ВС РФ рекомендует отменять аресты граждан, заведомо названных преступниками

0
833
РИА Новости. Алексей Куденко

Верховный суд РФ (ВС) считает, что в отношении задержанных, которые в материалах или ходатайствах следствия, а также постановлениях об аресте заведомо названы преступниками необходимо отменять меру пресечения в виде содержания под стражей. Высшая инстанция полагает, что в этом случае со стороны судов общей юрисдикции будет справедливо не просто устранять такие ошибки, а отменять постановления, вынесенные по «неправильным материалам».

ВС РФ отметил, что такое решение будет более соответствовать принципу презумпции невиновности. Пока же практика по этому вопросу в стране складывается по-разному, констатировал суд в своем обзоре, посвященном арестам за 2015-2016 годы.

Презумпция невиновности

С учетом того, что при разрешении вопроса о заключении под стражу суд не предрешает вопрос о виновности, а лишь констатирует достаточность или недостаточность оснований для заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу, в постановлении не должно содержаться формулировок, свидетельствующих о совершении подозреваемым, обвиняемым преступления, напоминает суд.

Несмотря на это, в отдельных постановлениях встречались подобные формулировки, в частности: «органами предварительного следствия установлено, что лицо совершило преступление»; «жестокость, с которой подозреваемый или обвиняемый совершил преступление»; «судимости, при наличии которых он совершил новое преступление».

Практика судов апелляционной инстанции по устранению таких ошибок складывается по-разному: одни суды изменяют постановление и исключают из него указание на «совершение» подозреваемым, обвиняемым преступления, другие — отменяют постановление, что в большей степени соответствует принципу презумпции невиновности подозреваемого, обвиняемого, обеспечению его прав и законных интересов в уголовном судопроизводстве», — отмечает ВС РФ.

Не только тяжесть преступления

При этом, утверждается в обзоре, суды правильно исходили из того, что заключение под стражу не может быть обосновано только тяжестью преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет.

«Согласно взаимосвязанным положениям статей 97, 99 и 108 УПК РФ тяжесть преступления является необходимым условием применения заключения под стражу, а также обстоятельством, которое подлежит учету при избрании любой иной меры пресечения. Однако сама по себе тяжесть преступления не может являться единственным и достаточным основанием для заключения под стражу», — напоминает ВС.

Впрочем, он считает, что суды общей юрисдикции с этим вопросом справляются: суды обоснованно отказывали в удовлетворении таких ходатайств в отношении подозреваемых, обвиняемых в том числе в совершении тяжких преступлений, если приходили к выводу о том, что не исключается возможность применения иной, более мягкой, меры пресечения.

Не факт, а причастность

Верховный суд РФ подчеркивает, что правоохранительные органы зачастую обращаются с требованием об аресте задержанного, не имея подтверждения его причастности к преступлению, а ссылаясь только на факт, что оно было совершено. В таких случаях, указывает он, ходатайства удовлетворению не подлежат.

«Вывод об обоснованности подозрения должен подтверждаться данными, свидетельствующими о причастности подозреваемого, обвиняемого к преступлению. В качестве таких данных не могут рассматриваться доказательства, подтверждающие само событие преступления», — отмечает суд.

В обзоре утверждается, что суды в 2015-2016 годах не арестовывали граждан при отсутствии конкретных данных, подтверждающих, что подозреваемый или обвиняемый скроется от дознания или предварительного следствия, может продолжать заниматься преступной деятельностью или угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Если же такие «пробелы» встречались, то вышестоящие инстанции отменяли подобные решения, сказано в документе.

По данным суда, выводы о возможном побеге задержанного органы предварительного расследования чаще всего обосновывали отсутствием у него регистрации в том регионе, где он проживает или совершил преступление, отсутствием работы, разъездным или вахтовым ее характером, отсутствием семьи и иждивенцев, наличием судимости, возможностью воспользоваться имеющимся заграничным паспортом.

«Между тем по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести при наличии указанных обстоятельств суды отказывали в удовлетворении ходатайства, если совокупность всех обстоятельств позволяла прийти к выводу о том, что для обеспечения условий беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства достаточно более мягкой меры пресечения, например, домашнего ареста», — констатирует ВС РФ.

Также он напомнил, что по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести вывод о том, что лицо скроется от дознания или предварительного следствия, в отличие от случаев подозрения или обвинения лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, не может быть обоснован только тяжестью преступления. Такой подход согласуется с разъяснениями постановления Пленума от 19 декабря 2013 года № 41 (пункты 5 и 21), а также правовыми позициями Европейского Суда по правам человека (постановления от 8 февраля 2005 года по делу «Панченко против Российской Федерации», от 9 апреля 2009 года по делу «Кондратьев против Российской Федерации»).

«Сама по себе суровость наказания, с целью избежать которого лицо может скрыться от следствия и суда, не должна являться обстоятельством, исключающим избрание иной, более мягкой, меры пресечения», — отмечает суд.

Не регион, а вся РФ

Также он рекомендует не заключать под стражу фигурантов уголовных дел только за отсутствие у них постоянной регистрации по месту жительства.

В обзоре говорится, что зафиксированы случаи обращения с ходатайствами о заключении под стражу, в которых необходимость ареста обосновывалась одним аргументом — лицо не имеет постоянного места жительства на территории конкретного муниципального образования или субъекта Российской Федерации, где было совершено преступление.

«Между тем п. 1 ч. 1 ст. 108 УПК РФ допускает применение данной меры пресечения (ареста) при отсутствии постоянного места жительства в пределах всей территории Российской Федерации. Подобные ошибки допускали и сами суды, в связи с чем такие постановления отменялись в апелляционном порядке», — указано в документе.

Низкое качество работы следствия

Верховный суд РФ сетует, что работу судов общей юрисдикции, в том числе по рассмотрению вопросов об аресте очень осложняет низкое качество подготовки следственными органами ходатайств об отправлении граждан в СИЗО и сопутствующих ему материалов.

Суд указал, что наиболее распространено заявление ходатайств при наличии обстоятельств, исключающих применение этой меры пресечения: представление неполных либо недостоверных сведений о личности задержанного, неуказание на какие-либо сведения, подтверждающие, что лицо скрывалось от органов предварительного расследования, могло совершить действия, перечисленные в ч. 1 ст. 97 УПК РФ; неуказание срока, на который избирается мера пресечения. В ряде случаев это затрудняло принятие судом законного и обоснованного решения, отмечает ВС.

По его данным, неединичны и случаи нарушения сроков представления в суд ходатайства о заключении под стражу — не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.

«В связи с перечисленными фактами в 2015 году судами вынесено около 500 частных постановлений (определений). За 6 месяцев 2016 года судами вынесено 340 частных постановлений (определений), из которых 261 — в адрес дознавателей, следователей и руководителей соответствующих подразделений и органов расследования. При этом каждое второе частное постановление было связано с нарушением органами предварительного расследования срока представления в суд ходатайства о заключении под стражу в отношении подозреваемого, задержанного», — подчеркивается в обзоре.

Источник: rapsinews.ru
Фото: РИА Новости. Алексей Куденко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here