Я больше не верю в совпадения!

1
1526

Случайность или убийство? Смерть адвоката Екатерины Селивановой по пути в ИК-37 Кемеровской области.

При попытке обеспечить защиту от пыток и унижений заключенным ИК-37 Кемеровской области 26 октября 2017 года погибла адвокат Селиванова (Вальтеева) Екатерина Александровна.

Убийства, пытки, изнасилования заключенных стали нормой работы ГУФСИН России по Кемеровской области. Даже арест начальника Кемеровского ГУФСИН Антонкина К.Г. в августе 2017 года по ч. 6 ст. 290 УК РФ ситуацию не изменил. Действия заступившего на его место И.о.начальника ГУФСИН Косаргина А.В. который с участием спецназа ГУФСИН лично объехал колонии области, лишь усугубили ситуацию, возведя эскалацию насилия на новую ранее не виданную высоту.
Косаргин А.В. объявил адвоката Екатерину Селиванову (Вальтееву) личным врагом. Так же в адрес Екатерины были угрозы от руководства СИЗО-4 и ИК-37. По данным фактам адвокат обращалась с заявлением в УФСБ по Кемеровской области. Однако меры безопасности приняты не были, к уголовной ответственности сотрудники УИС, угрожавшие адвокату, привлечены не были, что привело к печальным последствиям.

Фото с сайта vk.com/avto_42

26 октября 2017 по пути в ИК-37 автомобиль Екатерины столкнулся с бензовозом, адвокат погибла. При этом, исходя их повреждений на автомобиле адвоката (след от удара третьего автомобиля, отсутствующего на месте ДТП), скорее всего Екатерину убили, вытолкнув её «Тайоту» под многотонный бензовоз. К такому же выводу пришел и отец Екатерины – полковник милиции в отставке Вальтеев Александр Михайлович (в прошлом командир спецподразделения, прошедший множество «горячих точек», дважды удостоенный ордена «Мужества» и дважды медали «За отвагу»).


Фото с сайта vk.com/avto_42

Адвокат была похоронена на кладбище г. Прокопьевска Кемеровской области.

Однако, на этом все не закончилось. На девятый день после смерти, эти упыри разорили могилу, уничтожили крест, сломали насаждения, разрыв могилу (но по каким-то причинам не добравшись до гроба? где покоилась погибшая) покидали туда венки…

Не менее цинично, поступили и с подзащитными погибшего адвоката, подвергнувшихся пыткам и насилию. Им не только не обеспечили защиту и доступ к правосудию. Но к восторгу упивающихся своей безнаказанностью извращенцев в погонах, против пострадавших от пыток, за день до смерти адвоката, которая их защищала, возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос. Что стало, показательной расправой за попытку обратится в защиту своих прав и предостережением другим осужденным.


Екатерина Селиванова (Вальтеева) работала сразу по нескольким «пыточным» учреждениям: по СИЗО-4 г. Анжеро-Судженск, по ИК-37 п.г.т. Яя, а так же по убийству осужденного Сабянина в ИК-22 пос. Мозжуха.

В ИК-37 содержится муж Екатерины – Станислав Селиванов, сам ставший жертвой пыток сотрудников ИК-37
31 июля 2015 года Селиванов С.В. в силу незначительной причины (не достаточно быстро собирался в карцер) подвергся оскорблениям угрозам и был избит сотрудниками ФКУ ИК-37 пос. Яя Кемеровской области. Побои наносились руками и ногами. Осужденный получил телесные повреждения – гематомы, кровоподтёки в области спины, кровоподтёк, ссадину в височной области головы. Оперативный работник ИК-37 К., непосредственно избивавший осужденного, так же угрожал осуществить изнасилование осужденного в извращённой форме с применением резиновой дубинки. Администрация ФКУ ИК-37, под различными предлогами (отсутствие врача и проч.) уже несколько дней уклоняется от проведения мед. освидетельствования и не фиксирует полученные осужденным повреждения. Адвокату, посетившему осужденного Селиванова С.В., администрация ИК-37 воспрепятствовала возможности зафиксировать побои с помощью фотоаппарата.

