Правозащитники Урала передали Павлу Крашенинникову свои рекомендации по совершенствованию законодательства о юридической помощи заключенным

0
929

14 июля 2016 года на площадке Общественной Палаты Свердловской области состоялась встреча уральских правозащитников с председателем Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы РФ Павлом Крашенинниковым.

Модерировали встречу Уполномоченный по правам человека Свердловской области Татьяна Мерзлякова и заместитель председателя Общественной Палаты Свердловской области, адвокат Владимир Винницкий.

Во встрече приняли участие председатель МЦПЧ Роман Качанов, эксперт Фонда «В защиту прав заключенных» Алексей Соколов, члены ОНК Свердловской области Вячеслав Башков, Ольга Дианова, представители других правозащитных организаций.
2 IMG_8660

Обсуждалась тематика правоохранительных органов, процессуального законодательства и общественного контроля за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания граждан.

1 (2) IMG_8653

Первому слово Уполномоченный по правам человека Свердловской области Татьяна Мерзлякова предоставила Роману Качанову.

Роман Качанов огласил письменные рекомендации по совершенствованию законодательства в области юридической помощи заключенным. В своей речи он отметил, что несовершенство законодательства, имеющиеся в нем коллизии и неточности, в конечном счете, приводят к противоречивой судебной практике не только между судами различных регионов России, но и между судами одного региона, а иногда и между различными судьями (судебными составами) в рамках одного суда.

Качанов

Передавая рекомендации, Роман Качанов одновременно подарил Павлу Крашенинникову Сборник судебных актов «Право на юридическую помощь в условиях изоляции», изданный нашей организацией в рамках «президентского гранта».

Затем слово было предоставлено председателю ОНК Свердловской области Ашурбеку Манасову, членам ОНК Свердловской области Ольге Диановой и Вячеславу Башкову, члену эксперту Фонда «В защиту прав заключенных» Алексею Соколову и другим правозащитникам.

Соколов А.В.

В своей речи Алексей Соколов обратил внимание на необходимость совершенствования законодательства в области обеспечения фото-видео-аудио-фиксации проверок, проводимых общественными наблюдательными комиссиями, т.к. часто сотрудники исправительных учреждений сохраняют только те видеозаписи, зафиксированные на видеорегистраторы и видеокамеры, которые им выгодны при определённых условиях, и удаляют под различными предлогами (поломка видеокамеры или видеорегистратора, нахождение их в выключенном или нерабочем состоянии) те видеозаписи, которые им не выгодны. При этом сами общественные контролеры не наделены правом осуществлять видео-фиксацию (или даже аудио-фиксацию) проверки, а имеют право только интервьюировать при помощи технических средств осужденных и только с их письменного согласия.

Также Алексей Соколов рассказал о непростой ситуации, сложившейся в ФКУ ЛИУ-58, расположенном в поселке Надымовка Ивдельского района Свердловской области, в котором «лечат» туберкулёзно-больных осужденных.

Это учреждение находится в лесной глуши – непроходимой тайге; туда нет автомобильной дороги, а есть направление вдоль газопровода «Уренгой-Помары-Ужгород». Поезд останавливается только один раз в двое суток, и то в поселке Лангур, расположенном в более чем трех километрах от Надымовки. В учреждении до сих пор печное отопление; отсутствует канализация. Отсутствует надлежащий медицинский персонал и оборудование для флюорографии и других медицинских процедур. Смертность в ЛИУ-58 чудовищная.

Безусловно, такое учреждение должно быть закрыто, т.к. на его переоборудование, обеспечение транспортной доступности будет потрачено гораздо больше средств, чем на перепрофилирование другого аналогичного учреждения.

Павел Крашенинников обещал разобраться с ситуацией в ЛИУ-58.

Правозащитники Урала

Фото:
пресс-служба ОП Со,
Вячеслав Башков

Рекомендации, переданные Павлу Крашенинникову, приводим ниже:

Депутату Государственной Думы Федерального Собрания РФ, председателю Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству

Крашенинникову Павлу Владимировичу

Уважаемый Павел Владимирович!

