Вышла из ИК-47…

0
1139

Встречалась с осужденным, единственным, кто не отказался от меня. В заявлении указывала пятерых, так вот от четырех принесли заявления об отказе от моей помощи. Трое из них при нашем последнем посещении с Сергей Кириллов заявляли нам об избиениях в отряде 4.

Один из отказавшихся содержится в ПКТ и у него назначен суд, как сказал начальник колонии Андрей Карасев, по переводу на тюремный режим. Этот заключенный прибыл к нам из Башкирской колонии летом 2015 и подвергался, как нам об этом и рассказывал, издевательствам со стороны актива колонии. Все в принципе по старой схеме. Со столом, на который насильно кладут и привязывают, с палками и половыми органами. В последующем он много раз обжаловал процессуальные решения по данному факту и был переведен в ЕПКТ ИК-26. По возвращению порезал себе руки и живот, но бороться перестал, по всей вероятности, ему пообещали отъезд в тюрьму. Видимо по этому и от встречи со мной он отказался. В противном случае у него был бы выбор уехать в ЕПКТ ИК-63. А этл хуже тюрьмы. Хотя если попадет в Минусинск, то вспомнит и 47 и 63. Смею предположить, что ценой вопроса не встречаться с правозащитниками стала тюрьма Верхнеуральска. Посмотрим..

А тем временем я приехала в каменск-уральскую службу судебных приставов узнать, будут ли заключенного, которого ознакомили с решением Минюста о нежелательности пребывания в РФ, забирать в СУВСИГ по освобождению. Оказалось, что судебного решения нет. Тогда на основании чего освобождающегося заключенного собираются задерживать и перевозить в СУВСИГ и кто это будет делать?

Лариса Захарова,
эксперт Фонда «В защиту прав заключенных»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here