Категории | Блог

В ИК-2 произошел скандал: сотрудники препятствовали работе членов ОНК

20161004_180434

13 февраля 2017 года с Ольгой Вековшининой и Михаилом Борисовым посетили ИК-2 — колонию, что рядом с судом в начале ул. Малышева — и встретили там неожиданные препятствия.

Изначально планировался наш с Михаилом короткий визит в связи с тем, что эксперт Фонда «В защиту прав заключенных» прождала несколько часов встречи с прибывшим из ИК-63 в больницу осуждённым Л.

Однако ни первое, ни второе уведомление в ГУФСИН по Свердловской области не возымело действия — нас не допустили. За это время подъехала Ольга, с которой изначально собирались пойти в СИЗО-1, которое рядом. Поэтому решили не оставлять её ждать, взяли с собой. И как оказалось, не зря!

Бедного дежурного ГУФСИН пришлось беспокоить ещё дважды — сперва сообщением о том, что нас всё ещё не допускают и к нам присоединился ещё один член ОНК, а затем — о том, что нас не пропускают через пропускной пункт в связи… с «отсутствием в списках».

Вообще удивительные люди: новый состав членов ОНК заступил в ноябре; с тех пор все трое бывали в «двойке» не раз самыми разными компаниями, что зафиксировано как записями в журнале, фотографиями, отчётами, обращениями в прокуратуру и т.д. И «вдруг» списки поменялись на старые.

Итого время ожидания — более часа с назначенного времени и четыре уведомления дежурного.

Однако сюрпризы на этом не закончились. За это время содержащихся в штрафном изоляторе и камерах (ПКТ) успели вывести на прогулку и для их проверки пришлось идти в прогулочные дворики. Затем возвращаться, т.к. мимо одного дворика нас шустро так провели. В больнице одного заключенного, содержащегося в ВИП-палате, пришлось долго дожидаться…

Описываю это так подробно, чтобы показать — задержка на более чем час нашего допуска вызвала в результате ещё большую задержку получения нами письма о творящемся в ИК-63 (г. Ивдель).

Новые факты пока рано обнародовать, но и старые «подвиги» впечатляют. В этот раз человеку написать и передать письмо удалось только после того, как он загнал себе иголку под сердце — она и сейчас у него там.

В результате, мы вышли к административному корпусу уже после окончания рабочего дня, когда канцелярия и спецотдел, осуществляющие регистрацию писем, не работали. Однако, они нам и не были особо нужны — по новым «правилам внутреннего распорядка» (ПВР) регистрацию писем члены ОНК делают в «журнале приёма осуждённых», коего нам не предоставили: «канцелярия заперта, а он там».

На вопрос «а что будете делать, если прокурор пожелает сделать вечером запись в этот журнал?» сопровождающий нас сотрудник беспечно ответил — «Ну, что может сделать прокуратура? Представление вынесет… Ну, мы так же и ответим».

К счастью, до применения силы не дошло. Доводам, что ОНК не подвергается досмотру, возымели действие. Однако на выходе принесли видеорегистратор и вопрошали по кругу, пока не была произнесена фраза, что «отдавать письмо отказываемся». Хотя до этого несколько раз было чётко произнесено, что отказываемся отдавать именно без регистрации адресованное нам письмо и готовы ждать заветный журнал хоть до утра (имеем право).

Второе письмо, адресованное в правозащитный центр, отдали майору, «зарегистрировав» по его настоянию в журнале записей ОНК. И выразили при этом надежду, что письмо дойдёт до адресата.

— Напрасно надеетесь — был ответ.

Правда, на моё удивление пояснил, что «если отдали сотруднику [колонии] — значит, считайте, что письмо уже дошло».

Как они доходят, можно почитать на сайте Правозащитники Урала.

Сергей Зыков,
член ОНК Свердловской области

Поделиться в соц. сетях

0

Оставьте ответ

Подписка на новости

Фотографии на flickr

Яндекс.Метрика