«Избивали, требуя написать с повинной. Угрожали изнасиловать палкой»

1
4
Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

Пытки и вымогательства в ИК-2 продолжаются: правозащитники получили доказательства. ВИДЕО

После того, как весь мир обошли кадры пыток в екатеринбургской ИК-2 и возбужден ряд уголовных дел, в колонии продолжаются вымогательства и насилие над осужденными, утверждают свердловские правозащитники. В их распоряжении оказались доказательства того, что смена руководства колонии не повлияла на существующие в учреждении жестокие порядки.

Только в прошлом году по фактам пыток и вымогательств с осужденных так называемыми «активистами» (заключенными приближенными в администрации) было возбуждено несколько уголовных дел. После скандала в ИК-2 начальник свердловской ФСИН Сергей Худорожков был вынужден уйти в отставку (как было заявлено, по выслуге лет). Пресс-служба управления заявляла, что продолжение практики пыток в ИК-2 исключено, так как в колонии полностью сменилось все руководство. Однако члены Общественной наблюдательной комиссии утверждают: пытки продолжаются!

На днях правозащитники получили показания от нескольких осужденных, ранее отбывавших наказание в ИК-2, а ныне переведенных в другую колонию.

«Я содержался в ИК-2 с 28 октября 2016 года по 15 апреля 2017 года. По прибытию в карантин нас избили «активисты», в том числе инспектор.

После этого утащили в баню, избивали, требуя написать явки с повинной. Угрожали изнасиловать палкой. Три дня били.

Потом меня вызвал к себе заместитель начальника по безопасности Михаил Табаев. Я стал говорить ему, что буду жаловаться. Он ответил, что будто бы ничего не знает о происходящем. Но больше такого не повторится. А если я буду писать жалобы, то это продолжится. Я испугался и писать не стал», — заявил правозащитникам осужденный Андрей Жарский.

Как рассказала «URA.RU» член ОНК Свердловской области Ольга Вековшинина, Жарский и другие осужденные, пожаловавшиеся о пытках в ИК-2, начали говорить только после того, как их перевели в колонию №53 Верхотурья. Якобы, находясь в «двойке», они опасались за свою безопасность.

«После карантина я попал на третий отряд в ИК-2. На отряде у меня спросили: «Будешь гуманитарить?». Это значит посылать стройматериалы или деньги переводить. Я сказал: «У меня нет возможности, я подумаю». Тогда меня посадили в «грядку». Это значит все время сидишь, руки вместе, ноги вместе. Ждешь, когда тебя сводят в столовую. Все делаешь только по приказу председателя [«активиста»]. Администрации нет. Начальник отряда приходит редко. Все проводят председатели.

Мне удалось договориться с завхозом отряда. Он попросил 20 мешков с цементом. Я позвонил родственникам. Они привезли цемент, чтобы я сидел нормально и меня не трогали. Потом с меня стали требовать деньги.

28 августа 2015 года меня увели «под распоряжение» на 6-й отряд. Там я пробыл полгода. Все это время я стоял руки вместе, ноги вместе. Подбородок головы всегда прижат к груди. Подвергался постоянным избиениям», — рассказал другой осужденный Михаил Осинцев.

Новые рассказы осужденных касаются происходящего в ИК-2 в период 2015—2017 годы. Именно в этот промежуток времени в колонии сменилось руководство. Сотрудники СК, расследовавшие факты пыток, пришли к выводу, что система насилия в колонии существовала с ведома и по указанию заместителя начальника «двойки» Михаила Белоусова. Сейчас он является обвиняемым по уголовному делу.

Белоусова сменил Михаил Табаев. При нем, по словам осужденного Жарского, пытки и вымогательства продолжились. Наконец, после того, как Табаев ушел на пенсию, на его место пришел и поныне работает Александр Савельев.

Жарский продолжает свой рассказ ОНК: «Меня вызвал к себе Савельев и спросил, все ли нормально. Никто ли не обижает? Я начал говорить, что вы сами знаете, что из меня выбивают явки. Что когда придет адвокат, я все буду описывать, жаловаться. Он говорит, что разберется с этим. Пришел адвокат и написал заявления в Москву, в прокуратуру. Через два дня после этого меня вызвали в каптерку, и сотрудники вытащили у меня из сумки два лезвия. Это было в феврале 2017 года. За это меня отправили в штрафной изолятор. В конце февраля инспектор вывел меня из камеры к двум «активистам». Они избили меня, вытащили на улицу.

Уже потом ко мне в камеру пришли Савельев и начальник оперотдела колонии Хитрик. Он мне сказал: «Ты поедешь в гарем, если будешь жаловаться».

По мнению членов ОНК, система пыток в екатеринбургской «двойке» никуда не пропадала. «К сожалению, согласно нашим данным и заявлениям осужденных с 2013-го по 2017-й — одна и та же картина на ИК-2 — жестокое обращение со стороны „актива“. Это сложившаяся долголетняя практика. По сути, мы получили заявления о преступлениях со стороны осужденных. Я буду обращаться в следственный комитет», — заявила Ольга Вековшинина.

Однако в управлении свердловской ФСИН информацию ОНК и показания осужденных подвергли критике. «Все осужденные с ИК-2 ранее были опрошены следователями в рамках работы по уголовному делу. Но тогда они не заявляли о каких-либо нарушениях. Главная цель таких осужденных заключается в том, чтобы не исполнять внутренние правила колонии. У нас 28 тысяч осужденных. За год мы получаем 4 тысячи жалоб. Из всех жалоб, опубликованных за все время „так называемыми“ правозащитниками, подтвердилась только одна. Это явно спланированная акция, чтобы раскачать режим», — заявил «URA.RU» пресс-секретарь ГУ ФСИН по Свердловской области Александр Левченко.

Источник: ura.news
Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here