Категории | Блог

Общественность хочет быть ближе к пыткам

Фото: Николай Хижняк / Коммерсантъ

СПЧ попросил ФСИН подключить правозащитников к проверке жалоб из красноярской колонии

Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) просит Федеральную службу исполнения наказаний (ФСИН), прокуратуру и Следственный комитет обеспечить общественный контроль в ходе проверки данных о пытках заключенных в красноярской колонии №31. Глава Гражданской ассамблеи края Алексей Менщиков считает, что сложившаяся ситуация — результат отсутствия четких коммуникаций между общественной наблюдательной комиссией и ФСИН.

Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека обратил внимание на сообщения о пытках и побоях в красноярской ИК-31. Правозащитники опасаются, что проверка жалоб заключенных пройдет халатно. В связи с этим СПЧ обратился к руководству ФСИН России с просьбой включить в состав комиссии по проверке жалоб председателя общественной наблюдательной комиссии (ОНК) региона Валерия Слепуху и председателя общественного совета при краевом ГУ ФСИН Александра Назарова. Также обращение направлено начальнику ГУ ФСИН России по Красноярскому краю, прокурору края и руководителю краевого ГСУ СК России.

Поводом для обращения стало письмо от главы общероссийского общественного движения «За права человека» Льва Пономарева, адресованное председателю СПЧ Михаилу Федотову и уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой. «По опыту подобных проверок в других регионах известно, что, как правило, целью данных мероприятий является не защита прав человека, а сокрытие фактов преступлений сотрудников ФСИН, запугивание заключенных»,— говорится в письме господина Пономарева. По его словам, в рамках проверок опрашивают не потерпевших заключенных, а «активистов», которые «сотрудничают с администрацией за поблажки». «Это происходило в ИК-7 Республики Карелия, в ИК-1 Ярославской области, в ИК-1 Брянской области»,— сообщает общественник.

На прошлой неделе члены ОНК Красноярского края опубликовали многочисленные жалобы отбывающих наказание в ИК-31. «Методы избиения пугают своей изощренностью, жестокостью и цинизмом,— говорится в заявлении ОНК.— Так, некоторые утверждали, что их подвешивали за руки или за ноги к трубе у потолка и при этом били как боксерский мешок». Осужденные указывали, что их душили, связанных поднимали и бросали об пол. «Прыгали по телу, давили ногами и коленями, выкручивали руки и ноги, били дубинками по телу и ступням, ставили “на растяжку”, раздвигая ноги»,— перечисляют члены ОНК. Господин Слепуха сообщил “Ъ”, что с 2015 года в комиссию обратились около 50 заключенных ИК-31. «Мы полагаем, что избитых гораздо больше»,— считает он.

После обращения СПЧ руководство ГУ ФСИН по Красноярскому краю встретилось с общественниками для обсуждения ситуации в ИК-31. Начальник регионального управления Николай Васильев заявил, что по всем полученным заявлениям и жалобам проводятся проверки. Для этого создана специальная комиссия, в которую вошли представители всех служб ГУ ФСИН. На служебную проверку отведено десять дней. Но, судя по всему, правозащитников к этой проверке не привлекут. «В этой ведомственной проверке не могут участвовать общественники, нет таких полномочий»,— отметил господин Слепуха.

Председатель совета Гражданской ассамблеи Красноярского края (координирует деятельность общественных палат и комиссий региона) Алексей Менщиков считает, что общественники не нужны в этой проверке: «Вмешательство третьих лиц, пусть даже с благими намерениями и большим желанием помочь, может повредить делу». «Любые другие интересанты в этом деле — «пятое колесо»,— заявил он “Ъ”.— ГУ ФСИН в этой ситуации не ушло от сотрудничества. Мы практически сразу собрали все заинтересованные стороны, которые живут и работают в крае. Очевидно, что какой-то общий диалог между ними состоялся. Мы договорились, что руководство ГУ ФСИН и ОНК региона до конца августа проведут ряд совместных выездов не только в ИК-31, но и в другие колонии региона». Он считает, что в информации о насилии в колонии, которая есть у ОНК, были как объективные факты, когда люди действительно пострадали от неправомерных действий, так и «явно заказные вещи»: «Необходимо отделить одно от другого, это сделают те, кто хорошо знаком с возникшей проблемой. В решении этого вопроса лучше всего разберется сама ОНК».

Господин Менщиков посетовал, что ранее не было «четких коммуникаций» между ОНК и ГУ СФИН. «Если бы велось плотное взаимодействие и обмен информацией, то большинство вопросов удалось бы снять гораздо раньше»,— сообщил он.

Господин Слепуха сообщил “Ъ”, что красноярское ОНК уже 16 августа собирается посетить ИК-31: «Будем беседовать с осужденными, выяснять, не оказывается ли на них давление в связи со всей этой ситуацией».

Обычно расследования заявлений о побоях начинаются только после давления общественности. В ИК-7 Карелии проверка пришли после заявления осужденного гражданского активиста Ильдара Дадина. Вслед за ним об истязаниях заявили еще более десятка заключенных. После многочисленных проверок, которые, правда, так и не подтвердили слова осужденных, заключенные в карельских колониях отметили, что бить их стали меньше, рассказала “Ъ” сотрудник движения «За права человека» Анастасия Зотова. Юристы правозащитного движения продолжают требовать возбуждения уголовных дел по поводу травмирования заключенных из карельских колоний. Кроме того, адвокаты фонда «Общественный вердикт» с апреля пытаются разобраться с жалобами троих заключенных из ИК-1 Ярославской области — Евгения Макарова, Руслана Вахапова и фигуранта «болотного дела» Ивана Непомнящих — на избиения во время проверки колонии с участием ОМОНа. Много дней адвокаты не могли попасть к подзащитным. Понадобилась реакция Европейского суда по правам человека, потребовавшего принять «срочные меры» и провести медобследование пострадавших, чтобы адвокаты смогли зайти в колонию. Однако троим заключенным постоянно продлевают срок нахождения в штрафном изоляторе, из-за чего адвокаты опасаются, что строптивых осужденных снова бьют. На прошлой неделе юрист фонда «Общественный вердикт» Ирина Бирюкова получила ответ из ГУ ФСИН по Ярославской области о том, что 29 июня господин Макаров был избит из-за неповиновения конвою. Кроме того, до сих пор адвокаты пытаются уточнить, что произошло с осужденными в ИК-1 Брянской области 17 июля. Движение «За права человека» выяснило, что там были избиты 24 заключенных. Адвокаты к ним также не могли попасть. Адвокатская палата Брянской области даже была вынуждена обратиться с жалобой в комиссию совета Федеральной палаты адвокатов по защите профессиональных прав адвокатов. В итоге на прошлой неделе правозащитники получили ответ из регионального ГУ ФСИН о том, что к пяти осужденным «физическая сила и спецсредства» применялись на законных основаниях. Судьба остальных не ясна.

Источник: kommersant.ru
Фото: Николай Хижняк / Коммерсантъ

Поделиться в соц. сетях

0

Оставьте ответ

Подписка на новости

Фотографии на flickr

Яндекс.Метрика