Право на юридическую помощь в условиях изоляции. Сборник судебных актов

0
38

Правовая помощь тем, кто «за ключом»:

несколько слов об этом Сборнике

Настоящий Сборник судебных актов представляет собой первую попытку анализа и систематизации многолетней деятельности Межрегиональной общественной организации «Межрегиональный центр прав человека» и иных сопричастных правозащитных формирований – неформальной группы «Правозащитники Урала», Фонда «В защиту прав заключенных». При этом персональный состав адвокатов и правозащитников, входящих в эти правозащитные структуры, которые добивались успехов на ниве отстаивания в судах права заключенных на юридическую помощь, разделить невозможно – он практически совпадает.

Практика защиты прав заключенных показала, что невозможно эффективно заниматься этой деятельностью без выработки механизмов защиты самого права на получение и оказание юридической помощи (к слову сказать, право на получение юридической помощи и право на оказание юридической помощи – все-таки разные права, принадлежащие разным субъектам, однако, представляют собой «две стороны одной и той же медали»). Ведь достаточно проблематично, если не невозможно, заниматься защитой заключенного, например, при производстве по уголовному делу или какому-либо уголовному материалу (например, по вопросу об УДО), стремиться обеспечить его право на медицинскую помощь, на личную неприкосновенность, включая свободу от пыток, других форм жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, на судебную защиту, в том числе, оспаривая незаконно и необоснованно наложенные дисциплинарные взыскания, на неприкосновенность частной жизни и т.п., при этом, не имея возможности личной встречи с заключенным, конфиденциального и доверительного общения с ним, составления на месте тех или иных документов и обмена ими, оформления доверенности, как по российскому законодательству, так и в Европейский суд по правам человека и т.п., другими словами, совершения обычных юридических действий, создающих элементарные условия для получения заключенным юридической помощи как таковой либо (что не менее важно) получения качественной, эффективной юридической помощи.

Именно защите данных прав, составляющих суть права на юридическую помощь заключенных, посвящен настоящий Сборник.

В Сборник включены 20 решений судов первой инстанции и, соответственно, 20 определений судов апелляционной (кассационной) инстанции. Это, безусловно, далеко не всё, чем мы можем «похвастаться», т.к. многие решения не являются уникальными, представляя собой относительно рядовые фрагменты уже наработанной практики. Структурно Сборник поделен на четыре раздела.

Раздел первый посвящен проблематике физического доступа к заключенным субъектов оказания юридической помощи (или наоборот – как кому нравится – доступу заключённых к субъектам оказания юридической помощи).

На сегодняшний день в деятельности нашей организации сформировалась достаточно устойчивая положительная практика защиты права на доступ таких категорий субъектов юридической помощи как адвокаты, защитники по уголовному делу не из числа адвокатов, доверенные лица (то есть лица, в отношении которых заключенные в статусе осужденных оформили доверенности по российскому законодательству; лица, оформившие доверенности на представительство в Европейском суде по правам человека, – отдельная тема для разговора), субъекты правозащитного движения, а именно, сотрудники и члены правозащитных организаций, наделенных правом юридической помощи заключенным в статусе осужденных.

По каждой из этих категорий можно говорить отдельно – нюансов очень много, как с точки зрения статуса и правомочий, так и с точки зрения механизмов защиты права на доступ. Например, если адвокат действует в личном качестве (как правило, по ордеру) и, в силу статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» наделен самостоятельным правом беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности  (тот же самый вывод можно сделать и относительно защитников по уголовному делу не из числа адвокатов, которые также уголовно-процессуальным законодательством наделены правом на конфиденциальные встречи), то иные категории субъектов оказания юридической помощи в личном качестве не действуют, а являются либо представителями правозащитной организации, либо представителями по доверенности. Соответственно, если адвокат либо защитник не из числа адвокатов может защитить свое право на оказание юридической помощи, в том числе, обратившись в суд как самостоятельный субъект правоотношений, то иные субъекты оказания юридической помощи лишены такой возможности и должны, добиваясь в суде своего права на свидание, мыслить и действовать более креативно…