В последствии, начальник ИК-37 допустивший данное бесчинство в отношении будущего мужа Екатерины был уволен.

Однако, при новом руководстве ИК-37 избиения и издевательства продолжились, о чем указали осужденные Булатов, Грибушин, Дубровин, Гибайдулин, Матвиенко и ряд других:
15.07.2016 года я, Матвиенко В.Е., был выведен с отряда № 5 в 5:30 утра сотрудниками ФКУИК-37, которые меня и других осужденных сопроводили до помещения ШИЗО.ПКТ., где закрыли в прогулочный дворик, где я и другие осужденные находились примерно до 16:00. Всё это время нам не давали воды, не водили в туалет, все это время мы слышали, как в самом помещении били и морально унижали осужденных, содержащихся в ШИЗО ПКТ, затем прогулочный дворик открыли дежурная смена ШИЗО-ПКТ с сотрудником в зеленом камуфляже и черной маске, которые меня и еще одного осужденного вывели и начали бить резиновыми дубинками с криками, чтобы мы бежали к входу ШИЗО, когда нас силой затащили в помещение ШИЗО нас поставили на растяжку и начали избивать дубинками, пытались эти дубинки засунуть в пятую точку. При этом всем кричали, чтобы мы писали заявления в Актив колонии, угрожали, что засунут в унитаз головой, чем цитирую: «Угонят в гарем петушатник». Одним словом, это не люди, а какие-то маньяки. В этом, так называемом, коридоре у входа в ШИЗО были люди в зеленом камуфляже и черных масках, при этом всём присутствовали м-р вн.сл. Овчаров Е.А., который периодически со своими друзьями с ИК ЛИУ-16 сотрудниками били по ребрам, по голове, душили, говорили, что утопят в унитазе, проснешься в попе с презервативом и т.к.д., то есть всяко – разно унижали наше достоинство. При этом всем также присутствовал м-р Толканов С.С., который кричал, что нам не жить, если мы не будем делать так, как им надо и нужно, затем нас по одному затаскивали в помещение силой, где проводится обыск. Там нас начали избивать другие сотрудники не из нашей колонии, раздели догола и начали заставлять отжиматься, приседать. При любой попытке возразить и спросить за что бьют сотрудники начинали с большей жестокостью избивать. После всего нас переодели в робу с маскировкой ШИЗО и затащили волоком в прогулочный дворик, откуда вывели, где мы пробыли до отбоя, после чего нас повели в само помещение, при этом подгоняли ударами дубинок и ударами ног, закрыли в камеру № 8, не выдавали матрацы, не постельного, на следующий день мы услышали, что с самого утра снова начали избивать осужденных, мне и осужденным, которые были со мной в камере пришлось вскрыть вены, так как очень боялись, что начнут опять избивать, издеваться.

По данным фактам были поданы заявления о возбуждении уголовного дела, а администрация ИК-37, обратилась с иском на 1 млн. рублей к Охотину С.В. требуя признать эту информацию недостоверной.

Суд отказал в удовлетворении иска ИК-37, но пытки в ИК-37 продолжились:
С 12.09.2017 в ФКУ ИК-37 Кемеровской области, при участии ВриО начальника ГУФСИН по Кемеровской области в и сопровождении спецотряда «Кедр», ряд заключенных подверглись пыткам и унижающему обращению . Итог: 12 человек вскрыли вены, некоторые из них избиты, к некотором применились либо пытались примениться действия насильственного сексуального характера, один осужденный (Федоров Антон) пытался повеситься, но его сняли из петли. Осужденный Красильников Михаил сообщил адвокату о том, что 12.09.2017 сотрудники ИК-37 Кемеровской области Овчаров (заместитель начальника), Толканов С.С. (начальник оперативной части) и Марков совершили в отношении него насильственные действия сексуального характера. Наступив ему ногой на голову, в то время как он лежал на полу, держа руки и ноги сняли с него штаны и засунули в анальное отверстие дубинку.

