 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

ПРОШУ:

признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 7 (часть 1), 18, 45 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1), 55 (часть 2 и 3) в их системно-правовом единстве и взаимосвязи, части 1 и 3 статьи 55 КАС РФ в той мере, в какой они в буквальном толковании в системе действующего правового регулирования возлагают на административных истцов, пожелавших обратиться в суд и вести свое дело через представителя, дополнительную обязанность искать самому себе представителя только с высшим юридическим образованием (которые чаще всего оказывают услуги платно) без предоставления компенсаторных государственных гарантий бесплатного получения представителя с высшим юридическим образованием и высоким качеством оказания юридической помощи;

признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 7 (часть 1), 17 (часть 3), 18, 45 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1), 55 (часть 2 и 3), 60 в их системно-правовом единстве и взаимосвязи, части 1 и 3 статьи 55 КАС РФ в той мере, в какой они в буквальном толковании и в отсутствии государственной системы бесплатной юридической помощи по судебному представительству по административным делам, лишают социально незащищенные группы административных истцов (осужденных, малоимущих) возможности обратиться в суд и вести своё административное дело через своих представителей, хотя формально и не имеющих высшего юридического образования, но оказывающих свои услуги бесплатно и являющихся для них единственно доступными лицами для оказания такой помощи (родственники осужденных, сотрудники некоммерческих общественных организаций, правозащитники, волонтеры), имеющих зачастую опыт правовой защиты по определенной категории дел и уровень правовых умений и навыков, не меньший, чем у лиц, имеющих высшее юридическое образование;

признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 18, 45 (часть 1), 46 (часть 1), 55 (часть 2 и 3), 60 в их системно-правовом единстве и взаимосвязи, части 1 и 3 статьи 55 КАС РФ в той мере, в какой они в буквальном толковании, устанавливая абсолютный запрет на выбор представителя без высшего юридического образования без какой-либо дифференциации, лишают административных истцов возможности без вмешательства государства самостоятельно, по своему собственному усмотрению, исходя из своих материальных возможностей, доступной информации о различных представителях и их юридической квалификации, собственных критериев выбора (соотношение «цена/качество», доверие к представителю, личные предпочтения и т.д.) и других личных обстоятельств (например, условий содержания в месте лишения свободы), осознанно выбрать себе наиболее подходящего представителя по административным делам, в том числе из числа лиц, не имеющих высшее юридическое образование;

признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 48 (часть 1), 55 (часть 3) в их системно-правовом единстве и взаимосвязи, части 1 и 3 статьи 55 КАС РФ в той мере, в какой они в буквальном толковании в системе действующего правового регулирования предъявляют к представителю по административным делам повышенные требования к уровню образования по сравнению с административным истцом, тем самым, по существу, не предъявляют особых требований к качеству юридической помощи, оказываемой административным истцом самому себе, и, следовательно, не гарантируют ее надлежащий уровень, что не преследует никакую законную цель и не имеет разумного и адекватного обоснования, ставит представителей по административным делам в неравное правовое положение по сравнению с административными истцами;

признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (часть 3) в их системно-правовом единстве и взаимосвязи, части 1 и 3 статьи 55 КАС РФ в той мере, в какой они в буквальном толковании в системе действующего правового регулирования ставят группу социально незащищенных административных истцов в неравное (ущемленное) правовое положение в пользовании конституционным правом на доступ к правосудию и ведению своего дела через представителя и на получение квалифицированной юридической помощи по сравнению с группой административных истцов, которым доступны платные услуги юристов, адвокатов;

признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 55 (часть 3) в их системно-правовом единстве и взаимосвязи, части 1 и 3 статьи 55 КАС РФ в той мере, в какой они в буквальном толковании в системе действующего правового регулирования ставят административных истцов и их представителей в неравное правовое положение по сравнению с истцами (заявителями) и их представителями (защитниками) в других видах судопроизводства (гражданском, арбитражном и уголовном судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях, судопроизводстве в судах региональной конституционной юстиции);

признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 18, 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3) в их системно-правовом единстве и взаимосвязи, части 1 и 3 статьи 55 КАС РФ в той мере, в какой они по порядку принятия в системе действующего правового регулирования не предоставили достаточный переходный период всем заинтересованным лицам (сотрудникам НКО, правозащитникам, волонтерам, не имеющим высшего юридического образования), регулярно оказывающим услуги судебного представительства по административным делам, адаптироваться к вносимым изменениям путем поступления на юридические факультеты высших учебных заведений и завершения обучения с получением диплома о высшем юридическом образовании, с одной стороны, а, с другой стороны, не предоставили достаточный переходный период гражданам (особенно находящимся в уязвимых, зависимых условиях, условиях социально неблагополучного существования, постоянно нуждающихся в судебном представительстве по административных делам) для поиска лиц, обладающих дипломом о высшем юридическом образовании, и переоформлении доверенностей на данных лиц, что нарушает конституционный принцип разумной стабильности правового регулирования, поддержания доверия граждан к закону и действиям государства;

принять мотивированное решение Конституционного Суда РФ с учетом всех ключевых доводов заявителя, изложенных в жалобе.

В случае, если Секретариат Конституционного Суда РФ посчитает, что жалоба не отвечает установленным требованиям, прошу Конституционный Суд РФ на основании статьи 40 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» принять мотивированное решение по вопросу о принятии жалобы заявителя к рассмотрению в заседании Конституционного Суда РФ.

Приложение:

  1. Копия жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации на ___ л. – 1 экз.
  2. Текст обжалуемых частей 1, 3 статьи 55 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации на 1 л. – 2 экз.
  3. Решение Октябрьского районного суда города Екатеринбурга от 12.08.2015 г. по делу №2-4654/2015 на 2 л – 2 экз.
  4. Апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Свердловского областного суда от 09.12.2015 по делу №33а-18257/2015 на _ л. – 2 экз.
  5. Копия удостоверения адвоката Качанова Р.Е. (2 экз.);
  6. Ордер № ____________ от _________ 2016 года – 2 экз. (оригинал, копия).
  7. Квитанция об оплате государственной пошлины в размере 450 р. на 1 л. – 2 экз. (оригинал, копия)

«       »   ____________  2016 года

Пылин Артем Алексеевич                ________________

[1] В случае, если наличие представителя не обязательно, например, по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Поделиться в соц. сетях

0

2 ответов по “В Конституционный Суд РФ обжалованы нормы КАС РФ, запрещающие сторонам (в том числе, заключенным) выбирать в качестве своих представителей лиц без высшего юридического образования”

  1. Надежда:

    Очень болезненное для нуждающихся в помощи «новшество» законодателя, направлено полагаю, на достижение целей по ограничению справедливости разбирательства. ЕСПЧ тоже склонен так думать -….невозможность воспользоваться услугами представителя в силу обязательности юридического представительства по внутреннему законодательству признавалась неэффективным доступом к правосудию и нарушением права на справедливое судебное разбирательство. (но конкретного решения найти не смогла). А определение КС № 1405-О, просто отстой.

    • Имя:

      Людей, как скот загоняют в рамки. Цивилизованно и изящно. Скоро будет нельзя из дома выйти без указания власти.

Trackbacks/Pingbacks


Оставьте ответ

Подписка на новости

Фотографии на flickr

Яндекс.Метрика