Представленные в данном разделе судебные акты показывают, что администрация исправительных учреждений также весьма креативно подходит к поиску оснований для отказа в свидании. Среди наиболее популярных можно назвать следующие: отсутствие заявления осужденного на свидание; ненадлежащим образом оформлены полномочия; отсутствует доверенность (для адвокатов); следователь пускать не велит (для адвокатов); родственная связь с заключенным (для представителей по доверенностям и защитникам не из числа адвокатов); приговор или постановление по уголовному делу или уголовному материалу, в рамках которого был допущен защитник, вступило в силу (для защитников не из числа адвокатов); отсутствует (или занято) помещение для свиданий; осужденный готовится к этапу или только что прибыл с этапа и содержится в карантинном отделении; «устный отказ» заключенного от свидания (в целом – от юридической помощи со стороны конкретного лица). Все данные основания суть незаконны.

Однако не всё так «безоблачно». Так, не редки случаи, когда администрация отказывает в свидании по причине письменного отказа в нем со стороны заключенного. Практика показывает, что, как правило, такие отказы связаны с оказанием серьезного психологического и даже физического давления на заключенных, т.к. адвокат (иной субъект оказания юридической помощи) может стать ненужным свидетелем совершенных в отношении заключенного противоправных действий (например, физического насилия) и «вынести сор из избы».

К сожалению, в настоящее время не существует какого-либо действенного правового механизма признания незаконным такого отказа в свидании, т.к. контрольно-надзорные органы (прокуратура, ГУФСИН), как правило, отвечают, что осужденный опрошен (естественно, по месту отбывания им наказания), подтвердил добровольность отказа в свидании, а свидание – дело добровольное и осужденного нельзя заставить выйти на него…

Действительно, это серьезный пробел и в законодательстве, т.к., по логике вещей, осужденный (шире – заключенный) должен именно на конфиденциальном свидании с адвокатом (или иным лицом), «сглазу на глаз», отказаться от его юридической помощи, коли он уж в ней на самом деле не нуждается. А то получается полнейший абсурд – адвокат приезжает к осужденному, причём часто адвокат, с которым осуждённый ни разу в жизни не встречался, быть может, с хорошими для осужденного новостями, а он отказывается от свидания с адвокатом, даже не видя его в глаза… Безусловно, данная проблема должна найти своё действенное разрешение как в законодательстве, так и в правоприменительной практике.

Хотя судебная практика, в целом занимая позицию о законности недопуска в случае письменного отказа от свидания, уже начинает, в отсутствие четкой законодательной регламентации, вырабатывать иные, более правильные, подходы. Так, в Решении от 01 июля 2013 г. (в Сборнике – № 4.2.) Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга указал: … довод представителя заинтересованного лица ФКУ ИК-62 ГУФСИН России по Свердловской области в обоснование своей позиции о том, что отказ начальника ФКУ ИК-62 Гусева А.И. в предоставлении свидания был вынесен обоснованно и правомерно, поскольку требуется воля осужденного, в не воле изъявление конкретного представителя, при том, что от осужденных Ваганова В.В. и Алексеева Ю.С. 18.02.2013 г. поступили заявления об отказе в получении юридической помощи от гражданки Захаровой Л.В. (л.д. 78), суд находит несостоятельным, поскольку считает, что только на предоставленном свидании сам осуждённый непосредственно мог отказаться от получения юридических услуг (помощи). В противном случае это порождает жалобы со стороны представителей или адвокатов на нарушение прав осужденных об ограничении в оказании им правовой помощи, как и произошло в данном случае.

