Категории | Блог

ИК-1, Курган. Заключение в такие камеры ШИЗО должно квалифицироваться как пытки

Заключение  ОНК Курганской области по посещению  ФКУ ИК-1 УФСИН РФ по Курганской области 6 апреля 2017 года

В ОНК Курганской области поступило заявление в отношении  Р., отбывающего наказание в ФКУ ИК-1. В заявлении сообщалось, что Р., 1986 года рождения,  гражданин Украины, является «одним из политзаключенных  крымских мусульман», и «судя по всему,  там (в ИК-1) очень плохая ситуация –он за месяц уже дважды был помещен в ШИЗО, на него давят психологически и грозятся перевести в ЕПКТ».

В заявлении содержалась просьба посетить Р.  в ИК-1, поговорить с ним, разобраться в ситуации.

6 апреля ФКУ ИК-1 Курганской области посетили члены ОНК Стрелков Ю.В. и Исакаева Л.В.

В ФКУ ИК-1 получена следующая информация по делу  Р.:

1.  Осужден 7.09. 2016 года Северо-Кавказским окружным военным судом по ст. 205.5  ч. 2 УК РФ на срок 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Приговор вступил в законную силу 27.12.2016 года. Начало срока наказания -23.01.2015.

2. До прибытия в ФКУ ИК-1 находился в следующих учреждениях:

а)  с 21.01.2015  по 28.05.2016 – ФКУ СИЗО-1 УФСИН РФ по Республике Крым и Севастополю;

б)  с 28.05.2016 по 07.02.2017 —  ФКУ СИЗО-1 УФСИН РФ по Ростовской области;

в)  с 07.02.2017 по 13.02.2017 – ФКУ СИЗО-1 УФСИН РФ по Курганской области;

3. С 13.02.2017 – ФКУ ИК-2 УФСИН РФ по Курганской области

Согласно «справки о поощрениях и взысканиях» Р. имеет 7 выговоров, полученных в СИЗО-1 Ростова  за 6 месяцев (нарушение распорядка дня) и 3 водворения в ШИЗО на 15 суток за 2 месяца  в ИК-1 (2 также за нарушение распорядка дня  и 1 — за употребление нецензурных и жаргонных слов).

При встрече с  Р.  получена следующая информация:

Р., гражданин Украины, имеет высшее образование (Национальная академия природоохранного и курортного строительства (НАПКС), проживал на момент задержания в Севастополе, работал прорабом, с решением суда не согласен, виновным себя не считает.

По поводу выговоров в СИЗО-1 г. Ростова сообщил следующее:

В ростовском СИЗО содержался на спецпосту № 8, под постоянным видеонаблюдением, о выговорах за нарушение распорядка дня узнал не сразу, нарушения оформлялись скриншотами.

По поводу помещений в ШИЗО в ИК-1 сообщил следующее: на дисциплинарной комиссии не присутствовал, врач перед помещением в ШИЗО не осматривал. Сообщил, что режим старался соблюдать.

На вопрос «Считаете ли вы, что вас подвергают преследованиям? Если да, то по каким мотивам?» ответил, что наказывают за отказ «сотрудничать с администрацией», но не отрицал и возможность неких политических мотивов.

На вопрос «Имеются ли у вас потребности, которые Вам не доступны в учреждении?» осужденный ответил, что претензий к питанию у него нет, исключая то, что у него хронический гастрит, предъязвенное состояние и ему необходимо частый прием пищи маленькими порциями, поэтому он вынужден сушить сухари на батарее.

По поводу оказания медицинской помощи осужденный сообщил, что после посещения адвоката  его  отвели в медсанчасть, осужденного не устроило то, что медицинский работник не стал выслушивать его актуальные жалобы, а сообщил, что его «интересует только то, что есть в карточке». Но  положение с медицинской помощью после посещения адвоката улучшилось, выдали на неделю некий лекарственный препарат (название вспомнить не смог) по гастриту, сообщил, что провели два курса лечения антибиотиками в ШИЗО по поводу двух простудных заболеваний, сопровождающихся высокой температурой (температуру назвать не мог, так как ее не измеряли) и обострений хронического гайморита и отита.

