Наблюдатели просят Минюст открыть секреты

0
793
Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Член ОНК требует снять гриф «ДСП» с ведомственного акта

Как стало известно «Ъ», член Общественной наблюдательной комиссии Санкт-Петербурга подал иск к Минюсту РФ, оспаривая засекреченность инструкции по охране учреждений ФСИН. В документе, которому присвоен гриф «для служебного пользования» (ДСП), по данным истца, прописан запрет досмотра членов ОНК без оснований. Его обнародование позволит наблюдателям вести видео- и фотосъемку, фиксируя применение насилия к осужденным.

Иск к Минюсту подан в Красногвардейский райсуд Петербурга. Об этом «Ъ» рассказал руководитель правозащитной «Команды 29» Иван Павлов, представляющий интересы члена ОНК Санкт-Петербурга Екатерины Косаревской. Она считает незаконным решение Минюста присвоить гриф «для служебного пользования» приказу от 2006 года «Об утверждении инструкции по охране исправительных учреждений, следственных изоляторов УИС», а также самой инструкции. «Инструкция в том числе определяет порядок входа на территорию учреждения, это касается нас, членов ОНК»,— сообщила «Ъ» Екатерина Косаревская. По ее словам, ряд других членов ОНК поддерживают ее иск.

Математик, специалист по теории вероятности, госпожа Косаревская в конце прошлого года стала членом ОНК и начала проверять условия содержания заключенных. Юристы «Команды 29» подчеркивают, что по закону к служебной информации ограниченного распространения не могут быть отнесены акты, устанавливающие права, свободы и обязанности граждан и порядок их реализации. «Члены ОНК обязаны соблюдать положения актов, которые регулируют работу СИЗО, а значит, и данной инструкции,— пояснил «Ъ» Иван Павлов.— Они также должны следить за соблюдением прав заключенных, а инструкция устанавливает порядок охраны осужденных и лиц, содержащихся под стражей. Тяжело соблюдать инструкцию, если с ней нельзя ознакомиться».

Текст инструкции, который оказался в распоряжении членов ОНК, позволяет наблюдателям вести видео- и фотосъемку в колониях, например, для фиксирования следов насилия. «В СИЗО нам снимать нельзя, а в колониях можно, но при входе в колонию могут досмотреть, заставляют проходить через рамки металлоискателя. Такое бывает, например, если сотрудники что-то хотят скрыть,— говорит госпожа Косаревская.— А в этой инструкции сказано, что нас не имеют права обыскивать без оснований». Однако члены ОНК, по ее словам, не могут ссылаться на документ, к которому не имеют официального доступа.

«Когда мы требуем сделать запись о нашем досмотре в постовую ведомость, то сотрудники ФСИН говорят, что это не досмотр, это мы добровольно все показали»,— рассказал «Ъ» бывший заместитель председателя ОНК Санкт-Петербурга Леонид Агафонов. Он является ведущим специалистом проекта уполномоченного по правам человека в РФ и директората по защите прав человека Совета Европы «ОНК — новое поколение», обучает будущих и действующих членов комиссий. По его словам, ранее наблюдатели свободно вели видео- и фотосъемку в колониях. «Но ФСИН поняла, какое оружие нам дала, так как записи сразу же отправлялись в СК. И такая практика прекратилась»,— говорит он. «На первой встрече нового состава ОНК с руководством регионального ФСИН в ноябре прошлого года нам сообщили, что вся видео- и фотосъемка только после разрешения. Разрешение не дали ни разу»,— поясняет госпожа Косаревская.

«В России гигантский массив ведомственных актов под грифом «ДСП», при этом они, вопреки закону, затрагивают права и свободы граждан. Это наследие советского времени, где по умолчанию все засекречивалось»,— сказал «Ъ» руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. По его словам, такие приказы есть у МВД, ФСБ, СК, Генпрокуратуры, ФСИН, Минюста. «И только иногда случайно удается отследить такой нормативный акт, который кто-то засветил, и мы можем обжаловать его в судах. Но тогда ведомство показывает приказ об отмене секретного документа, и все старания насмарку»,— говорит господин Чиков, вспоминая недавний иск в Верховный суд блогера Яна Кателевского. Он оспаривал законность пометки «ДСП» на приказе МВД, содержащем запрет на фото- и видеосъемку в отделениях полиции, и требовал его отмены. В феврале 2017 года глава МВД Владимир Колокольцев отменил приказ. Однако в ведомстве заявили, что запрет на съемку в отделениях полиции все равно остался («Ъ» рассказывал об этом 14 февраля 2017 года).

Источник: kommersant.ru
Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here