Так же, со слов осужденного Паникоровского И.А., которого посетила ИК-37 адвокат Екатерина Селиванова, его избивал заместитель начальника по оперативной работе Овчаров Е.А. и другие сотрудники. Паникоровский И.А. вскрыл вены и потерял сознание. После того, как осужденный очнулся, Овчаров Е.А. стал требовать подписание заявление о сотрудничестве с администрацией. Паникоровский И.А. отказался подписывать заявление. Овчаров Е.А. набрал емкость с какой-то жидкостью, пояснил, что это моча и облил осужденного. Паникоровский И.А. не подписывал заявление. Тогда сотрудники совместно с Овчаровым сняли с осужденного штаны и пытались засунуть ершик ему в анальное отверстие, после таких действий, во избежание изнасилования, Паникаровский И.А. все-таки подписал заявление. В беседе с адвокатом осужденный Паникоровский И.А. рассказал обо всем, дал разрешение на публикацию его фото, видео и информации о нем.

Так же были поданы заявления о возбуждении уголовного дела, при этом причастные к пыткам сотрудники ИК-37, пытались воспрепятствовать адвокатам, пытались уничтожать доказательства, угрожали применением силы и удерживая адвокатов насильно в колонии.

Адвокат Меньшикова Т.В. при оказании юридической помощи Красильникову М. зафиксировала его видео заявление. После того, как осужденного увели, сотрудники ИК-37 закрыли ее в кабинете. Начальник оперативной части Толканов выхватил из ее рук сотовый телефон и угрозами принудил удалить видео.

Адвокат Е. Селиванова в ходе конфидециального свидания с осуждённым, попыталась зафиксировать видеообращение, на котором очень настаивал сам осуждённый, оперативный сотрудник ворвался в комнату, нарушил конфиденциальность и препятствовал видеосъёмке. После Толканов С.С., высказывал намерения забрать у адвоката телефон, зажав девушку- адвоката в углу, затем увели осуждённого, прервали сведение. После чего Толканов, закрыл дверь и не выпускал адвоката с целью удаления видео. Адвокат позвонила, по телефону правозащитнику фонда в «Защиту прав заключённых», которая ожидала её около колонии. Она обратилась к прибывшим в колонию членам ОНК и адвоката выпустили из колонии. Видео удалось сохранить.

19.09.2017 Адвокату А. Куркину, при беседе с осужденным Ф. подвергшимся насилию и чудом выжившему после попытки самоубийства путем повешения, указанные сотрудники так же воспрепятствовали конфиденциальной встрече с осужденным и видеофиксации доказательств их преступлений.

Когда началась доследственная проверка, сотрудники администрации ИК-37, всячески препятствовали осуществлению действий следователя по сбору доказательств и проведению экспертиз, вмешиваясь в его работу, однако следователи даже не пытались препятствовать потенциальным подозреваемым, противодействовать расследованию преступления.
О недопустимости уничтожения доказательств и устранению препятствий расследованию неоднократно подавались заявления в Следственное Управление СК по Кемеровской области и Председателю СК РФ Бастрыкину. Та же указывалось о необходимости взять ситуацию под контроль. Увы, меры к обеспечению объективного расследования приняты не были.

сотрудник СК Ашурков М.М. и начальник ИК Ладан А.А. пгт. Яя, Кемеровской обл.
сотрудник СК Ашурков М.М. и прокурор Яйского района Кемеровской области, Толмачев А.Ю.

Более того со стороны территориального управления ФСИН и прокуратуры по надзору начался террор в отношении родственников пострадавших осужденных, на которых посыпались требования о явке в прокуратуру, угрозы привлечения к уголовной ответственности по ст. 306 и указания о необходимости сообщить путь, каким жалобы осужденных попадают к правозащитникам и родственникам (в ситуации, когда спец.отдел ИК препятствует реализации права осужденных на обращение с жалобами).

