Нигерийские проститутки, блатные рецидивисты и погорельцы

0
1414

В Екатеринбурге за неделю в спецучреждении временного содержания граждан (СУВСИГ) произошли два громких инцидента. Сначала один мигрант, а вслед за ним еще четверо порезали себе руки и живот в знак протеста против условий содержания в СУВСИГ. Во время второго инцидента, 22 августа, на улице перед учреждением собрались люди, которые, явно играя на камеры репортеров, требовали «привлечь к ответу» начальника учреждения Владимира Благодарева за то, что мигрантов в центре недокармливают, запрещают им гулять и видеться с родственниками. Происходящее перед стенами СУВСИГ и внутри учреждения больше напоминало спектакль, и, чтобы разобраться в ситуации, корреспонденты Znak.com отправились в СУВСИГ.

Перед посещением спецучреждения Znak.com удалось встретиться с врачами «скорой», которые 22 августа отвозили порезавших себя мигрантов в больницу, чтобы понять: пытались ли они покончить с собой или лишь хотели привлечь внимание.

znakcom-900579-890x593

«Никаких опасных для жизни и здоровья повреждений не было. У кого-то были ссадины, у кого-то – неглубокие порезы», — говорит сотрудник «скорой» Алексей. – Двое вовсе отказались с нами ехать на перевязку. Цель была не навредить себе, это совершенно точно». Напомним, что во время «бунта» из окон истошно кричали: «Здесь человек умирает, истекает кровью, глаза у него закатываются, не может ходить!».

znakcom-900580-890x593

Здание СУВСИГа можно сравнить с очень ухоженной тюрьмой. Как если бы в общежитии или больнице после ремонта в комнатах зарешетили окна и двери. Мы проходим в кабинет начальника учреждения Владимира Благодарева.

znakcom-900581-890x593

«Сейчас у нас в спецприемнике находится 197 человек. Часть из них – рецидивисты, которые попадают к нам, отсидев в колонии долгие сроки за тяжкие преступления. Спецконтингент. Именно такие в понедельник и организовали все это. Акция эта была спланирована. Причем в этот же день я общался со всеми этими людьми, все объяснил им. Никаких претензий не было. Сказали: мы все поняли. А потом вернулись в свои комнаты и порезали себя. Организовал это все Адоев (гражданин Тбилиси, который порезал себя первым 16 августа, — прим. авт.) Человек отсидел за тяжкие преступления, в Грузии он находится в розыске, поэтому возвращаться туда он очень не хочет. При этом он очень хочет выйти из спецприемника. Один раз даже совершал побег», — рассказывает Благодарев.

znakcom-900582-890x593

По всей видимости, Адоев организовал акцию, используя связи в криминальном мире. По крайней мере, сотрудники уголовного розыска свердловского полицейского главка опознали в некоторых участниках митинга бывших заключенных ИК-2.

Некоторые люди содержатся в СУВСИГе долгими месяцами. Основные проблемы – отсутствие документов и денег на билет домой. «Больше всего у нас узбеков – 88 человек. Они попадают в замкнутый круг: чтобы сделать новые документы и вернуться на родину, нужно добраться до консульства. Ближайшее – в Новосибирске. Но ни в самолет, ни на поезд они сесть не могут, поскольку у них нет документов. Поэтому они попадают сюда. Мы заполняем анкеты, отправляем материалы в консульство, ждем, когда все оформят. Проходит большое количество времени, тратятся внушительные суммы бюджетных денег на их содержание», — рассказывает Благодарев.

znakcom-900583-890x593

По словам отсидевших сроки мигрантов, ситуация бы сильно упростилась, если бы сотрудники колонии заблаговременно отправляли запросы на изготовление новых документов. Пока иностранцы сидели, истекли сроки действия паспортов. Новых им никто не делал, поэтому сразу после освобождения они попадают в спецприемник.

«Ситуация бы сильно упростилась, если бы нам передали функции по оформлению документов. Надеюсь, это будет сделано после того, как закончится процесс ликвидации ФМС (напомним, по указу президента РФ Владимира Путина функции ФМС и ФСКН были переданы МВД, — прим. авт.) Еще, конечно, было бы неплохо, если бы у нас открыли какое-то представительство Узбекистана. Или, может, ввели какие-нибудь справки, с помощью которых мигранты могли бы добраться до Новосибирска на транспорте», — говорит Благодарев.

znakcom-900584-890x593

На этом фоне удивительная ситуация складывается с гражданами Украины. Они нашли интересную лазейку в законодательстве. Если гражданин Украины просит у российских властей политического убежища, в течение трех месяцев, пока рассматривается заявление, его в спецприемник забрать не могут. «Никто не мешает ему после отказа написать еще одно заявление», — говорит Благодарев.

После разговора в кабинете Благодарев проводит экскурсию по СУВСИГу.

