Категории | Блог

Могут ли люди, которых ежедневно бьют до потери сознания, а то и до смерти, желать наркотиков и интернета?

Допросилась вчера, 7 октября 2017 года, в суде по копейскому делу. С самого начала, конечно, я понимала, что, если уголовное дело возбудили, то доведут его до конца. Столь ли важно уже опрашивать нас, правозащитников и очевидцев тех событий уже далекого 2012 года, если суд, кажется, предпочитает верить следователям, которые в обвинительном заключении мотивом той самой акции протеста против пыток назвали желание заключенных получать наркотики, пользоваться телефонами и интернетом?!

Могут ли люди, которых ежедневно бьют до потери сознания, а то и до смерти, желать наркотиков и интернета? Возможно, могут, но только не на той стадии жизни за колючкой, когда страх за свою жизнь не дает уснуть, когда мужчины плачут перед женщинами так горько, что ты и сама потом не можешь успокоиться (перед нами рыдали взрослые мужики), когда уже не знаешь, что лучше — существовать в таком животном состоянии ужаса или тихо умереть…

Говорить тут о Боге, бумеранге и возмездии я не буду — вроде как непрофессионально, а вот о совести и о профессиональной чести — позволю себе. Судьи, сотрудники ГУФСИН, следователи и прокуроры — это, прежде всего, государство. С чисто моральной точки зрения тут «вась-вась» — уголовное преступление и некомпетентность. Вынести приговор несчастным заключенным за организацию и участие в массовых беспорядках — это вынести приговор, окончательный и не подлежащий обжалованию, для нашего государства и системам правоохранительной и правосудия, то есть и самим себе. 

Почему не понесли заслуженного наказания сотрудники колонии — настоящие провокаторы и катализаторы, те, кто бил, пытал, вымогал? 

Почему не понесли наказание СДиПовцы, верные их псы? Два условных приговора экс начальнику Механову — это ведь не только про общее понимание того, что система покрывает своих, но и конкретно про коррупцию, про, скорее всего, наличие, так называемого, общака, как в той квартирке у товарища Захарченко, про то, как не умеет государство признавать ошибки и преступления…

Прогнозы я лично давать не буду, но очень надеюсь, что ребята все до единого пойдут домой. Они ведь мученики. Все. 

На фото очередное доказательство бессовестной фабрикации — мол, бунт был организован с помощью мобильников, которые во время бунта кидали через забор, а все, кто там был, видели, что вдоль всего забора стояли ОМОНовцы и сотрудники спецназа ГУФСИН. И как им ни один телефон в голову не попал?!

Примечательно, что ни один телефон изъят не был, ни одного акта изъятия в деле нет, даже ни одного номера телефона нет, и биллинга нет…

Оксана Труфанова,
член ОНК Челябинской области III созыва

Поделиться в соц. сетях

0

12 комментариев по “Могут ли люди, которых ежедневно бьют до потери сознания, а то и до смерти, желать наркотиков и интернета?”

  1. Станислав:

    А чего удивительного в том, что «мученник», сидя в неволе, кроме того чтобы его перестали бить, мечтает о наркоте, бухле и шмарах?! По-моему общественный вред от вашей «правозащитной» деятельности очевиден, т.к. после вот таких организованных извне бунтов в зоне наверняка появляются и телефоны, и наркота. А значит труфановы должны быть признаны государством преступниками, ибо они «вась-вась» с ворами и госдепом. Тут и правда, Оксана, пора о боге задуматься.

  2. Эвелина:

    Станислав, похоже, что Вы расстроились и сопереживаете Вашим коллегам. Понимаю, есть повод — перекрыт неиссякаемый источник доходов работников администрации! Не избить теперь зеков с целью вымогания денежных средств с родственников, ни использовать сейчас этих зеков на производстве как рабов! Конечно Оксана государственный преступник и агент Госдепа! Лишила государственных служащих доходов! Ай -яй -яй!

    • Станислав:

      Эвелина, расскажите все это миллионам людей, ставших жертвами преступлений, совершенных теми, кто сидит в зоне. Или матерям, которые отдают последнее чтобы их близких не лишили здоровья в тюрьме, или все тем, чью родные совершили самоубийство, проиграв в карточной игре. Тем, кто пострадал от телефонных мошенников, сидящих за решеткой. Для вас, врагов русского народа, нет другого преступника, чем чиновник или полицейский. Но все злодеяния, о которых говорю я, и о которых вы сами упомянули, совершают, как правило, не госслужащие, а преступники, которым вы пособничаете.