На такие действия надзирающих прокуроров, мной (уже не в первый раз) подана жалоба прокурору Кемеровской области Бухтоярову П.В.

Многих родственников и осужденных УИС и надзирающей прокуратуре удалось запугать. Абсолютная безнаказанность сотрудников УИС в Кемеровской области их плотные личные связи с прокуратурой, следственными отделами СК, и членами ОНК, делают их недосягаемыми для правосудия.
На Интернет- порталах стали появляться опровержения, в которых родственники отказываются от своих заявлений и просят извинения у начальников ИУ (Например извинения Бахматовой Е. перед ЛИУ-16 на Гулагу.нет).

Для ГУФСИН очень важно защитить свою привилегию на насилие, почему-то они решили, что государство им выдало лицензию на убийство. И убивать – это неотъемлемое свойство ГУФСИН.

Согласно выводам антрополога Джон Митани, несколько десятков лет исследовавшего поведение человекоподобных обезьян, свойство приматов убивать и калечить себе подобных, заложено природой. Исследования поведения человека (в том числе Эксперимент Милгрема) наглядно подтвердили, что данное свойство приматов способны проявлять большинство человеческих особей, если убрать социальные барьеры и иные сдерживающие факторы.

В настоящее время у достаточно большой прослойки живущих среди нас приматов, эти барьеры оказались разрушены, что привело к возникновению некой, объединенной одной профессией группы людей, которые распробовали вкус крови и получили положительное подкрепление этой модели поведения, так среди наших граждан появились человекообразные особи, представляющие исключительную опасность для окружающих. При этом в своей профессиональной группе, труд в которой был всегда сложным со значительным риском возникновения «побочных эффектов» в виде разрушения личности и девиантного поведения, количество таких особей стало преобладающим относительно остальной массы, до такой степени, что ни о каких «отдельных случаях» и «несистемных явлениях» говорить уже не приходиться.

Данная болезнь – болезнь всей системы ФСИН, болезнь опасная и неизлечимая. Палачи оказались очень востребованы к сегодняшнему дню. Их поведение оказалось весьма эффективным и получило одобрение и гарантии безопасности. Безопасность и безнаказанность – вот всё, что им требовалось.

Насилие в УИС было всегда, незаконные методы, как средство сохранить контроль, как способ предотвратить ещё большие беды и как эксцесс отдельных сотрудников, с явными садистскими наклонностями, всегда имели место быть. Но боялись, тогда ещё боялись… В советские времена, боялись расправы со стороны населения, простые рабочие парни в СССР имели большее представление о Свободе, чем современные манагеры, произвол со стороны милиции и тюремных властей, часто приводил к ответной реакции.

