ВККС оставила без мантии судью, который продержал подсудимого в СИЗО больше трех лет

0
49

Молодой судья из Владивостока попытался вернуть себе мантию после того, как местная ККС лишила его полномочий за нарушения в гражданских и уголовном делах. На заседании судья и представитель квалифколлегии обсудили затянутое уголовное дело, въедливых адвокатов по соглашению, задержки в выдаче решений и разницу в статистических показателях. 

Вернуть мантию в ВККС попытался молодой судья Денис Игнатьичев из Ленинского районного суда Владивостока. Он был назначен в этот суд в 2012 году (а его общий юрстаж больше 13 лет). Несколько лет рассматривал и гражданские, и уголовные дела. В июле 2017 года Приморская ККС досрочно лишила Игнатьичева полномочий за нарушение тайны совещательной комнаты и задержку с выдачей решений двум гражданам, которые на это пожаловались. Судья не согласился с наказанием и обжаловал его в Высшую квалифколлегию судей, перед которой выступил сегодня, 20 сентября.

Большая часть претензий местной ККС касалась разбирательства чемпиона боев без правил Багамы Никабагамаева, который подозревался в вымогательстве у владивостокского бизнесмена 6 млн руб. Игнатьичев затянул рассмотрение дела, в результате чего обвиняемый провел в СИЗО больше трех лет (с 2013 года). А затем судья нарушил тайну совещательной комнаты, из-за чего приговор был отменен (сейчас дело разбирают заново). Этого добился один из адвокатов спортсмена, который изучил данные ГАС «Правосудие» и обнаружил, что судья якобы изготовил два акта по гражданскому и административному делу, пока находился в совещательной комнате по делу Никабагамаева. Апелляция и ККС согласились с защитниками, что он нарушил тайну.

Судья не признал за собой вины. Он объяснил, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Игнатьичев добавила, что эти акты не связаны с рассмотрением дела по существу (например, административное дело было просто передано по подсудности). По мнению заявителя, он волен делать перерывы на другие дела в совещательной комнате, а ее тайна не нарушается, ведь на судью никто не влияет.

Следом члены ВККС поинтересовались у Игнатьичева, почему дело слушалось так долго. Игнатьичев объяснял, что дело было непростое: 12 томов материалов и более 80 листов приговора, который судья писал две недели. Также он пожаловался на трех-четырех адвокатов по соглашению. «Я с такими раньше не сталкивался», — воскликнул Игнатьичев. Они были настолько въедливы, что порой обвинители не могли им ничего ответить, и заседания переносились из-за неподготовленности последних. Еще один повод для переносов – это неявки самих защитников. «Президиум [крайсуда] меня в этом обвинил, но что я мог сделать, если причины были уважительные – болезни, командировки!» — оправдывался Игнатьичев. Очередная сложность была связана с тем, что подсудимый говорил на даргинском наречии. Долго разбирались с переводчиком, потом ему заявили отвод, затем судья изучал личность подсудимого, чтобы решить, нужен ли ему в действительности перевод. Придя к отрицательному выводу, он рассмотрел дело без специалиста.

Но время уже было упущено, заметила председатель ККС Приморского края Елена Демидова. Она признала, что дело и правда непростое, тем более, для начинающего судьи, «но не настолько, чтобы рассматривать его больше трех лет». Сейчас им занимается другая судья, рассказала Демидова. Затем ей задали вопрос, почему дело до сих пор не завершено, ведь оно в производстве уже пять месяцев. Демидова ответила, что судья «принимает меры».

— Нам скоро очередного вашего судью тут ждать? – осведомились в ВККС. – Новая судья делает то же, что и старый.

На это Демидова ответила, что новая судья обещает закончить разбирательство за год.

Другая претензия ККС Приморского края связана с тем, что Игнатьичев не вовремя выдал решения гражданам Коржу и Развозжаеву, которые подали на него жалобы. Но судья и тут был не согласен. Он указывал, что задержка была незначительной и не повлекла негативных последствий: Корж получил по исполлисту всю сумму, а Развозжаев вовремя подал апелляционную жалобу. Более того — Корж по просьбе судьи вступился за него и написал письмо в ВККС.

Игнатьичев объяснял промедление высокой нагрузкой, но Демидова, наоборот, настаивала, что она была у судьи ниже среднего. Они оказались разного мнения и относительно статистики судьи: сам он называл цифру в 81% стабильности по гражданским делам, председатель ККС – 39% отмен в 2016 году. Игнатьичев объяснил последнюю цифру большим количеством однотипных дел, практику по которым Приморский крайсуд в это время «поменял на 180 градусов». Демидова заметила, что уже в середине 2016-го решение по подобному делу вынес Верховный суд.

Выслушав оппонентов, ВККС после раздумий огласила решение — отказать в жалобе Игнатьичеву.

Источник: pravo.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here