  3. Эвелина:

    И что Вы предлагаете Станислав? Может сразу всех к стенке и все дела? Друг русского народа? Давайте начнём с мошенника Реймера и его подельников! Продолжим осужденными работниками администрации ИК 46 и из др. исправительных учреждений. Продолжим Тюмескими ФСБшниками и другими оборотнями в погонах, убивающих коммерсантов, отнимающих у коммерсантов бизнес,других полицейских и ФСБшников, которые отжимают бизнес путём возбуждения сфальсифицированных дел и т.п. и т.п. Главное их отличие от других преступников знаете в чём? В том, что государство доверило этим людям охранять государственные интересы, а они используют свои погоны против мирных граждан. Что-то, Станислав, не убедительны Ваши речи! Ограниченны Вашими интересами, а не интересами государства. А у государства интерес один (в идеале), чтобы законы применялись одинаково ко всем, без разницы, в том числе идля преступников в погонах, которых Вы с таким остервенением защищаете!

    • Станислав:

      Эвелина, отнюдь не защищаю Реймера и ему подобных. Для меня все те, кто предал свою Родину и службу, такие же преступники, как и матерые уголовники. Вы правы в одном, что наличие у человека погон, пожалуй, является отягчающим обстоятельством его злодеяния. Вот только Родину свою оборотни и вы предают по-разному. Они — совершая должностные преступления, а вы — мешая честным правоохранителям выполнять свой служебный долг.

  4. Эвелина:

    Я же не говорю обо всех правоохранителях. Если я в будущем встречу достойного полицейского или работника ФСИН, то уверяю Вас, я буду уважать такого человека. И при случае упоминать о нём, как о человеке, достойного уважения. И я хотела бы, как и другие правозащитники, чтобы таких людей в погонах становилось больше. Для этого мы и работаем!

  5. Антон:

    Станислав Здравствуйте!!!Я честно скажу- нашу власть не уважаю-это в целом,да конечно понимаю,что есть настоящие профи,которые в ладах со своей совестью и дай Бог таким Здоровья !!! Наш президент красавчик во внешней политике👍,но во внутренней ему тяжело,хотя видно пытается!!! А что мешает??? А Система!!! Где явное большинство ненасытных «Наркоманов» от власти(вседозволенность),от денег(взяточники) и просто Трусы,которые принимают решения,как выгодно этой Системе!!! В.В.Путин знает об этом ,просто он не может посадить большинство участников СИСТЕМЫ-это самоубийственно для Государства,поэтому он потихоньку «лечит»,а именно садит оборотней!!!Эвелина,кстати перечислила малую часть этого холодного Айсберга!!! Оборотни Задумайтесь про вас все известно!!! Расплата придёт рано или поздно!!! Станислав давайте видеть порядочных граждан по обе стороны баррикад,это поможет вывести нашу страну на новый уровень,а пока Увы приходиться делать такие сравнения!!!🇷🇺

  6. Эвелина:

    Антон — Вы попали точно в цель! Я надеюсь, что такое понимание в обозримом будущем придёт ко многим из наших соотечественников. Мы утопаем в «коррупционной грязи», а как известно по народной поговорке — «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих!»

  7. Станислав:

    Антон, а почему тогда вы не стоите на стороне правосудия в вопросах применения уголовного наказания. Возвращаясь к теме опубликованного поста, Труфанова стает на сторону бунтарей-уголовиков, оправдывает их, отрицает мотивы их преступления. Думаю, что даже наличие злоупотреблений со стороны тюремщиков не может быть оправданием для преступников, устраивающих бунт. Беда как раз в том, что «правозащитники» камуфлируют свои истинные антиобщественные цели борьбой с коррупцией или некой санкцией президента.
    И еще. Я не и стараюсь искать порядочных людей по разные стороны баррикад. Я сужу по целям и действиям людей, и в случаях с ОНК вижу коварство и опасность их деятельности.

  8. Эвелина:

    Станислав, в этой теме Оксана защищает слабую сторону конфликта. Администрация этого учреждения потеряла «реальность» в гонке за деньгами, позволяла себе мучить и эксплуатировать людей. Поэтому и получила на свою голову бунт осужденных. До бунта осужденных довела сама администрация. Это нормальная реакция замученных людей. А Вы бы Станислав как поступили, если бы над Вами издевались? Если Вы мазохист, то конечно это бы Вас устраивало, а если вы нормальный человек — взбунтовались бы однозначно. Вы мазохист, Станислав, или нормальный человек?

    • Станислав:

      Эвелина, никто вам не дает права оправдывать совершенное преступление. Будь я мазохист, или вы мазохист. Это ничего ровным счетом не меняет. Вы можете сказать, что этих людей еще до попадания за решетку на преступление толкнуло общество, в лагере — администрация. Тогда выходит, что все дозволено. Я стою на принципе dura lex, sed lex — закон суров, но он закон. И пусть это распространяется на взяточников в администрации, боритесь с ними. Но объявлять уголовников «мучениками», как позволяет себе ваша коллега, — позиция социально безответственного человека, как минимум.

  9. Эвелина:

    В заключение полемики, скажу Вам Станислав, что я полностью поддерживаю Оксану и не навязываю Вам своего мнения. Продолжайте сидеть на диване и возмущаться «распоясовшимися уголовниками». От этого никому ни холодно, ни жарко!

Trackbacks/Pingbacks


Оставьте ответ

Подписка на новости

Фотографии на flickr

Яндекс.Метрика