Если вспомнить историю:
— Летом 1948 года в Печорских лагерях тысячи заключённых-офицеров Советской Армии под руководством Мехтеева восстали и двинулись на Воркуту. В это же время выступили заключённые на стройках 501-503 (железная дорога Лабытнанги-Игарка) под руководством Воронина. В 1949-50 гг. произошли восстания на Колыме («Эльгенуголь»), Салехарде, Тайшете. В апреле 1951 года – в Краслаге. При этом было убито 64 человека. В январе 1952 года голодали 5 тысяч заключённых в Экибастузе. В том же году восстали заключённые в Коми АССР и в Красноярском крае. Руководил выступлением Ершов. В 1953 году поднялись каторжане Норильска, Воркуты, Караганды и вновь Колымы. Одним из самых крупных было восстание 13 тысяч заключённых в Кенгире под руководством Кузнецова. 42 дня держались восставшие. И требовали они лишь улучшения условий содержания и соблюдения советской конституции. Они даже заготовили транспаранты с лозунгами «Да здравствует Советская конституция!». Против них были брошены 3 тысячи солдат и танки.
— Не оставались без ответа превышения полномочий и на свободе: 11 июня 1957 года в г. Подольске было зафиксировано выступление 7 тысяч человек против органов милиции. 9 зачинщиков были осуждены. В январе 1961 года столкновения с милицией произошли в г. Краснодаре, затем в Бийске Алтайского края. В июне того же года — в Муроме, в июле – в Александровске (оба – во Владимирской области). 15 и 16 сентября 1961 года – беспорядки в г. Беслане в Северной Осетии. — В 1956 году восстали трудящиеся Новороссийска. Началось с конфликта народа с милицией, в результате тысячная толпа забросала камнями отделение милиции, взяла его штурмом и разгромила. вышибала Были попытки взять штурмом госбанк. При подавлении восстания убито несколько человек. -В октябре 1956 – народные беспорядки в Славянске. Народ возмущенный избиением задержанного в милиции, пытался захватить РОВД, были избиты многие милиционеры и партработники. — В 1963 г. народный бунт произошёл в Кривом Роге. Милиционер высадил из трамвая пьяного солдата и принялся его «успокаивать», на подмогу прибежали патрульные – тоже пьяные. Граждане, требовавшие привести солдата в чувство, были возмущены тем, как с ним обходится милиция. Не желая потерять в толпе солдата, «правоохранители» открыли огонь. Были ранены двое прохожих, но солдату не удалось убежать: его потащили в Дзержинское РОВД. По району мгновенно разошлась новость о том, что пьяные милиционеры бьют солдата и стреляют в людей. Вокруг РОВД на улице Революционной собралась внушительных размеров толпа (около 600 человек). Милиционера, с которого всё началось, повесили на пустыре – там, где сейчас находится криворожский горисполком. Бунтующие подожгли здание РОВД (поговаривают, что инициаторами поджога были затесавшиеся «рецидивисты»: в результате сгорел архив уголовных дел). Милиция открыла огонь на поражение.- В январе 1977 года беспорядки и противостояние органам милиции произошло в Новомосковске Тульской области. В октябре 1981 года – в Орджоникидзе Северо-Осетинской АССР.

Буквально до недавнего времени, встречая на улице кого либо из сотрудников УИС, с кем сталкивался в по ту сторону колючки, видеть можно было одно – суетливое поведение, бегающий взгляд, торопливая сбивчивая речь и глаза…, глаза полные тревоги… Тогда я не мог толком объяснить себе — почему человек так меняется, почему настолько отличается его поведение там и тут? Ведь я добрый и адекватный человек, без какой либо излишней кровожадности, так почему сотрудник боится?! – тем более, если лично мне он не сделал ничего плохого. Позже я понял – что боялись они «на всякий случай», просто не помнили кому, что когда сделали, ведь сотни, тысячи человек с кем приходилось «работать», плюс понимание неправильности своего поведения, тогда они осознавали, что насилие – это нехорошо и может привести к неблагоприятным последствиям, вот и поведение было каким то «собачим» — суетились в глаза заглядывали, разве что хвостом не виляли…

