И паспорт есть, и счастье есть — а гражданства… нет.

0
763

Примерно такова логика ответов, полученных жительницей Екатеринбурга Оксаной Б. на свое обращение в миграционные службы разных регионов России. История Оксаны такова. Девушка родилась в Луганской области Украинской ССР. Вместе с мамой в 1994 году переехала в Россию. По достижении 16 лет получила в Пермском крае советский паспорт, постоянную регистрацию. Все документы, по которым живут россияне, у нее есть — и СНИЛС, и аттестат зрелости, и паспорт.

В 26 лет девушка попала в места лишения свободы. Так началась черная полоса в ее жизни. Колония, инвалидность, беспомощность перед невзгодами. А перед самым освобождением еще одна беда — был намеренно испорчен советский паспорт, находившийся в ее личном деле. Ей объяснили, что паспорт недействительный и его надо менять.

Но Оксана не унывала. Она привыкла находить в жизни, даже самой тяжелой и беспросветной что-то светлое. И когда она встретила хорошего парня, не раздумывая, согласилась стать его женой.

Вот тут и начались новые испытания. Ни в Пермском крае, где Оксана была зарегистрирована, ни в Чувашии, где отбывала наказание, ни в Свердловской области, куда привез ее жених, — нигде не соглашались менять ее советский паспорт. Словно под копирку писали, что у Оксаны-де нет гражданства, потому что она за ним… не обращалась. А наличие неснятой судимости означало невозможность приобретения его вновь. «Приходите лет через восемь,» — говорили бодрые мужчины и женщины в полицейской форме, возвращая оксанины документы.

Отсутствие паспорта — как удавка на шее. Куда ни обратишься

— петля затягивается сильнее и сильнее. Сначала Оксана потеряла ребенка. Потом обратилась в ПФР, где ей пояснили, что пенсия по инвалидности у нее есть, но получить ее без паспорта она не сможет.

Дальше — новая удавка: то же самое и в Территориальном отделении Фонда обязательного медицинского страхования, и в ЗАГСе. Все словно сговорились против хрупкой женщины, на долю которой столько выпало.

Одна радость — любовь, которая назло всем испытаниям лишь разгоралась между молодыми людьми.

Сейчас Оксана снова беременна. Несмотря на то, что медполиса у нее нет, она регулярно наблюдается у врача. Наблюдается платно — все расходы взял на себя будущий отец.

Говорят, уровень цивилизованности государства определяют по тому, как в нем относятся к женщинам и детям. Судя по истории Оксаны, а таких в России немало, нам еще рано рапортовать о том, что мы — гуманное государство. Впрочем, точку в этой истории поставит либо генерал, либо судья.

Мила Лукашёва,
руководитель правозащитной организации «Уральская ассоциация беженцев»

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here