Раздел второй Сборника посвящен тематике доступа к юридической помощи заключенных, содержащихся в условиях больницы при исправительном учреждении. Многие десятилетия складывалась практика, при которой заключенные, помещенные в медицинские учреждения, не могли пользоваться юридической помощью на основании лишь коротенького немотивированного медицинского заключения. Этим заключением им запрещалось не только участвовать в судебных и следственных действиях (что вполне нормально и жизненно необходимо), но и встречаться с адвокатами. Причем последними, к сожалению, такое положение вещей воспринималась вполне нормальным и обыденным. Задействовав механизм «стратегического правосудия», то есть изначально проиграв суд по не допуску адвоката Р. Качанова к осуждённому Д. Финогенову, мы решили обжаловать норму аб. 2 п. 119 Порядка организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации № 640 и Министерства юстиции Российской Федерации № 190 от 17 октября 2005 г., которая как-раз и запрещала адвокатам и иным лицам, оказывающим юридическую помощь, встречаться с больными заключенными (причем как со следственно-арестованными, так и с осужденными), в Верховном Суде РФ. По нашей просьбе на имя председательствующего по делу судьи Романенкова Н.С. было направлено письмо за подписью Вице-президента Адвокатской Палаты Свердловской области Михайловича И.В., в котором достаточно точно изложена суть проблемы, которую предстояло решить Верховному Суду РФ. Из письма: … Мне известно, что адвокаты Свердловской области постоянно сталкиваются с ситуацией, когда они не в состоянии выполнить поручение и оказать квалифицированную юридическую помощь своим доверителям по причине помещения последних в больницу при исправительном учреждении (в частности, в больницу при ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области). В таких больницах граждане, содержащиеся под стражей, становятся абсолютно бесправными, т.к. администрация со ссылкой на оспариваемый пункт препятствует в допуске адвокатов. Так, например, применительно к ФКУ ИК-2, мне не известно ни одного случая допуска адвоката для оказания юридической помощи доверителю, проходящему лечение в больнице данного учреждения. Нередко заключенные помещаются в больницу при исправительном учреждении с целью излечения от телесных повреждений и иного вреда здоровью, причинённого в результате применения к ним незаконных методов воздействия. В таких условиях они крайне уязвимы и нуждаются в экстренной юридической помощи, хотя бы для того, чтобы понудить администрацию ИУ зафиксировать причиненные телесные повреждения, которые часто остаются не зафиксированными, составления соответствующих жалоб в правоохранительные органы. Однако недопуск адвоката к своему доверителю в этом случае фактически лишает его возможности совершения юридически значимых действий, направленных на защиту своих конституционных прав и изобличение виновных….

В итоге – обе инстанции Верховного Суда РФ встали на нашу сторону, признав оспариваемую норму незаконной и недействующей в части установления правового регулирования свиданий в больными, отбывающими наказание в местах лишения свободы и заключенными под стражу, с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи.

В Разделе втором Сборника прослеживается генезис применения данной нормы как в ее прежнем, так и в видоизменённом виде.

Раздел третий Сборника посвящен вопросам эффективности оказания юридической помощи.

Ведь вовсе недостаточно обеспечить физический доступ адвоката либо иного лица, оказывающего юридическую помощь, к заключённому. Это – полдела. Важно обеспечить условия, при которых юридическая помощь стала реально эффективной, действенной и привела (или хотя бы могла привести) к юридически значимым результатам, т.е. являлась бы результативной.

Именно этому способствует обеспечение конфиденциальности общения, а также возможность во время свидания как лицу, оказывающему юридическую помощь, так и его «подопечному», пользоваться необходимыми предметами, например, фото-аудио-видеозаписывающими устройствами, письменными принадлежностями.

По вопросу использования во время юридического свидания фото-аудио-видеозаписывающими устройствами мы публикуем соответствующее Решение Верховного Суда РФ от 7 февраля 2012 г. (в Сборнике – № 7.1.), вступившее в силу.

Что касается такого, казалось бы, «мелкого» вопроса, как использование во время свидания письменных принадлежностей, то оказалось, что вопрос этот не такой уж незначительный, как может показаться изначально. Особенно он актуализируется в случаях, когда свидание с осуждённым проводится «иным лицом, имеющим право на оказание юридической помощи» (по формулировке ч. 4 ст. 89 Уголовно-исполнительного кодекса РФ), в отношении которого данной нормой УИК РФ прямо непредусмотрен конфиденциальный режим общения. На практике часто такое общение проводится «через стекло», например, в комнате для краткосрочных свиданий. Именно при таком свидании и возник вопрос о том, имеет ли право заключенный элементарно использовать ручку и бумагу. В этом случае администрация учреждения, особенно тогда, когда не хочет «выносить сор из избы», будет всячески препятствовать этому, в том числе, посредством недопущения передачи осуждённому письменных принадлежностей, ссылаясь на то, что осуждённый вправе приобрести их за свой счет.