Осужденный сообщил, что ему необходимы  консультации специалистов (кардиолог, гастроэнтеролог, лор, окулист, дерматолог) и лечение по нескольким хроническим заболеваниям, как тем, что были у него до задержания, так и тем, что приобретены в заключении, но за почти два месяца содержания в ИК-2 такой возможности ему предоставлено не было, несмотря на его обращения.

Осужденный сообщил, что в камере ШИЗО сыро, слабое дневное освещение, много плесени на стенах, грязно.

Присутствующие при разговоре сотрудники учреждения не смогли пояснить, когда проходили заседания дисциплинарной комиссии (даты), в каком составе, причина, почему на них не приглашался  осужденный.

Посещение ШИЗО ИК-1

После беседы с осужденным члены  ОНК посетили ШИЗО ИК-1.

 В камере № 12, в которой содержался Р., идет ремонт, трое осужденных вскрывают пол. В камере  окно на высоте человеческого роста, размером приблизительно 1м на 50 см с массивной деревянной рамой, в глубокой нише, забранное арматурой. Имеется форточка, примерно 20 на 20 см.

На противоположной стене, над дверью, ниша с горящей лампой дневного света, около 50 см длиной, прикрытой пластиковым плафоном, ниша забрана арматурой. Камера примерно 16-18 кв. метров. В камере сумрачно (время посещения -около 12 часов дня). Верхние углы, часть стен и потолка  покрыты черным налетом (предположительно – грибок).

В камере сыро, стойкий запах плесени. Над дверью вентиляционное отверстие закрыто жестяной пластиной (примерно 15 на 15 см) с пробитыми отверстиями, никакой вентиляции не допускающей.  Деревянный пол, частично вскрытый, лежит на  раскрошившемся бетонном основании.  Отхожее место ограждено перегородкой высотой около 1 метра.

Осмотрена еще одна камера, которую сопровождающие назвали «лучшей»- принципиальных отличий найти не удалось.

Ознакомление с личным делом  Р.

В личном деле рассматривался 2-й том с документами о взысканиях. В СИЗО Ростовской области получено 7 взысканий  в виде выговоров (причины – расправлено спальное место до отбоя, занавешено спальное место), причем за 30.09. 2016 и 9.01.2017  числится по  два аналогичных по содержанию  выговора.

По взысканиям в ИК-1 Курганской области в виде помещения в ШИЗО в личном деле содержатся 3 постановления о взысканиях (есть две подписи членов дисциплинарной комиссии), акты и рапорты сотрудников учреждения.

Где находятся протоколы заседаний дисциплинарной  комиссии, и почему не брались объяснения Р.а, а также есть ли показания других свидетелей (кроме сотрудников учреждения)  выяснить не удалось. Поскольку  все эти помещения должны находится под видеонаблюдением, отсутствие ссылок на видеодоказательства  позволяют сделать вывод, что наказание – форма давления на осужденного, а не средства перевоспитания или исправления.

Первое взыскание (15 суток ШИЗО) наложено за то, что согласно рапорту — «спал в неположенное время» — в 6 часов 15 минут утра 15 февраля 2017 года был обнаружен в отряде на нарах.

Второе взыскание (15 суток ШИЗО)  наложено за то, что 3 марта 2017 года в 13.30 в кабинете начальника отряда во время воспитательной беседы, согласно рапорту — «выражался нецензурными и жаргонными словами».

Третье взыскание (15 суток ШИЗО) наложено за то, что  согласно рапорту, 7 марта 2017 года в 8.15 спал на полу в ШИЗО.

Анализ полученной информации.

Р. прибыл в ИК-1 Кургана 13 февраля 2017 года.  С третьего дня отбытия наказания  в учреждении отправлен в ШИЗО, вышел 2 марта, 3 марта снова отправлен в ШИЗО, вышел 18 марта, 19 марта снова помещен в ШИЗО.