Совместная многолетняя деятельность нашей организации и других правозащитных организаций (Ассоциация «Правовая основа», Фонд «В защиту прав заключенных» и др.) в области защиты прав заключенных, оказания им юридической помощи, свидетельствует о том, что то законодательство, которое регулирует указанную сферу, несовершенно, что самым непосредственным образом отражается на правоприменительной, в том числе, судебной практике, приводит к ухудшению уровня защиты прав граждан, включая право на юридическую помощь (статья 48 Конституции РФ).

Во многом несовершенство законодательства связано с теми противоречиями и неточностями, которые в нем имеются, что приводит к разрушению единообразия в правоприменительной практике по всей стране. В частности, имеют место случаи, когда в разных регионах России, даже в разных судах в рамках одного и того же региона, имеют место различные судебные решения по одной и той же проблематике.

 

В этой связи, мы предлагаем свои рекомендации, направленные на улучшение ситуации в области правового регулирования сферы оказания юридической помощи заключенным:

 

  1. Содержание ч. 4 ст. 89 Уголовно-исполнительного кодекса РФ вступает в противоречие с пп. 5 п. 3 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Так, в силу пп. 5 п. 3 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»

«Адвокат вправе… 5) беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности».

Право защитника на конфиденциальные встречи со своим подзащитным (подозреваемым, обвиняемым) предусмотрено ст. 53 УПК РФ в ее нормативном единстве с другими положениями УПК РФ.

В силу части 4 статьи 89 УИК РФ

«Для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания».

 

Таким образом, пп. 5 п. 3 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», нормы УПК РФ не ставят в зависимость режим конфиденциальности свидания адвоката с предварительным заявлением подзащитного в статусе осужденного, тогда как ч. 4 ст. 89 УИК РФ такую зависимость устанавливает.

 

  1. Ч. 4 ст. 89 УИК РФ не устанавливает понятие «иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи», что также приводит к исключительному разнобою в судебной практике.

Судебная практика, как правило, однозначно относит к числу таких лиц защитников по допуску судом наряду с адвокатом в порядке ч. 2 ст. 49 УПК РФ, а также нотариусов.

Однако, в связи с тем, что представители коммерческих и некоммерческих организаций, защищающих на возмездной или безвозмездной основе права осужденных, представители по доверенностям в судах и иных органах государственной власти РФ, Европейском Суде по правам человека, в данной норме непосредственно не упомянуты, судебная практика не всегда таких субъектов относит к числу «иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи» по формулировке ч. 4 ст. 89 УИК РФ.

 

  1. Из буквального содержания ч. 4 ст. 89 УИК РФ вытекает, что осужденные имеют право конфиденциально встречаться только с адвокатом, и то после заявления осужденного.

Таким образом, право «иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи» на конфиденциальные свидания с осуждёнными не предусмотрено.

Однако, как выше указывалось, право защитника (в том числе, защитника, допущенного судом наряду с адвокатом) на конфиденциальные встречи со своим подзащитным (подозреваемым, обвиняемым) предусмотрено ст. 53 УПК РФ в ее нормативном единстве с другими положениями УПК РФ.

Право нотариусов конфиденциально встречаться с гражданами с целью совершения нотариальных действий также вытекает из смысла и предназначения нотариальной деятельности.

Право представителей общественных и иных некоммерческих организаций, представителей осужденных в судах России, Европейском Суде по правам человека конфиденциально встречаться со своими доверителями также вытекает из смысла их деятельности и характера оказания юридической помощи, которая, как правило, связана с грубейшими нарушениями прав осужденного администрацией исправительного учреждения, где осужденный отбывает наказание.

Таким образом, право «иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи» встречаться с осуждёнными конфиденциально также должно быть безусловно закреплено в ч. 4 ст. 89 УИК РФ.

 

  1. Одной из важнейших проблем защиты прав заключенных является проблема оформления доверенностей, которые, в силу норм Гражданского кодекса РФ, ГПК РФ, КАС РФ, должны удостоверяться начальниками исправительных учреждений.

