Призывникам разрешили фотографировать свои личные дела

0
2350
Фото:tipolog.livejournal.com

31 августа 2016 года городской суд Петербурга подтвердил положительное решение районного суда по иску призывника Артема Ефимова к военкомату. Ефимов требовал разрешить ему фотографировать материалы личного дела, чего российские военкоматы традиционно делать не разрешают. Это решение — важная победа в многолетней борьбе правозащитных организаций за право призывников получать полный доступ к информации, которую собирают о них военкоматы.

В течение осеннего призыва 2015 года житель Санкт-Петербурга Артем Ефимов несколько раз обращался в военкомат с просьбой позволить ему ознакомиться со своим личным делом и зафиксировать его содержимое на фотокамеру. Военные документы предоставили, но запретили их копировать на том основании, что это якобы не предусмотрено действующим законодательством.

28 декабря 2015 года начальник отдела военного комиссариата Санкт-Петербурга по Калининскому району Сергей Байдаров в очередной раз отказал Артему Ефимову в праве на фиксацию информации и прекратил с ним переписку, сославшись на нормы Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Призывник с этим не согласился и с помощью юриста «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Александра Горбачева обратился в Калининский районный суд Санкт-Петербурга с административным иском. В исковом заявлении Ефимов указал, что должностное лицо ограничивает его конституционное право на доступ к информации необоснованно, поскольку такого рода ограничения могут быть определены исключительно федеральным законом, а его личное дело не содержит государственной или военной тайны.

31 марта 2016 года — непосредственно перед стартом весеннего призыва — Калининский районный суд рассмотрел иск призывника и в полном объеме удовлетворил его требования. Суд посчитал, что военкомат не указал на наличие в личном деле Ефимова каких-либо данных, составляющих государственную тайну, и основываясь на положениях Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» пришел к выводу, что решение военкомата нарушает право истца на поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников. Военные ожидаемо оспорили решение суда во второй инстанции, но безуспешно — спустя ровно пять месяцев Санкт-Петербургский городской суд подтвердил решение райсуда.

Традиционно считается, что сфера военно-гражданских отношений довольно закрыта для работы правозащитников — под предлогом охраны государственных или военных тайн ведомства пытаются ограничить контроль со стороны общества. При этом нарушения прав человека в армии — во многих случаях результат несоблюдения закона еще на первоначальных этапах призыва. Например, халатное медицинское освидетельствование часто приводит к трагическим последствиям во время службы — постоянным проблемам со здоровьем солдат или даже их гибели вследствие физических перегрузок. Именно поэтому так важна возможность еще на этапе призыва контролировать действия военных чиновников и содержимое личных дел призывников.

В Советском Союзе призыв на военную службу был покрыт тайнами. Скрывали все, включая перечень болезней, по которым принималось решение об освобождении от службы. Однако граждане уже в то время боролись с закрытостью государства. Председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Элла Полякова вспоминает, как в 1990 году в Латвии матери призывников за две бутылки коньяка на одну ночь получили расписание болезней у офицеров и перепечатали его на пишущей машинке, после чего самиздат пошел по стране. Один из экземпляров долгое время висел на стенде в офисе «Солдатских матерей Санкт-Петербурга». С тех пор в законодательстве многое поменялось — например, ввели институт альтернативной гражданской службы, а список болезней рассекретили. Конституция Российской Федерации гарантирует гражданам возможность свободно искать и получать информацию любым законным способом (статья 29), при этом обязывает органы государственной власти и их должностных лиц обеспечивать возможность гражданам знакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы (статья 24). Конституционное право на доступ к информации корреспондирует и с международными нормами — положениями статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Кампания, нацеленная на повышение открытости военных комиссариатов, началась с доступа в эти государственные учреждения третьих лиц — сотруднице «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Оксане Парамоновой в 2007 году удалось добиться в суде признания незаконными действий чиновников, которые не пустили ее на территорию сборного пункта вместе с призывником. Так был сломлен первый барьер, и граждане стали в массовом порядке требовать ознакомления с личными делами призывников. В 2013 году по просьбе «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» к проблеме подключился Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов. 5 декабря 2014 года по инициативе омбудсмена, которую поддержал губернатор Санкт-Петербурга, городская призывная комиссия рекомендовала Военному комиссариату Санкт-Петербурга обеспечить призывникам и их представителям возможность знакомиться с личными делами и получать копии документов о состоянии здоровья. Однако сотрудники военкоматов разрешали лишь делать пометки на бумаге и запрещали фотографировать личные дела. Такую скрытность легко понять: часто дела не сшиты, страницы не пронумерованы, а отметки о заболеваниях призывников сделаны карандашом. Поэтому медицинские документы призывников могут «потеряться», а на их месте появиться новые — например, повестки. Так можно объяснить, почему призывника необходимо искать с помощью полиции.

Сейчас Санкт-Петербургский городской суд поставил в споре между военными чиновниками и гражданами точку. Представитель призывника в судебном процессе Александр Горбачев называет исход разбирательства логичным и правомерным: «Действующее национальное законодательство не ограничивает право призывников знакомиться с материалами личных дел и получать копии документов, в том числе путем фотографирования. И если, к примеру, из личного дела призывника случайно пропадут какие-либо документы, свидетельствующие о его состоянии здоровья, имея на руках фотокопию дела, он без проблем сможет обратиться в компетентные органы, которые оценят законность такой пропажи».

Источник: legal-dialogue.org
Фото: tipolog.livejournal.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here