Российское  законодательство не предусматривает четкой градации  «преступления и наказания» за нарушение распорядка дня, может быть и выговор и ПКТ на 6 месяцев, но со стороны представляется,  что это зависит лишь от отношения сотрудников учреждения к конкретному осужденному. Исключение понятия здравого смысла в рамках правоотношений силовиков с гражданами наиболее наглядно именно в системе УФСИН.

При разговоре с Р. присутствовал сотрудник управления ФСИН, который высказал  необъяснимую осведомленность об обстоятельствах прибытия осужденного в колонию, в частности, сказал, что при поступлении у него не было паспорта. Р. ответил, что паспорт уже прислали.

Тут возможны два объяснения: сотрудник управления тщательно вникает в дела всех поступающих осужденных и помнит все, либо прибытие Р.а сопровождалось некой «особой» информацией в отношении конкретного осужденного, доведенной до курганского управления и руководства учреждения.

Необычна и оперативность, с какой рассматривались «нарушения» и наступало наказание.  Трудно, но можно ещё себе представить, что  15 февраля  нарушение произошло в 6.15 и до вечера осужденного сводили на медосмотр, взяли объяснения, дали время связаться с защитником, оформили акты, рапорта, собрали дисциплинарную комиссию, провели заседание и в тот же день осужденный был  в ШИЗО.  Однако, как все то же самое проделано 3 марта с 13.30, невозможно себе представить.

Выводы по проверке заявления в отношении Р.

  1.  При наложении взысканий на Р. не соблюдалась процедура наложения взыскания: осужденный не приглашался на дисциплинарную комиссию, не брались письменные объяснения, последствия подписания постановления не разъяснялись, о возможности обжалования постановления не сообщалось, есть неустранимые сомнения в том, что заседания комиссии проводились именно в эти дни. Следовательно,  данные наказания выглядит как явное преследование осужденного.
  2.  Камеры ШИЗО  в ИК-1 не соответствуют  минимальным стандартам европейских пенитенциарных правил (санитарно-гигиеническим требованиям, освещению, вентиляции, санитарной безопасности) .
  3.  Длительное содержание осужденных в таких камерах ШИЗО, несомненно,  приводит к необратимому  ухудшению их здоровья и должно квалифицироваться как пытки.

Рекомендации

  1. Соблюдать требования УИК  РФ в отношении всех осужденных, независимо от их национальности и политических взглядов.
  2. Провести экспертизу состояния камер ШИЗО на соответствие их санитарным нормам (наличие грибка – серьёзный фактор причинения ощутимого ущербы здоровью).
  3. Произвести реконструкцию помещений ШИЗО с учетом требований минимальных стандартов пенитенциарных правил ООН, особенно в части санитарных норм.

Дополнительные итоги посещения ИК-1

При посещении  ШИЗО ИК-1 на дверях одной из камер увидели привязанный полиэтиленовый пакетик с упаковками таблеток,  в камере содержатся двое осужденных, у одного из них,  М., весьма нездоровый вид. Осужденный сообщил, что он 4 месяца содержался в ПКТ, и уже месяц находится в ШИЗО. Осужденный сообщил членам ОНК об имеющихся у него хронических заболеваниях, связанных с нарушением мозгового кровообращения, в частности  — расстройство сна, которое делает поминутное соблюдение распорядка дня (спать в отведенное для этого время) невозможным, по не зависящим от усилий и старания осужденного причинам.

Рекомендации  

Провести медицинское освидетельствование М. на предмет возможности его дальнейшего содержания  в ШИЗО с учетом медицинских показаний и п.2 предыдущего раздела «Рекомендации».

Исакаева Л.В.
член ОНК Курганской области

Источник: 5ugolok.ru

Поделиться в соц. сетях

0

Оставьте ответ

Подписка на новости

Фотографии на flickr

Яндекс.Метрика