Правозащитники за бортом

0
645

Многих удивили результаты ротации составов общественных наблюдательных комиссий по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания.

Общественники делают немалый вклад в то, чтобы в местах принудительного содержания соблюдался закон и порядок.

В конце прошлой недели на официальном сайте общественной палаты РФ опубликовали списки, и стало известно: из ОНК разных регионов были исключены правозащитники, которые не первый год ходят по исправительным колониям, СИЗО, камерам предварительного заключения, ИВС; проверяют условия содержания подследственных, осужденных и задержанных; реагируют на их жалобы и жалобы их родственников; борются с коррупцией и противостоят насилию в местах лишения свободы; налаживают канал взаимодействия гражданского общества с силовыми структурами и пенитенциарной системой…

Но члены совета российской общественной палаты, чье слово стало решающим при формировании новых составов, отвергли кандидатуры этих людей во время перевыборов. «Новая газета», цитируя слова Валерия Борщева, автора закона об общественном контроле в местах принудительного содержания, называет имена отвергнутых.

Вот лишь несколько примеров: член совета по правам человека при президенте РФ Андрей Бабушкин, Наталья Дзядко, Марина Полеванова, Eлена Масюк, которые хорошо зарекомендовали себя в предыдущем составе московской ОНК. Из наших соседей за бортом остались челябинские правозащитники Николай и Татьяна Щур. В Тюменской области тоже не обошлось без неожиданностей. Мало того, что из двадцати рекомендованных претендентов в состав ОНК Тюменской области вошли только 11 человек, в списке не оказалось председателя ОНК прошлого созыва Михаила Морозова.

— Не могу предположить, почему так произошло, — говорит Михаил Владимирович. — И я, и другие кандидаты в члены общественной наблюдательной комиссии, которые не прошли окончательный отбор, предоставили весь пакет документов. Нами соблюдены все требования, выдвинутые общественной палатой РФ. Eсть и рекомендации от уполномоченного по правам человека в Тюменской области, от региональной общественной палаты…

Михаила Морозова расстраивает, в первую очередь, что в новом составе комиссии лишь два человека из «стареньких», принимавших участие в работе ОНК в прошлые годы. По мнению правозащитника, их усилий будет недостаточно, чтобы сразу ввести в курс дела новичков. На раскачку потребуется немало времени, в течение которого может быть утрачено наметившееся между общественниками и государственными органами взаимодействие по вопросам обеспечения прав человека в местах принудительного содержания.

— Это можно сравнить с тотальным обновлением коллектива работников большого завода, — говорит Михаил Морозов. — Eсли некому научить молодых специалистов работать на станках, то производственный процесс просто встанет…

Может, целью состоявшейся ротации было именно это: препятствование «производственному процессу» общественного контроля? В некоторых регионах в состав ОНК прошли вообще неизвестные никому люди, которые раньше не были замечены в общественной деятельности.

— У меня нет каких-либо замечаний по качеству нового состава нашей комиссии, — говорит на это Михаил Морозов. — Большинство ее членов прошли обучение в школе, которую мы проводили за счет выигранного как раз на эти цели гранта. Другое дело, что одиннадцать человек при всем желании не смогут охватить эффективной деятельностью все места принудительного содержания региона. Мы рассчитывали, что нынешний состав ОНК Тюменской области будет расширен до двадцати человек.

… А вот последние вести с полей, на которых разгорелись баталии на заданную тему: совет по правам человека при президенте РФ настоял, а секретарь российской общественной палаты Александр Бренчалов согласился с необходимостью провести дона-бор в составы ОНК тех регионов, где это требуется. От нашего региона в общественную палату РФ тоже направлено соответствующее обращение.

Источники: tm-courier.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here