Вот тут и образовалась правовая проблема, т.к. ни одна норма российского законодательства прямо не предусматривает право лица, оказывающего юридическую помощь заключенному, передать последнему во время юридического свидания ручку и бумагу. Единственная норма на этот счет, которую можно использовать применительно к данной ситуации, содержится в п. 93 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшемся в Женеве в 1955 году, и одобрены Экономическим и Социальным Советом в его резолюциях 663 С (XXIV) от 31 июля 1957 года и 2076 (LXII) от 13 мая 1977 года), который устанавливает: В целях своей защиты подследственные заключенные должны иметь право обращаться там, где это возможно, за бесплатной юридической консультацией, принимать в заключении юридического советника, взявшего на себя их защиту, подготавливать и передавать ему конфиденциальные инструкции. С этой целью в их распоряжение следует предоставлять по их требованию письменные принадлежности. Свидания заключенного с его юридическим советником должны происходить на глазах, но за пределами слуха сотрудников полицейских или тюремных органов.

Однако Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга в Решении от 12 августа 2014 г. (в Сборнике – № 7.2.) справился и без международно-правовых норм, указав: … суд полагает, что действия начальника ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области Лаптева Ю.Л. и администрации ФКУ ИК-5 по отказу в передаче осуждённому Тепишеву Ю.А. бумаги и ручки для написания заявления и жалобы во время проведения свидания от эксперта НО Фонд В защиту прав заключенных Соколова А.В., в условиях, препятствующих надлежащему проведению такого свидания, исключительной целью которого является, в том числе, написание соответствующих документов, являются незаконными.

И дело даже не в том, что данное Решение суда является формально «отказным», в связи с пропуском срока для обращения в суд, важно то, что суд сформулировал правовую позицию, установив обстоятельства, которые имеют преюдициальное значение. Именно поэтому данное Решение находится в нашем Сборнике.

Естественно, для эффективной юридической помощи, особенно по гражданским, административным делам, как для лиц, которые не являются адвокатами, так и для адвокатов (особенно при современном правовом регулировании) важнейшим фактором является оформление доверенности от заключенного – без нее мало что можно сделать, защищая права заключенных не в уголовно-правовой плоскости.

Именно поэтому одно из решений судов по вопросу оформления доверенности мы включили в Раздел третий Сборника.

Несмотря на «каучуковые» нормы законодательства по данному вопросу, здесь все-таки важно подчеркнуть, что удостоверение начальниками исправительных учреждений доверенности является не их правом, как они обычно искренне считают, а обязанностью, за невыполнение которой можно требовать привлечения их к ответственности, в зависимости от тяжести наступивших последствий.

Раздел четвертый настоящего Сборника мы решили посвятить тематике защиты субъектов оказания юридической помощи от противоправного вмешательства в их законную деятельность.

В этом Разделе мы публикуем судебные постановления по делу, в рамках которого правозащитник, а также защитник многих заключенных в рамках уголовных дел и материалов, Лариса Захарова (которая, помимо этого, является членом Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области) столкнулась с откровенным произволом со стороны заместителя начальника ГУФСИН России по Свердловской области Загайнова А.А. Последний, как установлено судами первой и апелляционной инстанций, грубо вмешался в ее деятельность по оказанию юридической помощи заключенным посредством принятия незаконного решения о блокировке ее SIM-карты, использовавшейся в работе, – на нее звонили заключенные, их родственники, адвокаты с сообщениями о фактах нарушения прав и просьбами в оказании юридической помощи.

Спасибо за уделенное время. Уверен, что данный Сборник судебных актов поможет вам в вашей адвокатской, правозащитной деятельности по оказанию юридической помощи заключенным, поспособствует повышению уровня знаний и навыков работы в области защиты прав тех, кто «за ключом».

 Роман Качанов,
председатель Межрегиональной общественной организации
«Межрегиональный центр прав человека».

Сборник судебных актов можно скачать здесь…