Бездействие Следственного комитета и прокуратуры приведет к трагическим последствиям в колонии Нижнего Тагила

0
38

К такому выводу я пришла после неоднократного посещения ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области в качестве члена Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области.

Как до того, так и впредь, мы продолжаем проверки исправительной колонии №5 города Нижний Тагил, откуда на волю продолжают просачиваться жалобы от осужденных на пытки и вымогательства со стороны некоторых сотрудников колонии, особенно много жалоб на заместителя начальника колонии по БиОР (безопасность и оперативная работа) Нурмагамедова. Ну вот такая «в ихней каталашке» оперативная работа.

На что жалуются осужденные — ставят на несколько часов в «звездочку»,  — это когда ноги на максимальной ширине, а сотрудники периодически пинают по ногам, чтобы ноги стояли ещё шире, бьют почкам, связывают скотчем, одевают мешок на голову и душат, снимают штаны и пугают сексуальным насилием, и другие не менее дикие и изощренные способы опер работы.

И что же хотят от осужденных крутые мужики-опера? Как говорят многие сидельцы, их заставляют признать вину, отказаться от адвокатов, от помощи ОНК, не писать жалобы.

Также продолжают поступать сведения от осужденных и их родственников о рабском труде, когда осужденных выводят на работу, они работают, расписываются в получении зарплаты, но ничего не получают. «Активисты»- осужденные не отстают от своих «учителей», вымогают разными способами денежные средства с родственников заключенных. Номера банковских карточек нами передавались в Следственный комитет, как и очень много фамилий обращающихся к нам осужденных из этой колонии, которая так невыгодно «прославляет» нашу область.

17 октября 2017 года троих членов ОНК Свердловской области — меня, Сергея Зыкова и Михаила Борисова в очередной раз не пустили в колонию. Скоро получим приказы о не допуске от врио начальника колонии, и дальше по плану.

По моему мнению, врио начальника ИК-5 Лебедев А.Ю. самоустраняется от руководства колонией. Во время разговора я обращаюсь к нему — отвечают опера, Нурмагамедов и Бервинов. Начинает говорить Лебедев, его перебивают опера. Задаю вопрос Лебедеву — почему так происходит? — обгоняя друг друга, отвечают опера. Пока не придут в кабинет к Лебедеву опера, он боится с нами общаться, без их присутствия словом обмолвиться с нами не может, согласовывает с операми каждый свой шаг. А однажды я, стоя в коридоре штаба, слышала, как он спрашивал у оперов разрешения, пускать членов ОНК в колонию или нет.

Много вопросов к такому горе-будущему руководителю.

Проверка колонии и контроль за ней заключаются не только в непосредственном ее посещении, есть и ряд других методов, которые я и буду использовать на всю катушку, особенно теперь.

Я, как общественный наблюдатель, намерена доказать свою правоту и образумить зарвавшихся оперов.

Ольга Вековшинина,
член ОНК Свердловской области 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here