С целью того, чтобы заключенные не защищали свои права более независимо и квалифицированно, начальники ИУ, по большей части, под различными предлогами препятствуют удостоверять доверенности.

Это приводит к тому, что заключенные, будучи юридически необразованными, имея различные фактические препятствия в защите своих прав, связанные с их зависимом от администрации положением, не в состоянии защищать свои права.

Проблема еще в том, что лицо, в отношении которого не оформлена доверенность, самостоятельно не вправе обжаловать в суде действия начальника ИУ по воспрепятствованию в удостоверении доверенности, т.к. формально его права считаются не нарушенными. При этом он и не вправе обжаловать такие действия и от имени осужденного, т.к. у него отсутствуют на то полномочия, которые должны быть прописаны в доверенности. «Круг замкнулся», как говорят в таких случаях….

Выходом из этой ситуации могло бы стать наделение хотя бы адвокатов правом действовать без доверенности, по ордерам, в рамках правоотношений, урегулированных КАС РФ, реализуя весь объём полномочий, а не ограниченный. Контроль за адвокатской деятельностью со стороны органов адвокатского сообщества, государства позволит избежать ситуации злоупотребления процессуальными правами со стороны адвокатов, при реализации ими всего объема полномочий по нормам по КАС РФ.

 

  1. Проблема недопусков адвокатов и «иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи» к заключенным до сих пор стоит очень остро.

Полагаем, что необходимо вводить повышенную ответственность, вплоть до уголовной, за грубейшие случаи воспрепятствования в оказании юридической помощи, в том числе, связанные с недопусками к подзащитным-заключенным.

Другим вариантом исправления ситуации могло бы стать, по крайней мере, увеличение срока давности привлечения сотрудников УИС РФ к дисциплинарной ответственности, с шести месяцев до одного года.

Дело в том, что судебные процессы (первая и апелляционная инстанции) по недопуску субъектов оказания юридической помощи к заключенным продолжаются, как правило, более шести месяцев. Таким образом, к моменту, когда судебное решение, констатирующее нарушение Закона со стороны сотрудников УИС, вступает в силу, срок давности привлечения к дисциплинарной ответственности подходит к концу и, следовательно, сотрудник остается безнаказанным, хотя бы в минимальном виде. Ситуация безнаказанности приводит к дальнейшим фактам беззакония, в том числе, к моральному и физическому давлению на заключенных, которым формально в суде удалось защитить свои права, но данная защита фактически не привела ни к каким карательным действиям по отношению к должностным лицам, непосредственно виновным в нарушениях законов.

Таким образом, судебные решения по аналогичным ситуациям множатся в геометрической прогрессии, но это не приводит к системным последствиям.

 

  1. Сложной также остается проблема защиты заключенных от незаконно и необоснованно наложенных дисциплинарных взысканий. Фактически заключенные полностью бесправны по данным вопросам, т.к. у администрации ИУ имеются все возможности фабриковать такие взыскания, накладывать их «на ровном месте».

В дальнейшем же незаконно наложенные дисциплинарные взыскания самым худшим образом влияют на положение заключенных, в частности, по вопросам ужесточения (или смягчения) режима отбывания наказания и режима содержания, условно-досрочного освобождения, административного надзора и др.

Полагаем, что определенным выходом из ситуации могло бы стать введение нормы о том, что дисциплинарные взыскания в виде помещения в карцер (следственно арестованные), ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ (осужденные) могут налагаться только в судебном порядке и только при наличии объективных доказательств совершения заключенным соответствующего нарушения (например, видеофиксация).

 

  1. Вообще полаем, что, в связи с исключительной спецификой области судебной защиты прав заключенных, в КАС РФ необходимо ввести отдельную главу, посвященную данной тематике.

 

С уважением,

 

Председатель МОО

«Межрегиональный центр прав человека», адвокат ____________Р.Е. Качанов

 

 

Эксперт Фонда «В защиту прав заключенных»          ____________А.В. Соколов

 

14 июля 2016 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here