Теперь всё по другому. Очень по другому… Сотрудники, в беседах «с глазу на глаз» говорят, что им «развязали руки». Сейчас они уже не особо и скрывают факты насилия, а многие искренне считают, что это оправдано и полезно. И даже большая кровь и трупы их не останавливает. Насилие в тренде. Иной сотрудник, безопасник или оперативник, забивший непокорного заключенного или поручивший такую экзекуцию активу, сперва может и испытывал некие смешанные чувства, но получив поддержку, закрепляет эту модель поведения как единственно правильную (см. Эксперимент Милгрема), служба налаживается коллеги уважают, начальство одобряет, зеки бояться, что ещё надо? И вот, человек убивший раз, убивший второй (пусть не всегда своими руками), убеждается как это легко и приятно, а главное – СОВЕРШЕННО БЕЗОПАСНО! Ведь расследование ведётся исключительно в одном направлении и каких либо хлопот и неудобств для него лично не вызывает, ну разве, что рапорт написать, нет ни утомительных допросов, ни очных ставок, ни сырых застенков. Убил — написал рапорт – свободен. Зеки – расходный материал, списать проще простого, а он ценный сотрудник. И от количества крови не его руках его ценность повышается. Зеки ведь тоже очень тонко чувствуют, где сотрудники блефуют, а где пойдут до конца. И вот, когда перед ними такой убийца, наделённый полной властью над ними, неприкосновенный для закона и уже не раз отведавший крови, любые его требования законные и не очень будут выполняться. Не об этом ли подчинении мечтает любой, одевший фсиновские погоны, не это ли столь облегчает тяжелую неблагодарную службу?
Сейчас эти палачи очень и очень востребованы – хороших, безжалостных исполнителей берегут и лелеют, как породистых волкодавов. Власть, в преддверии обостряющейся политической борьбы, занявшись строительством нового ГУЛАГа, , отлично знает на кого сейчас нужно делать ставку — что бы политические и экономические оппоненты не вернулись из лагерей способными к противостоянию. Поэтому, вся система призванная обеспечивать законность – следователи, прокуроры, эксперты, когда речь идёт об увечьях и уничтожениях осужденных, лишь обслуга – подтирающая кровавые следы за ними. Исполнителям на местах дали однозначно понять – что жёсткие меры, унижения, пытки, а порой убийства непокорных – это одобряемое, угодное власти занятие. Вот от того, так воспаряли духом садисты в погонах, вот потому то и прокатилась по лагерям и тюрьмам (и набирает силу) волна насилия и унижений заключенных. Сейчас ОП РФ, выполняя заказ власти, устранила из ОНК последних правозащитников, освободив места лишения свободы от независимого общественного контроля. Чувство полной безнаказанности и полнейшая защищённость от возмездия, вот с какими ощущениями ходят сейчас сотрудники УИС участвующие в расправах над заключенными.

И это было бы ещё пол-беды. Эти, отведавшие кровь приматы, часто выходят за пределы лагерей, и ходят среди нормальных людей. Они представляют исключительную опасность для общества, для окружающих их людей, их нельзя вылечить, нельзя исправить – только лишь пожизненная полная изоляция от общества, может быть гарантией безопасности от этих особей.

Ясно, что они востребованы сейчас, и будут востребованы ещё какое-то время. При этом, им самим почему-то кажется, что такой порядок установился навсегда… Собственно это и есть их самая большая ошибка. Вне зависимости от того, что произойдёт в ближайшие годы, они будут утилизированы, при любом раскладе. Однако, утрата реального восприятия действительности не даёт им сейчас это осознать. Почему-то они считают (их умело в этом убедили), что изувечить или убить заключенного – это не равно убить человека на улице, они любят сравнивать себя с военными, защищающими страну от врагов (в данном случае от преступников), исправляющим и карающим механизмом. Но преступление не перестаёт быть преступлением лишь от того, что человек был убит не в сквере, а в камере ШИЗО или прогулочном дворике и в погонах был убийца или нет особого значения не имеет. И уж тем более некорректно сравнение с военными, задача которых уничтожать врагов, при этом редко когда с пленным врагом будут обращаться так, как эти особи обращаются с гражданами своей страны. Что ж, время всё расставит по своим местам.

При том, расследовать совершённые, пусть даже десять лет пройдёт, не составит особого труда. Если кто-то думает, что умело сфальсифицировал документы, экспертизы, акты, получил заключения проверок заинтересованных лиц – и всё в порядке, «концы в воду» тот глубоко ошибается. Изобличить эти примитивные схемы сокрытия преступления – не потребуется много ума и усилий. Отсутствие возбужденных уголовных дел – это не ваша заслуга, а линия на недопущение расследования, на самом деле всё раскрывается очень легко, и когда линия измениться, многим заплечных дел мастерам придётся поудивляться, как просто привязать их к преступлениям давно минувших дней.