На втором этаже нас сразу же встречает веселая женщина, гражданка Казахстана. Документы украдены, денег на возвращение домой нет. Спрашиваю – довольна ли условиями (в ходе «бунта» из окон кричали, что кормят плохо). «Да все в порядке, примерно как в больнице какой-нибудь. Три раза в день. Вчера вот курицу жареную давали», — говорит женщина.

znakcom-900585-890x593

Старик, представившийся «майором в отставке», говорит, что находится тут с сыном. Жили на территории России легально, но потеряли документы и попали сюда.

znakcom-900586-890x649

Молодой парень Отабек из Узбекистана попал в СУВСИГ после того, как сгорел барак, в котором он жил, на Сортировке. «Документы сгорели. Мы с сестрой еле спаслись. Хозяин наш погиб в пожаре. Сейчас ждем, когда придут документы почтой из консульства в Новосибирске», — говорит молодой человек.

Проходим мимо зарешеченных дверей, где содержатся бывшие зеки. Они наперебой пытаются поговорить с Благодаревым. «У меня документы уже в порядке. Нету денег на билет!» — говорит один из них. Начальник отвечает: «А я что могу поделать? Купить тебе билет? Звоните в консульства, я дал вам телефон».

znakcom-900589-890x656

«У меня туберкулез и гепатит! Что мне делать?» — спрашивает второй. «Не предусмотрено у нас законодательством лечение таких заболеваний» — отвечает Благодарев.

Сколько людей, столько и историй. Кто-то общается вежливо, кто-то, одурев от неопределенности и ожидания, переходит на повышенные тона. «На столе у меня уйма заявлений: “Прошу отправить меня домой за счет РФ”», — говорит начальник спецприемника.

В свердловском управлении Федеральной службы судебных приставов сообщили, что в 2016 году на проездные билеты для выдворенных мигрантов было потрачено около 9 млн рублей. Причем доля средств федерального бюджета составляет лишь 1,65 млн рублей. Остальное, по данным приставов, удалось собрать «за счет работы с родственниками выдворяемых и с представителями иностранных диаспор». Так, с января по июль 2016 года за счет собственных средств и денег диаспор из России выдворено 735 мигрантов. «Средняя стоимость одного авиабилета выросла на 30% и составила порядка 15 тыс. рублей. В 2015 году средняя стоимость билета составляла 11,5 тыс. рублей», — уточнили в службе судебных приставов. В ведомстве также рассказали, что служба договаривается с иностранными авиакомпаниями о продаже мигрантам, которые должны улететь из России, билетов по льготным тарифам.

При этом приставы признают, что в системе с выдворением мигрантов есть проблемы. Так, например, ситуация осложняется, если у мигрантов нет документов, удостоверяющих личность. В таком случае, как сообщили в службе, тратится много времени, чтобы восстановить эти документы.

znakcom-900590-890x593

Четвертый этаж СУВСИГа – женский. В самой экзотической комнате живут нигерийские проститутки. Трое из них провели здесь больше года. Их лица апатичны и тоскливы. Еще одна – Дженнифер – появилась пару недель назад. Она, напротив, бодра, на неплохом английском стала перешучиваться с Благодаревым.

znakcom-900591-890x593

В Нигерии завербовала их «в модельный бизнес» некая дама из Москвы. Вместо подиума девочки угодили в бордель. Паспорта у них отобрали с условием, что выкупить назад их смогут, отработав по $45 тыс. Тех, кто отказывался работать, «сослали» на Урал, где они, однажды попавшись полиции, оказались в СУВСИГе. «Сперва не хотели называться настоящими именами. Одна из них представилась Леди Гагой. Собирать их документы было сущей морокой: пришлось действовать через ООН. Надеемся, скоро удастся их, наконец, отправить», — говорит Благодарев.

znakcom-900592-890x593

«Я не хочу ждать год, чтобы уехать, — жалуется Дженнифер. – А еще тут кровати неудобные очень, маленькие».

znakcom-900593-890x593

22 августа в СУВСИГ приходили члены Общественной наблюдательной комиссии. Им мигранты жаловались и на условия содержания. «Невозможность вернуться домой и неудобства по содержанию накладываются друг на друга. Кто-то жаловался на маленький паек (на это Благодарев говорит, что порции распределяются строго в рамках законодательства), на то, что очень недолго разрешают гулять (по словам начальника спецприемника, выпускают гулять на час, но мало кто этим пользуется: «Разомнутся, покурят, возвращаются»); на то, что не дают свиданий (Благодарев говорит, что это запрещено законом). Мы собрали 14 заявлений, передадим их в контролирующие органы. Представитель прокуратуры, с которым мы делали обход, пообещал, что каждую неделю сотрудник надзорного органа будет приходить в спецприемник, чтобы консультировать мигрантов в плане составления заявлений и разъяснять их права», — говорит член ОНК Лариса Захарова.

Фото Яромир Романов

Источник: znak.com
Фото: Яромир Романов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here