Верховный суд рассказал, когда не стоит верить сотруднику ГИБДД

0
4
Фото с сайта мостыдороги.рф

Верховный суд применил презумпцию невиновности и отменил наказание для водителя, которого лишили прав на год за повторный выезд на встречку. Дело в том, что протокол о правонарушении был составлен неправильно, а инспектор ГИБДД решил это исправить. Он «допросил» сам себя в качестве свидетеля и рассказал то, чего в протоколе не хватало. Кроме того, из материалов дела было непонятно, на какую камеру – автоматическую или нет  было снято нарушение водителя. Нижестоящие инстанции не смутили эти обстоятельства. ВС прекратил производство по делу и объяснил, почему. 

В феврале 2016 года сотрудник ДПС по Пензенской области А. Абольянин составил протокол о том, что водитель Сергей Владимиров* выехал на встречную полосу на трассе Нижний Новгород-Саратов. Это подтверждалось и видеозаписью, которую вместе с другими материалами направили мировому судье Таганского райсуда Москвы. Но когда протокол попал в суд, оказалось, что инспектор забыл указать, какой именно пункт ПДД нарушен. А ведь выезд на встречку запрещают несколько разных правил. Какое из них конкретно нарушил Владимиров, из протокола было не ясно. «Его нельзя направлять для исправления недостатков, если суд уже подготовил дело и рассматривает его», – отмечает Кирилл Форманчук из «Комитета по защите прав автовладельцев». Находчивый Абольянин «исправил» ситуацию письменными пояснениями, которые взял сам у себя.

Поскольку свидетелей нужно предупреждать об ответственности за дачу ложных показаний и сообщать об их правах, инспектор «разъяснил это сам себе». В письменных объяснениях изложено именно так, хотя неизвестно, как это могло выглядеть на практике.

Мировой судья Таганского района счел, что доказательств достаточно, чтобы лишить Владимирова прав на год по совокупности нарушений – ведь это его второй выезд на встречку (п. 5 ст 12.15 КоАП). Водитель отправился обжаловать решение, но понимание нашел только в Верховном суде. Судья Сергей Никифоров обнаружил в деле явные недостатки. В протоколе не указано, какой именно пункт ПДД нарушен, а показания Абольянина не могут считаться допустимым доказательством по делу, изложено в определении 5-АД17-17. Да и в суд инспектора не вызывали. Кроме того, не все в порядке и с видеозаписью. Неизвестно, с помощью какого устройства она сделана, а ведь это очень важно для дела, отметил судья ВС. Ведь п. 5 ст. 12.15 КоАП предусматривает две санкции. Это не только лишение прав на год, но и пятитысячный штраф – в случае, если выезд на встречку зафиксирован автоматическими средствами видеозаписи. С такими аргументами судья ВС отменил все решения и прекратил производство по делу.

Заинтересованные по службе свидетели

Качество материалов, которые поступают из ГИБДД в суд, часто оставляет желать лучшего, констатирует Форманчук. Но исправлять недостатки протокола с помощью объяснений того же «автора» – это однозначное процессуальное нарушение, уверена адвокат юргруппы «Яковлев и Партнеры» Марина Костина: 

«Мне кажется, ВС говорит о том, что КоАП не предполагает возможности совпадения в одном лице свидетеля и инспектора, который возбудил производство по делу», – Марина Костина, ЮГ «Яковлев и партнеры»

Между тем на практике такое встречается нередко: инспекторы берут объяснения сами у себя, говорит Владимир Старинский, управляющий партнер КА «Старинский, Корчаго и партнеры». По его словам, суды принимают такие объяснения и не проверяют другие обстоятельства дела – действуют по негласному принципу доверия к показаниям сотрудников ГИБДД. Но нельзя сбрасывать со счетов их служебную заинтересованность в исходе дела, предупреждает старший партнер юридической компании «Озерский, Четвергов и партнёры», член Ассоциации юристов России (АЮР) Игорь Озерский. По его словам, определение ВС призывает суды внимательно оценивать, допустимы ли доказательства, которые предоставляют должностные лица.

Вопрос видеозаписей комментирует ведущий юрисконсульт «КСК групп» Юлия Невзорова. В подтверждение того, каким устройством снято нарушение, предоставляют его сертификат, рассказывает Невзорова. Но если его нет и нельзя установить точно, с какого аппарата велась съемка (а ведь у судьи нет специальных познаний), то начинает действовать презумпция невиновности. Это значит, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу, подытоживает Невзорова.

* Имя и фамилия изменены редакцией

Источник: pravo.ru
Фото с сайта мостыдороги.рф

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here