Пусть сейчас наши действия совершенно не результативны, собранные нами сведенья и данные не удостаиваются проверки компетентных органов, пособничающих преступникам, доказательства утрачиваются и фальсифицируются, расследованию и обеспечению пострадавшим права на защиту чинятся препятствия. Мы будем продолжать. Будем продолжать не взирая на нагромождение лжи и фальсификаций со стороны ГУФСИН и прокуратуры. Не взирая на отсутствие ответов компетентных органов и помощи людей наделённых функциями контроля. Не взирая на предательство; отсутствие денег, людей и времени…

Смерть адвоката Екатерины Селивановой (Вальтеевой), сегодня является точкой невозврата, чертой, за которой всем стало ясно, что так больше продолжаться не может. Да раньше, в Кемеровской области, так же устраивали расправы над правозащитниками и адвокатами, защищающими права заключенных – избивали в ИК, скидывали с трассы, похищали с помощью спецназа ГУФСИН и вывозили в лес. При этом, несмотря на множественные случаи насилия и убийств заключенных, подтвержденных доказательно, ни одного сотрудника ИУ не привлечено к уголовной ответственности. Прокуратура и СК своим бездействием и покровительством взращивает утративших чувство реальности упырей, вурдалаков и некрофилов, которые просто напросто опасны, опасны для всех, а не только для заключенных, которых они убивают и насилуют.

Преступления, совершенные в отношении Красильникова М. и Паникоровского И.должны быть расследованы, виновные должны понести самое суровое наказание. Так же должны быть установлены виновники гибели адвоката Екатерины Селивановой (Вальтеевой). Со своей стороны я приложу все силы и средства, сделаю всё возможное и невозможное в рамках правового поля, что бы остановить силы зла, взращиваемые ГУФСИН Кемеровской области. Если правовыми средствами достичь результата не удастся, учитывая имеющуюся у меня информацию, позволяющую однозначно идентифицировать тварей утративших человеческий облик, и необходимость их изоляции от общества тем или иным образом, будут использованы любые эффективные средства, что бы насилие в ИУ Кемеровской области было остановлено, а виновные наказаны.

На данный момент найдены адвокаты, готовые продолжить работу Екатерины. Требуется:
1) Обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела по факту применения пыток и сексуального насилия к осужденным ИК-37.
2) Обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела по ст. 306 УК РФ возбужденного в отношении пострадавших осужденных, обратившихся с заявлениями в защиту своих прав.
3) Обеспечить безопасность осужденных обратившихся с заявлениями и свидетелей. Исключить возможность давления со стороны Кемеровского ГУФСИН и со стороны прокуратуры на них и их родственников.
4) Обеспечить привлечение к уголовной ответственности по ст. 299 УК РФ Заместителя руководителя Ижморского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Кемеровской области Типцова А.С., который привлек заведомо невиновных Красильникова М. и Паникоровского И к уголовной ответственности по ст. 306 УК.
5) Обеспечить расследование и установление виновных в гибели адвоката Екатерины Селивановой (Вальтеевой).
6) Обеспечить расследование и установление виновных, в совершении преступления ст. 244 УК РФ (надругательство над телами умерших и местами их захоронения), разоривших могилу Екатерины Селивановой (Вальтеевой).

Сергей Охотин,
руководитель регионального отделения ООД «За права человека» г.Кемерово

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Здравствуйте уважаемый Сергей.
    У меня сжалось сердце от прочитанного материала.
    Какая жестокость, произвол творится в России.
    Выражаю скорбь родным и близким по утрате адвоката Екатерины Селивановой.
    И вам выражаю глубокую признательнось за такой жуткий материал.
    И СЛАВА БОГУ, что есть продолжатели дела Екатерины.
    Храни вас ГОСПОДЬ и дай вам силы сопротивлятся ЗЛУ.
    Буду молится за ваше здоровье и заверщение провосудия.
    А чем я могла бы вам помочь?
    Татьяна Корниенко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here